ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

«Крокодил» — 1952

Обзор

«Новое Русское Слово», 28 апреля 1985 г.




Виктор Некрасов на «Радио Свобода»
читает обзор «Крокодил» — 1952»,
2 июля 1986 г.



Случилось нечто невероятное — роясь в своих бумагах и книгах, я обнаружил у себя подшивку «Крокодила» за 1952 г. Последний год жизни Сталина, год XIX съезда!




«Крокодил», № 27, 30 сентября 1952 г.


Что же изменилось зa эти 33 года? Рядом с названием журнала, которое стало крупнее, массивнее, появился орден Трудового Красного знамени. Тираж был 300 тысяч, а теперь 5 миллионов 300 тысяч. В редколлегии имена все новые. Тогда главным редактором был Д. Беляев, сейчас Е. Дубровин. Стариков Кукрыниксов уже нет, хотя все трое еще живы. Из старых заслуженных мастеров остался только Бор. Ефимов (тогда он в редколлегию не входил...) Жив курилка! А ему крепко за 80... И все еще рисует, разоблачает, клеймит...
Это, так сказать, фактическая сторона дела. А идейная?
Конечно же, и 33 года назад, и сейчас крепко достается капиталистическому миру. С той только разницей, что сейчас мир этот стал как-то абстрактнее. Тогда очень плохо приходилось Эйзенхауэру, Риджуэю, Аденауэру, конечно же, Тито, который иначе как с окровавленным топором в руках не изображался. Сейчас индивидуализированных персонажей нет, больше ракет и рупоров в виде утки, кричащей «Советская угроза». Тогда было много Кореи, сейчас — Никарагуа. Безработные с подтянутыми животами фигурируют сейчас, как и тогда.
Очень любили в то время Китай. Например, симпатичные, в меру косоглазые китайцы сажают деревца. Подпись: «Новая Великая китайская стена». И сверху, «из газет»: «В северо-восточном Китае создается полоса полезащитных насаждений протяженностью в 1500 км».




«Крокодил», № 27, 30 сентября 1952 г.


В восторг привела меня карикатура Ю. Ганфа, хотя и стало стыдно за старого заслуженного художника. Изображен упавший в обморок толстобрюхий капиталист, кругом врачи, а в руках у капиталиста газета с надписью «Новый санаторий в северо-восточном Китае». Подпись — «Что китайцу здорово, американцу смерть!».
Упомянув о Ю. Ганфе и листая журнал, испещренный карикатурами, типа приведенной выше, или клеймящими Тито и Аденауэра, невольно испытываешь стыд за художников. Все они мастера высокого класса, люди умные, интеллигентные. О Кукрыниксах, таких милых в жизни, или Борисе Ефимове я уж не говорю — они присяжные, но когда видишь подписи Горяева, Пророкова, Сойфертиса, честное слово, делается горько. Я вспоминаю изумительные, меткие, точные, смешные зарисовки Сойфертиса в дни Севастопольской обороны, и мне становится не по себе, когда гляжу на его карикатуру — толстый американец дует молоко, а рядом изможденная Франция в фригийском колпаке с голодным младенцем на руках. Мне больно, когда Бродаты, Черемных, Елисеев, Семенов иллюстрируют выступления на XIX съезде Маленкова и Берия, а этому посвящен чуть ли не целый номер за октябрь 1952 г.
В юбилейном гоголевском номере Л. Утесов сочинил или, как сказано, «доставил» письмо Рудого Панька Гоголю. Я любил и люблю покойного Л. Утесова. Ей-Богу, он мог бы и обойтись без подобных хохм.




«Крокодил», № 6, 29 февраля 1952 г.




«Крокодил», № 6, 29 февраля 1952 г.




«Крокодил», № 6, 29 февраля 1952 г.




«Крокодил», № 9, 30 марта 1952 г.


«Чудеса, право? Остап с левого берега кричит через весь Днепр:
— Я двести процентов плана выполнил, слышишь ли ты меня, батько?
— Слышу, — кричит Тарас, — мы тоже, по-стариковски, не отстаем».
«Смотрите вы, дорогой наш Николай Васильевич, на землю русскую и, кажется, что вот-вот с уст ваших сорвется возглас: «Русь, куда ты несешься?» А вокруг все радостно восклицают: «В коммунизм!»
«А вот мне новость — Держиморда-то на Балканы переехал. Фамилию немного изменил, нынче Титоморда называется. Он у американцев на услужении».
И от такого замечательного актера, как И. Ильинский, в тот же юбилей крепко достается вдруг Керенскому — современный, мол, Хлестаков.




«Крокодил», № 6, 29 февраля 1952 г.


И переворачиваются, думаю, в гробу кости великого Гоголя, который в юбилейном номере восторженно приветстствует полчище советских писателей, восклицая: «Есть ли порох в пороховницах?» — «Есть, батько!» — отвечает поредевшая ныне рать, в живых из изображенных остались только Софронов, Грибачев, Михалков и Катаев.




«Крокодил», № 9, 30 марта 1952 г.


Очень трогательно отмечает «Крокодил» сорокалетний юбилей своего издателя, газеты «Правда». Страница, оформленная художником Щегловым, озаглавлена «По «Правде» говоря: «Ложь злодею нужна (жалкий западный пигмей размачивает желтой газетой), а «Правда» миру мила» (спокойный советский человек с «Правдой» в руках с презрением смотрит на пигмея). Или: «Коли с «Правдой», то не один» — рабочие в перерыв не распивают, а с увлечением читают «Правду».
К слову, что разительно отличает нынешний «Крокодил» от старого, это тема алкоголизма. Бич этот перешагнул сейчас все возможные границы — по подсчетам новосибирских ученых в 1952 г. на душу населения в год приходилось 1,9 литра чистого алкоголя, в 1983 — 12 литров. Есть от чего бить в набат. И «Крокодил» по указке ЦК — дошло-таки! — бьет. В февральском номере за этот год отмечается торжественное открытие «Клуба винопутешественника». Честь открытия предоставлена специальному достопохмельному корреспонденту журнала «Собутыльник» Я. Хмельному. Дальше идет корреспонденция из пензенского областного наркологического диспансера. Опрошено трое — студент, слесарь, председатсль колхоза. Ответы один другого страшнее и безнадежнее. Сопровождаются они отталкивающим шаржем художника О. Теслера. Трое за столом. Кругом бутылки — «Московская», «Апшерон», «Варна», «Паланга», «Ереван», «Гавана-клуб», «Рижский бальзам», «Донское игристое»...
Кончается корреспонденция в сатирико-юмористическом журнале словами: «Всякий, кто сумеет перебороть себя во имя жизни, имеет право на звание Человека». Хотелось бы знать, сколько таких найдется еще в стране, в которой по официальным данным уже пять лет тому назад было 40 миллионов алкоголиков?
Заканчивая обзор журнала за 1952 г., не могу пройти мимо некоего весьма удивившего меня обстоятельства. Год 1952-й и ни одной антисемитской статьи, никаких разоблачений. Разве что дружеский шарж Игина легкий удар по драматургу К. Финну, написавшему, как сказано, три недоброкачественных пьесы и давшему повод небезызвестному поэту С. Васильеву сострить:

                    Без реверансов и обходов
                    Мы скажем Финну не шутя:
                    Родил бы вместо трех уродов
                    Одно красивое дитя.

И это все! Удивительно...
А в общем, за 33 года мало что изменилось. По-прежнему, листая журнал, не смеешься (разве что в разделе «Нарочно не придумаешь»), больше огорчаешься, а глядя на шарж Семенова «Богатая перспектива» горько задумываешься. Изображен желтобородый урожай 1952 г., он держит в руках номер «Крокодила» за 1951 год, где урожай нарисован в виде васнецовского Ильи Муромца, и говорит: «В прошлом году богатырь уродился, но я его перерасту»... Да, переросли, с помощью Канады и США...




«Крокодил», № 19, 10 июля 1952 г.

2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter