ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

1 февраля 2001 года

Очерк

«Русская мысль», 19.02.1976 (№ 3091), С. 3




Считается, что русскому «Самиздату» не больше 15—20 лет. Неправда. Еще задолго до войны, лет 50 тому назад, а точнее в 1927—28 году, два киевских мальчика стали издавать газету. Называлась она «Радио» и датирована была 1979 годом. Вышло номеров 10—12, по четыре страницы в каждом.

Как же эти 16-тилетние мальчики (это был я и мой друг Яся) представляли себе жизнь через 50 лет? Сейчас, когда эти 50 лет миновали, могу сказать прямо — особой фантазии эти мальчики не обнаружили.

На Марс, правда, летали, но земная жизнь выглядела более, чем убого.

Основными событиями тех лет была, увы, по-прежнему, война. Воевали мы с англо-американцами, сокращенно «англо-амами». Фронт проходил в Аляске, в Европе военных действий не было. Фронтовые сводки снабжались фотографиями. А так как они вырезались из французского журнала "L'Illustration" за 1915—1916 г.г., можно представить себе уровень военной техники. Война шла позиционная — траншеи, пушки, гаубицы (все из Вердена). Были и зверства. Конечно, со стороны англо-амов. Война так и не кончилась, ее затмило другое, всех ошарашившее событие — убийство Председателя Совета Народных Комиссаров — Николая Вильямовича Синежукова, незабвенного Вильямыча. С первой страницы из траурной рамки глядел на нас весьма породистой внешности пожилой господин (мы не нашли ничего лучшего, как вырезать портрет лорда Грэя — на этот раз из английского журнала "The Graphic"), а остальные страницы были заполнены соболезнованиями глав государств, среди которых сохранился только один король, не помню уже какой, афганский падишах и абиссинский негус — негести Менелик III. Кто соболезновал из Китая, что более существенно, припомнить не могу. На этом номере мы выдохлись. Или просто начались каникулы, и мы уехали куда-то на юг.

Все так-то... Ни коллективизации, ни индустриализации, ни тем более Гулага. Впрочем, в те времена он не был еще так могуч, а об одной из первых ласточек его — Соловках, редакторы, если и слышали что-то, то никак не могли представить себе, да еще со своей убогой фантазией, до каких размеров эти Соловки разрастутся.

И вот теперь, через 50 лет мне предложено опять взглянуть в будущее, на этот раз в 2001 год...

И, о чудо!
Только я сел вчера вечером, когда ушли гости, за продолжение своей статьи, как пришла весьма встревоженная консьержка и сообщила дрожащим голосом, что некий человек в маске просил ее передать мне пакет. Говорил он с акцентом, у него была борода, вот все, что она успела заметить. Вот пакет.

Я его развернул. В нем оказалось 10 пачек русских папирос «Беломор», две пачки махорки и четыре воблы — сушеной рыбы, которая лучше всего идет под пиво.

Но главное не это. Все это было завернуто в газету «Правда» за... я не поверил своим глазам, за 1 февраля 2001 года. К сожалению, газета была разорвана, и сохранились только куски первой и последней страниц.

Четверть первой страницы была занята заголовком. Громоздкость его объяснялась тем, что слово «Правда» окружено было шестнадцатью орденами (сейчас их три), и среди них один особенно удививший меня — орден Георгия Победоносца, учрежденный, как выяснилось, вскоре после деканонизации этого святого католической церковью, а сам Георгий за победу над драконом был посмертно награжден пятью звездами Героя Советского Союза.

Итак, четверть страницы была занята заголовком. Справа под заголовком — большая фотография улыбающихся победителей в каком-то соревновании, а внизу — неменьшая — встречи на ясно-полянском космодроме делегации трудящихся Лунной Объединенной Космической Социалистической Федеративной Народно-демократической республики. Хозяева в собольих шапках и боярских кафтанах, гости в шлемах, отороченных каракулем и таких же каракулевых комбинезонах.

Из статьи, посвященной 15-летию этой республики, я узнал, что военные базы, организованные на Луне в 1985 г., объединены были в республику, а впоследствии к ней присоединились еще и несколько космических станций. Правда, со станциями этими произошло что-то неладное. Сначала их было десять, осталось же только шесть. В статье объяснялось это экономическими соображениями, но тут же опровергались сообщения западной прессы, «которая по своему обыкновению подняла истерический визг, утверждая, что четыре космических станции хотели, якобы, выйти из Федерации и были поэтому взорваны. Абсурдность этих утверждений ясна даже малому ребенку, махровым же антисоветчикам захотелось изобразить элементарный демонтаж станций, вызванный их нерентабельностью, в виде некоего бунта непокорных, поплатившихся за это своей жизнью и самостоятельностью. Ложь и клевета, высосанные из грязного пальца». Статья заканчивается перечислением успехов и достижений цветущей ЛОКСФН-Д Республики. В потоке словословий, которыми пестрила статья, я уловил все же некоторую, я бы сказал, грустную нотку — оказывается. Марсом завладели все же американцы, а советские десанты, высаженные в свое время на его спутниках, были американцами уничтожены. Понял я это из следующей несколько туманной фразы: «Человечество никогда не забудет героической обороны Фебоса и Демоса, имена беззаветных защитников которых навеки будут вписаны в летопись борьбы прогрессивного мира с мрачными силами империализма».

Но это дела все космические. Что же произошло, вернее, произойдет, в этот день на нашей грешной земле?

Первое, что я начал, конечно, искать, это сообщение о Китае. Выяснилось, что он обосновался на всем азиатском материке, не затронув только Японию, Арабские нефтяные княжества и Израиль. В результате этого граница Советского Союза с ним выросла до невиданных размеров, и в силу этого главной стройкой в СССР — «стройкой Мира» — было строительство «Стены Дружбы народов» от Владивостока до Батуми высотой 32 метра и толщиной в 7,5 метров. Через Каспийское море она проходила в виде какой-то силовой электромагнитной преграды, осуществление которой начисто прекратило судоходство и рыболовство в этом море. Такая же электромагнитная преграда сооружена и в районе горы Арарат, и очевидно, из чего-то непроницаемого для человеческого глаза, так что жители Еревана не могут увидеть гигантской, в 500 метров, фигуры кормчего Мао, воздвигнутой китайцами на этой горе.

Больше о Китае мне узнать ничего не удалось, кроме того, что в Африке его влияние сохранилось только в Заире и еще нескольких, не помню уже каких, республиках, которые все между собой воюют. Кто с кем, я так и не понял, понял только что вся Африка вот уже много лет охвачена непрекращающимся пожаром войн, и кому-то помогает СССР, кому-то Соединенные Штаты, а кому-то Китай.

Та же приблизительно картина и в Латинской Америке, где с переменным успехом захватывает власть то хунта, возглавляемая триумвиратом, состоящим из трех объявившихся откуда-то дочерей мадам Перон, то уругвайские анархисты, то Великая Амазонская республика, поддерживаемая Соединенными Штатами. Советский Союз до материка пока не добрался, но обосновал свои базы на острове Пасхи, переименованном в остров Ильича, и на острове Хуан-Фернандес, ставшем островом имени 75-летия Великой Октябрьской Социалистической Революции. Корабли с этих баз в Латино-американскую междоусобицу не вмешиваются и заняты, в основном, блокадой троцкистской Огненной Истинно-Марксистской Республики на острове Огненная Земля.

Ну, а как же Европа, многострадальная наша Европа? Оказывается, все то же. Италия третий год никак не может сформировать правительство. Одно время коммунисты набрали силы, но потом потеряли половину своих голосов, после того, как возглавив однажды правительство, довели страну до того, что начисто исчезли апельсины, а спагетти и вино стали выдавать по корточкам. Во Франции все эти годы все шло более или менее нормально — время от времени бастовало метро, как-то даже три месяца не работало и только после того, как число умерших от отравления бензиновыми парами достигло устрашающей цифры 120 человек в день, опять начало функционировать. Потом полгода не работала почта, два месяца телефон, наконец забастоволл компьютеры, и тут взыграли вдруг студенты. Объединившись с корсиканскими сепаратистами, объявили Свободную Фригийскую Республику со столицей в Сен-Тропезе, но просуществовали недолго, т.к. французское правительство выдавало визы на въезд в эту республику только мужчинам, а также и женщинам старше 70-ти лет. Республика сама собой распалась.

Сейчас, в 2001 году, во Франции существовала 15-я Республика и президентом ее был в высшей степени галантный, обворожительный гасконец, фамилию которого никак не выговорю, много «де» и «д'», но повидимому один из потомков д'Артаньяна, так как в прошлом был троекратным олимпийским чемпионом по фехтованию.

В Англии долгое время благополучно царствовала престарелая королева Елизавета II (она побила даже рекорд Виктории), когда же, ко всеобщему горю англичан, перешла в лучший из миров, наследник ее Чарльз во время коронации в Вестминстерском Аббатстве, сняв со своей головы корону, во всеуслышание и по всем телевизионным каналам провозгласил: «Все это мне надоело! С сегодняшнего дня Англия объявляется республикой, Шотландия может делать, что ей заблагорассудится, а я уезжаю в кругосветное плавание»... Чем все это закончилось, увы, не знаю.

Что же касается социалистического лагеря, я понял, что он после кончины маршала Тито попытался увеличиться еще на одну республику, но из этой затеи ничего не вышло — по-прежнему строптивая Румыния отказалась пропустить войска, Варшавский пакт распался, а в самой Югославии, оставшейся коммунистической, сербы и хорваты до сих пор не могут решить, кто ж из них лучше. О других странах так называемой Восточной Европы из этого номера «Правды», к сожалению, мне узнать ничего не удалось.

Ну, и, наконец, Америка, Соединенные Штаты. Все богатеет. А Нью-Йорк опустел. В конце семидесятых годов объявил себя банкротом, жители разъехались на своих машинах кто куда, Конгресс объявил город музеем, но и на это средств не хватает. Бродвей и 5-я Авеню заросли травой, резвятся дикие кролики, Эмпайрстэтс-билдинг продали на лом, а две башни Торгового центра до сих пор никак не продадут с аукциона. И только здание Объединенных наций живет своей обычной жизнью — голосуют уже в ней более тысячи государств, но толку от этого столько же, сколько и 25 лет назад. Кто в Америке к этому времени стал президентом — то ли негр, то ли пуэрто-риканец — из этого номера «Правды» я так и не понял.

Зато из последней, восьмой, страницы газеты (наконец-то на девяностом году своего существования «Правда» стала выходить не на шести, а на восьми страницах) я понял, что Киевская футбольная команда «Динамо» по-прежнему чемпион мира (мое сердце киевлянина возрадовалось), зато, обнаружив на второй странице письмо трехсот академиков и 255 писателей, озаглавленное «Предателя — на виселицу!» оно радоваться перестало. Из письма этого я узнал, что некий прохвость и невежда, по чьему-то недосмотру получивший звание академика, пользуясь, по-видимому, недоброкачественными компьютерами, попытался с цифрами в руках доказать, что «Стена Дружбы Народов», мол, обходится государству в копеечку, и что на эти деньги можно было бы построить сколько-то там школ и больниц. Захлебывающиеся от справедливого гнева академики и писатели в ответ на позорные, недостойные действия и подсчеты своего бывшего собрата, единодушно решили отправить своих детей и внуков в помощь героическим строителям «Стены Дружбы», а писатели к тому же призывают своих коллег еще радостнее, еще звончей воспеть их самозабвенный, беззаветный труд в своих романах, песнях, поэмах и ораториях. А композитор К. и либреттист Ф. в дополнительном письме обязуются к 7 ноября 2001 года закончить оркестровку оперы в актах «Стена и виселица».

Да, я еще не упомянул о передовице. Называлась она «Экономия — лозунг побеждающего коммунизма». Из общих, победных и в то же время где-то недоговоренных фраз ее я понял, что прошлым летом страну постиг недород (малое количество дождей на Украине, Кубани, Центрально-Черноземной области, в Западной и Восточной Сибири) и вследствие этого рекомендуется населению меньше употреблять хлеба, тем более, что советская медицина установила, что хлеб и прочие мучные изделия противопоказаны человеческому организму, зато в высшей степени питательные вещества обнаружены в сырой, непереваренной воде, которой усиленно и предлагается пользоваться. И вслед за этим приводятся строки из удостоенной Ленинской Премии поэмы Народного поэта такого-то «Животворные каскады».

Вот что мне удалось почерпнуть из этих нескольких, кое-где порванных, страниц газеты «Правда».

Что ж можно по поводу всего этого сказать? Хорошо или плохо? По-моему хорошо. Водородной бомбы так никто и не бросил — а это, пожалуй, главное. О росте и сокращении Гулага в «Правде», конечно же не прочтешь. Что же касается культуры, литературы и прочих второстепенных вещей, буду ждать — авось бородатый человек в маске опять принесет мне «Беломор» и на этот раз завернет его в «Литературную газету».

2014—2018 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter