ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

80-летие Образцова, Чиркова, Хмелева

Cтатья для радиопередачи

26 июля 1981 г.

В начале века шли оживленные споры – что считать началом века. 1900-й или 1901-й год. Так и не договорились. Мы же считаем, что 1901-й, и в связи с этим хотим отметить три юбилея – трех больших художников, открывших этот более чем нелегкий век. Сергей Образцов, Борис Чирков и Николай Хмелев. Для моего поколения эти люди что-то да значили.

Все трое встретили семнадцатый год полудетьми, шестнадцати лет. Все торе видели еще живого жандарма, росли и возмужали при советской власти. И со временем внесли, как говорится, свой вклад в развитие советского, как пишут во всех газетах и статьях, а мы скажем — русского искусства. Все трое отмечены наградами — Сталинскими и Государственными премиями. И ни репрессиям, ни каким-нибудь другим видимым преследованиям не подвергались. Хмелев умер еще молодым, сорока пяти лет. Двое других, слава Богу, ныне здравствуют.

Отметим же и мы этот тройственный юбилей.

Начнем по алфавиту. Сергей Владимирович Образцов. Сын знаменитого академика-железнодорожника. Учился он живописи во ВХУТЕМАСе, потом был актером в театре Немировича-Данченко и во Втором МХАТе, а когда тот разогнали, переключился на кукол, которыми и раньше увлекался. Они-то, куклы, его и прославили. Думаю, не будет преувеличением, если мы скажем, что театр Образцова лучший в мире кукольный театр. Я, к стыду своему, видел только один спектакль — «Необыкновенный концерт», и ушел с него потрясенный. Давно так не хохотал. Кстати, спектакль сначала назывался «Обыкновенный концерт», но наверху посчитали, что это звучит очернительно по адресу советской эстрады и велели заменить. Хуже от этого он не стал, но определенная острота пропала. Не знаю почему, но Большая Советская энциклопедия пишет об Образцове только как о театральном деятеле, актере и режиссере. А он еще и писатель, и интересный к тому же писатель. О нем Корней Иванович Чуковский написал в своей рекомендации в Союз писателей: «Я поставил бы себя в самое смешное положение, если б вздумал рекомендовать в наш Союз такого замечательного писателя. Как Сергей Владимирович Образцов. Ни в чьих рекомендациях он не нуждается.». И дальше расхваливает на все корки. И есть за что. Книги Образцова «Театр китайского народа», «Моя профессия», «Что я видел в Лондоне» умные, интересные, талантливые книги. Но театр его еще лучше, еще талантливей, еще интереснее. По секрету скажем — хотя Сергей Владимирович отмечен многочисленными наградами, вплоть до Героя Социалистического труда, в партии он не состоит. Бывает.

Николай Павлович Хмелев, как сказано в той же Большой Советской энциклопедии, ярчайший представитель метода соцреализма, и относится к плеяде мастеров, принесших советскому театру мировую славу. Второе — без сомнения, насчет первого — не уверен. Таланта человек, конечно, огромного и творческой амплитуды тоже. Я видел его во многих ролях. Тузенбах в «Трех сестрах», Каренин, царь Федор, князь К. в «Дядюшкином сне» Достоевского. Везде он разный, но узнаваемый. Венцом его творчества был, конечно же, Алексей Турбин из «Дней Турбиных». Думаю, что никто и никогда не достигнет тех высот, которых он достиг в этом лучшем после революции спектакле МХАТа. Может, именно поэтому и смотрел его Сталин, семнадцать раз. Как человек он был занятой, ничего не скажешь. Для того, чтобы переубивать всех соратников и пересажать полстраны, требуется время. А вот, для «Тубриных», находил. Хмелев никогда не воевал, но умер как солдат, в бою. Умер во время исполнения роли царя Федора. Говорят, между прочим, что и Добронравов, игравший Федора после Хмелева, умер тоже на сцене. Хмелев был не только актером, но и режиссером. В 1933 году создал собственную студию. В 37-м она влилась в театр имени Ермоловой, которым он руководил, не расставаясь как актер с Художественным театром до самой своей смерти. С его уходом русский театр осиротел. А «Дни Турбиных» — подавно.

Если вы меня спросите, какой из советских фильмов я больше всего люблю, я отвечу не задумываясь — «Юность Максима». Мы были молоды, нам не было еще двадцати пяти лет, когда фильм вышел на экраны. И он покорил нас. Не могу сказать, что очень волновала нас революционная тематика или романтика, но образ самого Максима, простого питерского мальчишки, становящегося революционером, нас пленил. Играл его Борис Чирков. И что бы он дальше не играл (он и в кино, и в театре играл много, вплоть до Распутина «В заговоре императрицы»), для нас, для моего поколения он на всю жизнь остался все тем же озорным, обаятельным, веселым, смелым, предприимчивым Максимом. И как ни странно, нам тогда не так уж важна была жизненная правда. Бог его знает, так ли все было на самом деле в далеком 1910 году, но мы, воспитанные в кино на подвигах и героизме Дугласа Фербанкса в «Багдадском воре» и в «Знаке Зорро», с восторгом встретили приняли своего, молодого, советского, такого лихого и находчивого героя Максима Чиркова. И пели вслед за ним на всех своих вечеринках «Крутится-вертится шар голубой, крутится-вертится над головой, крутится-вертится, хочет упасть, кавалер барышню хочет украсть»!

Вслед за «Юностью Максима» в 1937 году вышло «Возвращение Максима», а в 1939 году — «Выборгская сторона». И в том, и в другом прекрасные актеры – Жаров, Тарханов, Штраух, Панин, все тот же Чирков, и музыка все того же Шостаковича, и жаровская игра в биллиард запомнилась нам на всю жизнь, но это было уже не то… И товарищ Сталин с Владимиром Ильичом появились, и Свердлов, и Учредительное собрание разгоняют (есть чем гордиться!), да и годы уже стали не те, посложнее, и мы повзрослели, кое в чем стали уже разбираться. Но тот Максим, юности своей, с глазами со всегда смеющимися щелочками, в подпоясанной косовороточке остался с нам навсегда.

Сейчас Максиму, вернее Борису Петровичу Чиркову — 80 лет. А вот дожил бы сам Максим до этого возраста? Ох, боюсь, что в том же самом году, 1937, когда Козинцев и Трауберг снимали вторую серию «Возвращения», милый наш Максим не возвращался, а наоборот, отправлялся бы в далекие, холодные края. И вот о том, как он там лес валил, или уголек рубал, золотишко добывал и, если жив остался, как и куда вернулся, вот об этом-то возвращении Максима можно было бы и четвертую серию поставить.

Будь мы Польша, и будь у нас свой Анджей Вайда, был бы у нас свой «Железный человек». Может быть, даже и из иридиевой стали…

Образцов, Хмелев, Чирков — три артиста, три больших художника. Один ушел от нас так рано, в расцвете сил и таланта, сколько бы ролей еще сыграл Николай Павлович Хмелев. Борису Петровичу Чиркову, очевидно, на днях вручили или вручат четвертый орден Ленина, и друзья будут его поздравлять, а он благодарить партию и правительство, ну, что поделаешь, так положено… А Сергей Васильевич Образцов свой юбилей уже отпраздновал. Недавно. В беседе с корреспондентом он сказал: «Я прожил большую жизнь и умирать не собираюсь. Слово «будет» живёт во мне по-прежнему. Впереди новые спектакли, новые статьи, и книги, и кинофильмы.»

Что ж, Бог в помощь, как говорили в старину. Вот только если б он, подобно Михаилу Ромму, поставившему «Обыкновенный фашизм», и памятуя свой собственный «Обыкновенный концерт», поставил бы обозрение «Обыкновенный коммунизм», человечество бы его никогда не забыло. Пусть бы оно даже называлось «Необыкновенный коммунизм».

2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter