ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

«На перекрестке»
Юрия Щекочихина»

Рецензия для радио

22 ноября 1986 г.

Виктор Некрасов на «Радио Свобода»
читает рецензию «На перекрестке»
Юрия Щекочихина», 22 ноября 1986 г.



Эта рецензия под названием

«Фанат Рифат и другие
(О молодежи в «Литгазете»)»

также была опубликована в газете
«Новое Русское Слово» (Нью-Йорк) от 30 ноября 1986 г.





Юрий Щекочихин относится к плеяде тех авторов «Литературки», которых читаешь сразу же, увидев их фамилию. Она, эта плеяда, немногочисленна. Это Аркадий Ваксберг, Ольга Чайковская, Леонид Жуховицкий и четвертый — он, Щекочихин. Жванецкий не в счет — он из другой области и на страницах газеты появился сравнительно недавно.
Щекочихин заведует, так сказать, молодежью. Занятие не из легких, но он, учитывая все сложности советской журналистики, справляется с ним отлично.
В «Литературке» за 22 октября Щекочихину отдана целая полоса под названием «На перекрестке» (встреча под стенограмму).
Во вступлении к описанию этой встречи Щекочихин пишет:
«Приглашая ребят на эту встречу в редакцию, каждому из них я говорил примерно следующее:
— Ты являешься представителем определенной молодежной группы (объединения, команды, «тусовки»). Мы хотим разобраться, что ж за такие волны налетают на нашу жизнь. То футбольные фанаты, то «металлисты», то — сразу и не сообразишь, как назвать... Что это, игра? Мода? Надолго? Опасно? Безобидно? Полезно?
И дальше:
...Несколько лет назад даже употребление этих слов — «фанат» или «рокер» вызвало бы массу недоуменных и сердитых вопросов. Сегодня же стало несомненным — эту сферу молодежной жизни игнорировать больше нельзя».
На этом заканчивается вступление.
Во встрече участвовали с одной стороны 13 докторов наук и работников редакции, в том числе и Ваксберг, с другой стороны — шесть мальчиков и девочка Маша.
Кто же они, эти ребята?
Рифат — один из лидеров «фанатов» московского «Динамо».
Игорь — участник одной из так называемых «фирм», занимающейся скупкой театральных билетов.
Виталий — один из длинноволосых, которые называют себя «системой». К ней примыкает и Маша.
Дима — представляет самое мощное и популярное молодежное движение — Клуб самодеятельной песни — КСП.
Сергей — относится к группе «панков» советского варианта.
И наконец, Илья — который, по его словам, с детства мечтал найти единомышленников, с которыми можно было бы сделать что-то реальное. Эти ребята, интересующиеся социальными проблемами, называют себя «оптимистами».
Спектр, как видим, достаточно широк. Одни, театральные «фирмачи», решают вопрос дракой, которую называют «лом» — можно друг друга теснить, но нельзя бить кулаками и ногами. Волосатые и панки (Сергей, Виталий, Маша) близки друг другу — им важно шокировать окружающих. Их мода, по словам Маши, — ничего не делать, жить и пить... Любители песни (Дима) — это некий протест против официальной песни. Они тянутся к Высоцкому, Окуджаве, Юрию Визбору... Футбольных «фанатов» разогнали вроде за хулиганство, хотя, по словам Рифата, они сами боролись с хулиганами... И наконец, «оптимисты» Ильи, на них я остановлюсь особо.
Щекочихин в послесловии к изложенному пишет:
«Сидел над стенограммой, мучился, как изложить в приемлемой форме для газетной страницы тот стостраничный текст, в который вылилась наша встреча, понимая, что многие вопросы останутся без ответа, многие утверждения без доказательств, но, так или иначе, знал одно — как нужны нам такие диалоги».
Я много дал бы, чтоб попасть на такую дискуссию. Посмотреть на этих ребят, увидеть их взгляды, услышать не только речи, но и интонации, а еще больше — чтобы встретиться с ними, без докторов наук и сотрудников редакции, вместе или в отдельности, и поговорить по душам. А потом и с самим Щекочихиным — тоже без докторов и даже без ребят. Но это, увы, только мечты.
«Изложить в приемлемой форме...» — пишет Щекочихин. Бог ты мой, как это трудно. Многое из того, «изложенного», осталось для меня в тумане — причина драк, соперничества, мера алкоголя во всех этих событиях, а главное, доля самого главного — противопоставление себя существующей системе. Но что-то важное все же на этой газетной полосе проскользнуло. Позволю себе привести диалог с «оптимистом» Ильей.
— Илья, а вы-то чего хотите? Понятно — КСП, фанаты, театралы, а вы?
— Мы сами еще не сформулировали собственную платформу. На нас оказывается огромное давление со всех сторон.
— Что за давление? Кто давит-то?
Не «кто», а «что». Очень много информации, много разных сведений, которые часто взаимоисключают друг друга, но если каждый факт рассматривать отдельно, то вроде бы все более или менее правильно... Мы хотим разобраться...
— В этом ваша цель?
— Наша цель — активизировать сверстников, что-то самим попытаться сделать. Ведь что происходит? Несмотря на все указы, многие молодые пьют, да еще употребляют наркотики.
— Но кто в этом виноват? Вот тут-то Илья, вероятно, с трудом удержался, чтобы не сказать «Вы!», но он отвечает:
— Нет возможности себя проявить. Негде.
На что ему задают риторический вопрос:
— Скажи, допустим, вам передали клуб и сказали: «Здесь вы можете говорить о чем угодно, дискутировать, спорить». Вас это устроило б?
— Для дискуссий не надо разрешений.
— Так что же ты хочешь?
— Наша цель — прорасти в будущее.
— Непонятно... (Пауза)
— Я не буду больше отвечать.
Милый мальчик — наконец-то он понял, куда попал и перед кем мечет бисер...
Упаси Бог, я не единым словом не хочу обидеть Щекочихина: добившись того, что этот диалог опубликовали, он уже доказал, что не зря взялся за перо, описывая эти дискуссии. Но вот, как помочь ребятам? Кто на это может ответить?
Не зря длинноволосый Виталий на вопрос, есть ли между группами борьба, есть ли дружба, отвечает:
— Люберы всех бьют.
— Люберы?
— Ребята, которые приезжают из Люберец и охотятся да теми, чей внешний вид их не устраивает. Сегодня — вообще шпану с зачатками организованности.
— За что они всех бьют?
— Спросите у них. Они и значки срывают, и деньги отнимают.
Итак, ребята собираются, толкутся у театральных касс, на стадионах, спорят, дерутся, пьют, ишут единомышленников, а люберы всех их бьют. А где же выход?
Фанат Рифат считает, что все движения, все группы, все течения, которые не противоречат нашим законам и взглядам, надо разрешить. И главное — чтобы ими руководили их собственные неформальные лидеры...
Ах, Рифат, дорогой мой Рифат, твоими бы устами да мед пить. То, о чем ты мечтаешь, может произойти только при одном условии — чтобы не было советской власти. А это если и произойдет когда-нибудь, то не на твоем веку.
Пытаюсь подвести итог. И не могу. Ясно только одно — ребята хотят жить своей собственной жизнью, хотят, чтобы ими не руководили. Не сомневаюсь, что «оптимист» Илья мечтал бы к тому же и свой собственный журнал иметь. И ни о каком введении всего этого в какое-то русло не может быть и речи. И все тринадцать докторов наук и редакционных сотрудников прекрасно это понимают. А все вместе называется это толчением воды в ступе.
И все же будем благодарны Ю. Щекочихину — нельзя все болячки загонять внутрь, о них надо говорить вслух. И он делает это умело, очевидно, во что-то все же веря. Хотелось бы и мне верить.

2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter