ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Воспоминания о Викторе Платоновиче Некрасове

Симон и Давид Маркиши

Маркиш Шимон (Симон) Перецович (6 марта 1931, Баку — 5 декабря 2003, Женева) — переводчик, филолог, литературовед. Профессор Женевского университета (1974—1996).

Мать — Эстер Ефимовна Лазебникова-Маркиш и младший брат Давид Маркиш — литераторы.
Отец — известный еврейский поэт Перец Маркиш (1895—1952), расстрелянный по делу Еврейского антифашистского комитета.
Сестра — скульптор-керамист Ольга Рапай.

Выпускник классического отделения МГУ. Ученик С. И. Соболевского. Учёба на филологическом факультете была прервана ссылкой: отец Маркиша — известный еврейский поэт Перец Маркиш в августе 1952 был расстрелян по делу Еврейского антифашистского комитета. В январе 1953 года семья Переца Маркиша была арестована и этапирована в Казахстан (Кзыл-Орда).

После окончания ссылки и получения диплома работал переводчиком в Государственном издательстве художественной литературы (1956—1962).

В 1970 году переехал к семье жены в Венгрию. После получения приглашения преподавать на отделении славистики Женевского университета, проработал там 22 года, вплоть до пенсии (1996). Также вёл преподавательскую деятельность в США, исследовательскую работу в Венгрии (Collegium Budapest, 1999—2000) и Израиле (Институт Жаботинского).

В 1983 году защитил во Франции докторскую диссертацию на тему «Русско-еврейская литература». Автор ряда литературоведческих работ по истории русско-еврейской литературы. В 1990—1993 годах выпускал в Мюнхене «Еврейский журнал».

Являлся близким другом Иосифа Бродского. Профессор Женевского университета Жорж Нива отмечает, что именно Маркиш, которого сам Бродский называл гениальным, привел Бродского к античности.

Некоторые переводы и пересказы:
  • Апулей, Апология, Метаморфозы, Флориды. М. : Академия наук СССР. 1956 г. (перевод Апулея и Флориды, редакция перевода Метаморфоз);
  • Тит Ливий, Война с Ганнибалом, М. (пересказ);
  • Платон «Критий» и «Федон»;
  • Плутарх «Сравнительные жизнеописания».;
  • Слава далёких веков: Из Плутарха / С древнегреч. пересказал С. Маркиш. М. : Дет. лит., 1964;
  • Саллюстий «Заговор Катилины» и «Война с Югуртой»;
  • Эразм Роттердамский, Разговоры запросто. М. : Художественная литература, 1969.


  • Маркиш Давид Перецович (род. 24 сентября 1939, Москва) — писатель.

    Был сослан с матерью, сестрой и братом в Казахстан. В 1954 году вернулся в Москву из ссылки. Учился в Литературном институте им. Горького (1957—1962) и на Высших курсах сценаристов и режиссёров кино (1967—1968). В 1972 году репатриировался в Израиль. Участник войны Судного дня (1973). Живёт в Ор-Иегуде.

    Автор двух десятков книг, 8 из них вышли в переводе на иврит, 9 — на другие языки (в США, Англии, Германии, Франции, Швейцарии, Швеции и Бразилии).

    Лауреат израильских и зарубежных литературных премий. Председатель Союза русскоязычных писателей Израиля (1982—1985). Президент Ассоциации творческой интеллигенции Израиля (с 2000). Редактор газеты «24 часа» (1995—1998).

    Сочинения:
  • Пятеро у самого неба (1966);
  • трилогия о Симоне Ашкинази: Присказка, Tel Aviv, 1978 (роман о казахстанской ссылке); Чисто поле, 1978; Жизнь на пороге;;
  • Здесь и там (на иврите), Tel Aviv, 1978;
  • Вершина Утиной по­лянки, ж. «Двадцать два», № 12-14, 1980, отд. изд. под назв. «Петушок», Tel Aviv, 1986 (роман о советском поэте);
  • В тени боль­шого камня (на иврите 1982, на рус. яз. 1986) — роман о киргизском охотнике;
  • Шуты, Tel Aviv, 1983 (исторический роман об эпохе Петра Первого);
  • Пёс, Tel Aviv, 1984 (роман о русском эмигранте на Западе);
  • За мной, Tel Aviv, 1984;
  • Гранатовый колодец, Tel Aviv, 1986;
  • Донор, Tel Aviv, 1987;
  • Полюшко-поле, New York, 1988 (роман о Гражданской войне);
  • Быть как все. Роман // «Знамя», (1997);
  • Еврей Петра Великого, или Хроника из жизни прохожих людей. Роман. — СПб.: «Лимбус Пресс», (2001);
  • Белый круг. Роман. — Оренбург: Оренбургская книга, 2013;
  • Тубплиер. Роман.


  • Фильмография:
  • Подарок Сталину (2008) — в основу фильма легли личные воспоминания Давида Маркиша, в котором он сам исполнил роль пожилого Саши.




  • Виктор Некрасов и Симон Маркиш, Женева, март 1976




    Виктор Некрасов и Давид Маркиш, Израиль, май 1981


    «Из книги друзей — Виктору Некрасову»

    Журнал «Время и мы», № 98, 1987, стр. 212—224

    (Статья в .pdf)

    Около полутора лет назад группа друзей Виктора Платоновича Некрасова затеяла книгу — в честь его 75-летия (1986 г.). Сейчас, когда писателя среди нас уже нет, редакция «Время и мы» решила опубликовать некоторые тексты из этой книги, подготовленной к печати Ефимом Григорьевичем Эткиндом. Итак, «Из книги друзей — Виктору Некрасову».



    Обложка альбома, сделанного Ефимом Эткиндом к 75-летию ВПН.
    Фотография Виктора Кондырева

    Стр. 215—217

    Зависть

    Статья


    Ты знаешь нас неплохо, и даже хорошо — верных четверть века, если не больше. Знаешь, стало быть, что мы не завистливы от природы. Так оно и есть. Никому не завидуем: ни Горбачеву, ни Лимонову, ни даже Максимову. Но тебе — да!
    Завидуем твоему здоровью и молодости. Ведь и то, и другое — это, всего более, наше отношение к тому и другому. А ты просто не замечаешь хвороб и болячек, не считаешь лет. Плевал ты на них, стряхиваешь их, как пылинки с рукава. И вот ты — самый юный и самый здоровенный изо всей твоей (а отчасти и нашей) бражки по обе стороны стены.
    Завидуем твоему дару любить и будить любовь. (В конечном счете, это один-единый дар, не два: укажи-ка нам ненавистника или равнодушного, который внушал бы людям что-либо иное, кроме ответного равнодушия или ненависти!). Только произнесешь твое имя: «Вика...» — и все морды расплываются в нежнейшей и дурацкой улыбке. Да и произносить не надо: только представишь себе твои глаза и усы — и тут же лыбишься до мокроты в собственных глазах.
    Завидуем твоему неисчерпаемому интересу ко всему, чего ты еще не видел, не слыхал, не пробовал. Тут ты, поистине, право слово,—уникум! Кто еще, кроме тебя, во всей эмиграции способен лететь на край света и, с одинаковым энтузиазмом, зевать по сторонам на знакомых, почти как киевские, улицах Парижа или Женевы? Все остальные (и мы сами — не исключение) объелись чужеземными чудесами с уму непостижимою быстротой, один ты хранишь остроту любопытства и радость встречи.
    Завидуем твоей великой естественности. Любой и всякий хоть когда-нибудь, хоть в чем-нибудь, а вынужден притворяться, что-то вымучивать, выдавливать, выделывать. А ты — всегда ты, всегда равен самому себе. И талант твой такой же — абсолютно естественный (не бойся мы громких словес — сказали бы: божественно естественный). Ты никогда не насиловал себя, не понукал «своего верного вола» (по примеру Брюсова), не нудил перышка ни вперед, ни вспять, ты писал так, тогда и столько, как, когда и сколько желала того твоя душа. И оттого стал родоначальником, основоположником, светом в окне (или, вернее, во тьме) и что там еще принято говорить в подобных случаях.
    Нет, дорогой ты наш, не исчислить нам всех пунктов, по которым мы тебе завидуем!
    Впрочем, еще одно добавить придется — никуда не денешься.
    Завидуем твоей легкости духа, и тут не побоимся: божественной легкости. Она не имеет ничего общего с легкомыслием, она из той семьи, из того рода, к которому принадлежит бунинское «Легкое дыхание». Она из самых редких и самых драгоценных даров свыше, она фундамент и становой хребет твоего счастья, а ты — счастливчик, ты жил и живешь так счастливо, как один из миллионов, а может, и из миллиардов. Но она же — твой пропуск в самый закрытый из всех закрытых клубов, в клуб великих артистов. Пастернак в канун войны написал про дроздов:

            Они в неубранном бору
            Живут, как жить должны артисты.
            Я тоже с них пример беру.

    «Должны», «беру пример» — не то! Это как лысина: или есть, или нету. Домогаться бесполезно, так же, как бесполезно втирать в лысину всякую дрянь. У тебя — есть: от Бога, от судьбы, от природы, называй, как хочешь. И оттого ты артист — ив написанном, и в прожитом.
    Мы не просим у тебя прощения за нашу темную зависть. Чего уж тут. Но мрак нашей зависти чуть просветляется догадкою, что ведь и нам тоже кое-что обломилось, и мы тоже вроде бы чуть-чуть удачники. Потому что насколько беднее, скудннее, унылее мы жили бы, не будь в нашей жизни дружбы с тобой.
    Спасибо за нее — тебе и судьбе.

    Братья МАРКИШИ: Давка и Симок




    Дарственная надпись Виктора Некрасова для Давида Маркиша:
    «Дорогой мой Давид — читай и не очень печалься!
    В. Некрасов
    24/X 86»

    Из коллекции О. Я. Войтовича



  • Письмо Виктора Некрасова к Давиду Маркишу


  • 2014—2018 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter