ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

Двадцать пять лет театру «Современник»

Статья для радиопередачи

22 августа 1981 г.

Театру «Современник» в этом году минет 25 лет. Собственно говоря, официальное открытие театра произошло в 1957 году, но сами актеры, трупа, да и все поклонники театра, а их не счесть, годом рождения считают 56-й. Двадцать пять лет — возраст хороший. Юность прошла, взрослость с её практичностью и скептицизмом еще не настала. Седины нет, лысина еще не намечается, живот поджарый. Это у человека. А у театра? Труппа «Современника» сложилась, в основном, из выпускников школы-студии при МХАТе, носившей имя Немировича-Данченко. Что может быть лучше и перспективней! Все молоды, полны энергии, верят в Театр с большой буквы, в свои силы и возможности, учились у лучших в мире мастеров, в свою очередь, воспитанных самим Станиславским.

Возглавлял эту группу энтузиастов и идеалистов Олег Ефремов. Ему тридцать лет, он еще не «Народный», но талантлив, культуре, энергичен. Впрочем, все эти качества у большинства актеров. Театр-студия это значит поиски, война с рутиной, штампом, стремление к новому, животрепещущему.

Немного истории. Первая студия МХАТа родилась в 1913 году под эгидой самого Станиславского и Сулержицкого. В 1924 году превратилась в МХАТ Второй. Судьба его печальна. В 1936 году театр был назван «так называемым» и разогнан… Вторая студия, появившаяся на свет в 1916 году и давшая миру таких корифеев как Тарасова, Андровская, Еланская, Хмелев, Яншин в 1924 году влилась в основную труппу МХАТа. В 1921 году Вахтанговым была создана Третья студия МХАТа, открывшая нечто новое в театральном искусстве своей «Принцессой Турандот». Сейчас это Академический, набитый народными и заслуженными артистами театр. Была еще Четвертая студия, превратившаяся позднее в «Реалистический театр» и существует еще до сих пор Музыкальный театр имени Немировича-Данченко, тоже родившийся из студии МХАТа.

Судя по всему, и в этих четырех случаях все начиналось с энтузиазма. Но МХАТ Второй, дожив до своего 25-летия, постепенно стал разваливаться – ушли из театра Алексей Дикий и Михаил Чехов, потом его прикрыли… Вторая студия просуществовала только восемь лет. Третья дотянула до солидных шестидесяти лет, сохранив только имя своего создателя Вахтангова, который до сих пор, надо полагать, ворочается в своем гробу. Судьба четвертой студии мне неизвестна.

На этом закончим исторический экскурс и вернемся к юбиляру.

В Москве сейчас есть только три театра, на которые нельзя достать билеты. И это, увы, ни МХАТ, ни Малый и даже ни Большой (театр, в основном, для интуристов), а Таганка, Малая Бронная и «Современник».

С «Современником», с его актерами познакомился я в год его рождения. И всё мне в нём понравилось. И спектакль, «Вечно живые», и «В поисках радости» того же Розова, и «Старшая сестра» Володина, и сами актеры, весёлые, умные, талантливые, и Олег Ефремов, непонятно, где находящий время для всего – спектаклей, репетиций, чтения пьес, хождения в ЦК, ежевечерних возлияний и ночных споров. Покоряла и сама атмосфера театра. Никаких званий, все равны, даже в буфете обслуживают сами актеры.

В свое время, когда я заканчивал студию при киевском Театре русской драмы, мы тоже мечтали о собственном театре. На какие деньги, в каком помещении — нас это не интересовало, но роли уже распределялись, репертуар составлялся. Никаких Корнейчуков и ему подобных! Только первый сорт! Для начала, с моим другом Иончиком Локштановым предложили свою собственную пьесу, называлась она загадочно «Мирулиус лакримум» что значит «домовой грибок». Этот самый грибок разъедал одного из героев нашей пьесы. Планам нашим, конечно, не суждено было осуществиться. Может быть даже к лучшему. Люди постарше и поопытнее с улыбкой слушали наши восторженные речи и иронически замечали: «О, дети, дети! Приятно на вас смотреть, и слушать вас приятно. Но пройдет время, все вы переженитесь, пойдут детишки, потом начнутся разводы, смена жён, аборты, халтура на стороне и театр ваш тихо и незаметно займет положенное ему место в ряду других забот. Дело даже не в склоках и всяких там подсиживаний, без этого театр не театр, но…» Да, все мы были идеалистами, жизнь для святого искусства и всё только с большой буквы, но теперь, видите, только и думаешь, когда получка…

За двадцать пять лет, что существует «Современник», многое, что в мире произошло. И в мире, и в стране, и в искусстве с большой и малой буквы. Убрали Хрущева, ушла Фурцева, ушли на покой (и на тот свет) и большинство МХАТовских стариков, в «Современнике» переженились кто на ком, блеск в глазах несколько поугас, появились и седины, и лысины, и довольно солидные брюшка. У Олега Табакова в «Обломове», например, появился. А был ведь стройненьким и тоненьким, когда я его знал. Появились и звания, ордена, лауреатские значки. Ушёл из театра уже не тридцати, а пятидесятипятилетний Олег Ефремов, душа и вдохновитель (командует теперь МХАТом с переменным успехом), ушёл Евстигнеев, Козаков… Москва реконструируется, снесли старое здание на Садовой рядом с гостиницей «Пекин», тесное, неудобное, но такое привычное и уютное… И перебрался театр в бывшее кино «Колизей», возле Чистых прудов.

И что же, лучше или хуже стал? Не хуже, и не лучше, просто, что-то другое. У актеров отточилось мастерство, влилась в труппу подросшая молодёжь, появились новые авторы, Софроновых как не подпускали, так и до сих пор не подпускают на порог, билеты, как и прежде, достать почти невозможно. Впрочем… Хотел сказать «но», но не хочу говорить «но». Назовите мне театр, рожденный молодостью и энтузиазмом, который сохранил бы и то, и другое хотя бы на эти самые двадцать пять лет. Московский Общедоступный Художественный театр, родившийся 84 года тому назад в историческую ночь в ресторане «Славянский базар», где впервые встретились Станиславский и Немирович-Данченко, превратился он в Государственный Академический имени Горького ордена Ленина и еще каких-то орденов театр, билеты в который можно достать сейчас без всякой очереди. А ведь когда-то стояли ночами… Ну какой еще? А ведь были театры в нашей стране. Мейерхольда — разогнали, а самого посадили, жену Зинаиду Райх убили. МХАТ Второй – прихлопнули, Еврейский (ГОСЕТ) не только разогнали, но и с Михоэлсом расправились, убили. Ленинградский театр комедии после смерти Акимова потерял свое лицо, с украинским «Березилем» тоже покончили, сослав предварительно в лагерь его организатора Леся Курбаса…

Вот и осталось на всю страну, на 260 миллионов три театра — Таганка с Любимовым, на Малой Бронной с Эфросом и «Современник», где на смену Ефремову пришла Галина Волчек.

Что ж, пожелаем ему успеха, без всяких задних мыслей. Быть хорошим театром, пусть без прежнего молодого задора и с неким привкусом скептицизма зрелости. Быть таким театром в нашей стране как «Современник» дело нелегкое, знаем… И поздравляем от всего сердца, от всей души!



  • Виктор Некрасов «Четвертый»


  • 2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter