ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

90-летие со дня рождения
Матвея Генриховича Манизера

Статья для радиопередачи

30 марта 1981 г.

Отмечая эту дату, задаешь себе в первую очередь вопрос «А что такое советский скульптор? Что от него требуют? И как он эти требования выполняет?». Требуется, в первую очередь, чтоб было похоже. И второе, не менее важное, чтоб куда-то звало, желательно, в светлое будущее. Венцом соответствия этим требованиям, правильного ответа на них, считается, в советском искусствоведении, на весь мир прославленная группа Веры Мухиной «Рабочий и колхозница». Когда-то эта сверхдинамичная пара завершала собой советский павильон на Парижской выставки 1937 года. Сейчас стоит перед входом в ВДНХ в Москве. В просторечии называется «чучелА». — Вы у чучелов сходите? — спрашивают в троллейбусе. Но, создав этот, считающийся классическим, образец советской скульптуры, в творчестве своем (все-таки ученица Бурделя) Мухина не везде и не всегда отвечала тому, что требовалось.

Манизер — всегда и везде! Москвичи его хорошо знают. Главным образом, по станции метро «Площадь Революции». Согнутые в три погибели фигуры, украшающие эту станцию — работница, колхозница, герой гражданской войны — знают и помнят все. — Значит, завтра, в восемь у бабы с курами, — слышал я как-то в метро фразу, брошенную своей девушке. И другой диалог, тоже подслушанный:
— Почему они такие придавленные, все эти ребята, площадь же все-таки Революции? — Потому и придавленные, что Революции.

Чем же, кроме этих скульптур, прославился Манизер? Тем же, чем не менее знаменитый, чем он, а может даже и больше, Томский, отпраздновавший в прошлом году свое 80-летие. Или покойный уже Меркуров, в свое время самый почитаемый.

Вся эта плеяда монументалистов умела попадать в точку. Иными словами, потакать вкусам начальства. В первую очередь, товарищу Сталину. Сразу же признаюсь, сейчас мне даже трудно, да еще и на расстоянии, разобрать, какой из Сталиных, какой из Лениных принадлежит резцу кого из этой тройки. Со Сталиным особенно сложно. Думаю, что в этой области обскакал все-таки всех Меркуров. Скульптурные портреты вождя, как это называлось тогда, на канале Москва-Волга, Волга-Дон, на Сельскохозяйственной выставке и так и не поставленный или, забыл уже, снятый с грандиозного постамента в Ереване, принадлежат его, Меркурова, резцу.

Зато скромный бюстик на могиле Сталина, у Кремлевской стены, принадлежит Томскому. Меркуров к тому времени уже умер, а то не дал бы… При особом желании установить авторство всех этих памятников трудно, но все же можно. Хотя все они уже превратились в утиль, кроме одного, в городе Гори. Кто его автор, узнать мне так и не удалось. В маленьком буклетике, который я купил там в 1973 году, не только об авторе не сказано, но с самого памятника нет. И ни одной открытки в киоске не было, зато у всех сапожников и таксистов и в Гори, и в Тбилиси портретов вождя и учителя сколько угодно. Прекрасная тема для будущего историка…

Но вернемся все-таки к Манизеру, юбилей сегодня все-таки его празднуют. Харьковчане его хорошо знают и даже хвастаются: это манизеровский Шевченко стоит в центре города, в окружении героев своих произведений. И киевский Шевченко, против университета — тоже его. Но без героев, что кое-кого из киевлян огорчает. А жители Ульяновска, бывшего Симбирска, вот уж сорок лет любуются Лениным, в накинутом на плечи пальто, тоже работы Манизера. Дважды присуждали ему Сталинскую премию, за этого самого Ленина и за Зою Космодемьянскую. И орденом Ленина тоже наградили. Но до Меркурова – трижды лауреата, в основном, за Сталина, и Томского — пять Сталинских и Ленинских премий, ему все же далеко.

Слышу вопрос, вполне естественный — почему отмечая юбилей Манизера, я так старательно упираю на параллели? Да потому что все эти, отмеченные наградами скульпторы (Мухина в меньшей степени), все они на одно лицо. Юбилей сегодняшний только предлог. Все они одного поколения, все они появились на свет в конце прошлого века — ко дню Октябрьской революции, все были более или менее сформировавшимися художниками, и все с готовностью приняли новую, предложенную им форму. И кроме славы, вполне условной, избранный ими путь принес и деньги, и высокие посты — председателей, президентов, вице-президентов, депутатов. След же, оставленный ими в русском искусстве, более или менее ничтожный.

Искусство же русское будет гордиться все же не ими, а Мартосом, Шубиным, Антокольским, Трубецким, Коненковым, Голубкиной, Эрзёй. Для них искусство было выше орденов и постов.

2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter