ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
Письма
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

Доклад Хрущева на ХХ съезде КПСС

Статья для радиопередачи

28 апреля 1986 г.

Подумать только, доклад, который вверх тормашками перевернул весь мир, нигде и никогда не был официально напечатан! Произнесен он был Хрущевым в ночь 24-го на 25-го февраля 1956 года, но в «Правде» от 26 февраля о нём ни строчкой не упоминалось. Сообщалось только, что Двадцатый съезд закончил в Кремле свою работу и всё… Представители братских компартий на это закрытое чтение приглашены не были.

На следующий день руководителям делегаций вручили по кассете в записью доклада «О культе личности и его последствиях». Тут же они были должны её, кассету, возвратить. Каждый из них волен был сообщить (или умолчать) другим членам делегации о её содержании. Пальмиро Тольятти, на вопрос второго человека в итальянской компартии Маурес Кочемаре о содержании доклада ответил, что все это чепуха, не имеющая никакого значения… Умнейший из всех вождей западных компартий сразу же уловил взрывчатую силу доклада Хрущева, поэтому действовал с величайшей осторожностью.

Всё это и много других деталей воистину исторического съезда, я узнал только через тридцать лет после того, как прослушал хрущевский доклад на закрытом партсобрании в исполнении Лёни Серпилина, лучшего чтеца нашей писательской парторганизации.

Узнал я это из книги Бранко Лазича, только что вышедшей в лондонском издательстве «Оверсис публикэйшн». До этого на русском языке полностью доклад был опубликован только один раз — во Франкфурте, но текст — точный — не был издан никогда! Ни в одной из стран социалистического лагеря, ни одним коммунистическим издательством в буржуазных странах, и только в «Материалах ХХ съезда», изданных в конце 1956 года есть упоминание о докладе. Текст, даже в кратком изложении, не приводится.

Первое сообщение о докладе Хрущева появилось в «Нью-Йорк таймс» от 16 марта, в статье московского её корреспондента Гаррисона Солсбери. На следующий день агентство Рейтер, с большей точностью, передало пересказ доклада. Весьма смягченное резюме его появилось во французской «Юманите», в трех номерах за 19, 20 и 21 марта. И только 28 марта «Правда» печатает статью под заголовком «Почему культ личности чужд марксизму-ленинизму», в которой Сталин критикуется, но о докладе опять-таки ни слова. И только через три месяца после того, как доклад был прочитан с трибуны. Полный текст его опубликовала всё та же «Нью-Йорк таймс» 4 июня, а парижская «Монд» — 6 июня.

Как же он туда попал? Вот что пишут о том два мемуариста — американский посол в СССР Чарльз Болен и Никита Хрущев.

Первый из них пишет: «В конце мая я получил из Вашингтона текст этого доклада, который попал в руки американской разведки из Варшавы.». Хрущев же в своих «Воспоминаниях» детализирует: «Во время работы съезда умер товарищ Берут. После его смерти началась неразбериха и наш документ попал в руки некоторых польских товарищей, враждебно настроенных по отношению к Советскому Союзу. Они его размножили, и один экземпляр был продан за крайне низкую цену». Бранко Лазич уточняет: за триста долларов. «По всей вероятности, никогда еще документ такой беспредельной исторической важности не был куплен за столь низкую цену, — пишет он, и добавляет, — К тому же можно считать его первой акцией самиздата в послесталинское время».

Долгое время, практически до сегодняшнего дня, советские руководители «темнят» с этим докладом. Даже сам Хрущев, на вопрос журналиста: «Что вы можете сказать по поводу доклада, который вам приписывают?» отвечал: «Я об этом ничего не знаю, обращайтесь в Аллену Даллесу, к американской разведке»

Но так или иначе, темнят или не темнят, но доклад был произнесён Хрущёвым на ХХ съезде. Текст, правда, написан был Поспеловым, тем самым, который был автором «Краткой биографии товарища Сталина», осужденной на том же самом съезде. Но автором, инициатором этого доклада был Хрущев. Лично он. И этим он вошел в историю.

Не будем кривить душой, при жизни мы его только ругали — и за кукурузу, и за пастернака, и за гидропонику, за Кубинский кризис, за сбитого Пауэрса… Вспоминаю, как мать отчитывала меня с приятелями: «Посмотрите, какая погода, какое солнышко, а вы сидите, курите, всё Хрущева поносите, с утра до вечер…» Что и говорить, поносили, с утра до вечера… А теперь, через столько лет, не стыжусь признаться — из всех советских царей, из всех вождей, хорошим мы обязаны только одному Хрущеву. И в первую очередь — за разоблачение Сталина.

Как могло всё это произойти? Малокультурный, необразованный человек, оказавшийся хозяином двухсотмиллионной страны, отваживается вдруг разоблачить и осудить человека, перед которым не только преклонялся, ну и выполнял все его приказания, но даже плясал гопака по мановению его пальца. Элементарная месть? Пинок в спину поверженного льва? Нет, не это… Более того, затеять эту историю было не так уж просто, даже опасно. Старики – Ворошилов, член Политбюро с 1926 года, Молотов, с 1926, Каганович, с 1930, явно были против. На предложение Хрущева организовать специальную комиссию по расследованию деятельности Сталина, они не без резона заявляли: что нам придется говорить о нашей собственной роли в время Сталина? И представляете, что за этим последует? Наконец, что вас заставляет действовать таким образом? Это последние им особенно трудно было понять.

Хрущев напоминает им о принципе демократического централизма, настаивает, что на съезде партии нужно обсудить дело Сталина, говорит о моральном значении первых, недавно освободившихся зэков. К тому же заявляет, что каждый член Политбюро имеет право обратиться к съезду и выразить свою собственную точку зрения, даже если она расходится с генеральной линией, намеченной в Основном докладе. Может быть именно это, последнее, вывело стариков из равновесия. А может, и раболепстве перед новым секретарем более молодых — Булганина, Сабурова, Первухина, Кириченко, Суслова, все они стали членами Политбюро значительно позже, после 1948 года, — но так или иначе, комиссия была создана под председательством Поспелова, доклад ею написан и в ночь с 24 на 25 февраля зачитан Хрущевым, на закрытом заседании съезда, на котором присутствовало 1436 делегатов.

И джинн был выпущен из бутылки. А о последствиях этого акта, о злоключениях несчастного джинна, которого усердно пытаются загнать сейчас обратно в бутылку, говорить не буду. За тридцать лет сказано об этом предостаточно. Но отдать должно автору всего происшедшего, я считаю своим долгом. Я тридцать лет пробыл в рядах этой партии и хорошо представляю себе, как не просто было Хрущеву добиться этого, воистину исторического решения — разоблачить Сталина. Для этого мало обладать смелостью и хитростью, для этого надо еще иметь и сердце, а оно, у этого пьяницы, болтуна и клоуна, как мы его называли, было… Хотя именно этот орган больше всего мешает делу строительства коммунизма. Поэтому с Никитой и расправились.

2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В.Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                
Система Orphus

Flag Counter