ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревАлександр НемецБлагодарностиКонтакты


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Видеоканал
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

«Литературное наследие Михаила Чехова» в 2-х томах

Статья для радиопередачи

8 октября 1986 г.

Виктор Некрасов на «Радио Свобода»
читает статью «Литературное наследие
Михаила Чехова» в 2-х томах»,
22 октября 1986 г.




Наконец, вспомнили о Михаиле Чехове. О великом русском актере Михаиле Чехове. Тот самый, о котором Станиславский, прослушав этого неказистого на вид мальчика, показавшегося ему таким жалким и незащищенным, сказал в тот же вечер Немировичу-Данченко:
— А племянник-то Антона Павловича Миша Чехов — гений!
Это было в 1912 году.
Вспомнили сейчас о великом артисте, о котором мое поколения знало только понаслышке, умершем и похороненным далеко от родины, в Голливуде, в октябре 1955 года. А уехал он из России очень и очень давно, в 1928 году. В том же году вышла и его первая книга — «Путь актера».
И вот сейчас, без малого через шестьдесят лет, она переиздана, включена в двухтомник, недавно вышедший в издательстве «Искусство». Издание замечательное. Руководила им Мария Осиповна Кнебель, которая хорошо знала Чехова-человека, Чехова-артиста, встреча с которым, как она говорит, была одним из самых сильных впечатлений её юности и навсегда оставила след в её душе. Ей же написаны и оба очень интересных предисловия к обоим томам издания. В первый том вошли воспоминания Чехова и его эпистолярное наследие, во второй — обобщающая теоретическая работа о технике актера, теоретические заметки, лекции, в основном, уже американского периода его жизни. Все эти материалы, рассыпанные в разных концах света, собраны сейчас впервые, воедино, благодаря усилиям вдовы, Ксении Карловны Чеховой, её сестры — Зиллер-Беловецкой, и Жданова, ближайшего сотрудника Чехова в последние годы его жизни. По инициативе Марии Осиповны Кнебель и Маркова началась систематизация и подготовка материалов к изданию.


Обложка первого тома

Обложка второго тома

Их библиотеки Виктора Некрасова




Фронтиспис, титульный лист, том первый.
Их библиотеки Виктора Некрасова





Фронтиспис, титульный лист, том второй.
Их библиотеки Виктора Некрасова


Вот оно вышло. Прекрасное, но, увы, только в количестве двадцати пяти тысяч экземпляров. Можно ли его достать в Москве — не уверен, в Париже, естественно, куда легче. И вот оно у меня в руках.
Бог ты мой, как мечтал я увидеть великого этого актера на сцене! Не пришлось… Он навсегда уехал от нас за несколько лет до того, как я с головой, правда, ненадолго, окунулся в театр. Мой учитель, Иван Платонович Чужой, видавший его неоднократно, говорил он нём подобно Станиславскому: «Гений!» Что такое «гений», вопрос на который трудно ответить. В актерской судьбе особенно, в судьбе театрального актера в частности. Он уходит из жизни и остаются только рассказы, воспоминания зрителей, партнеров, соратников. Потом и те уходят. Остаётся сказка, миф… После Чехова, правда, остались фильмы, в основном, американские, голливудские, очевидно, не вершина его творчества и «Человек из ресторана», который я видел еще в детстве и почти начисто забыл.
Но, кроме того, осталось и написанное им. После Станиславского остались тоже книги, осталось его система. Михаил Чехов тоже попытался систематизировать свой опыт. Удалось ли ему это? На это ответить не могу. Ответит могут ответить только люди, воспользовавшиеся его учением, воплотившим его в жизнь, а я этих людей не знаю. Кнебель пишет, что «воздействие Чехова-актера на зрителя был феноменом, который до сих пор не может никто объяснить.» Мне приходилось говорить о нём со многими выдающимися актерами и режиссерами,» — пишет она.
«Все повторяли одно — это чудо, которое нельзя разгадать. Эйзенштейн говорил, что отдал бы многое, чтобы разгадать секрет этого могучего таланта. Игорь Ильинский остановился на слове «непостижимо». Штраух рассказывал, что помногу раз ходил на спектакли, в которых играл Михаил Чехов, чтобы «подглядеть» тайну его искусства, и ему ни разу не удалось сохранить позицию рационального наблюдателя – Чехов сбивал его с этой позиции и превращал в послушного ребенка, который смеялся и плакал по воле актера-волшебника.»
Творческая жизнь Михаила Чехова разбита на два периода. Более короткий — двадцать лет, наиболее существенный, главный, русский — до 1928 года, и второй – двадцать семь лет, до самой его смерти в 1955 году, — эмигрантский. Первый — это становление и расцвет. «Царь Фёдор» у Суворина, Епиходов и Хлестаков во МХАТе, Калеб («Сверчок на печи»), Фрэзер («Потоп»), Мальволио («Двенадцатая ночь»), Эрик XIV Стриндберга (Первой студии МХАТа), Гамлет, Аблеухов («Петербург» Андрея Белого), Муромский («Дело» Сухово-Кобылина во МХАТе 2-м). По отзывам, каждая роль — событие, и каждая роль — кусок жизни самого актера.
А жизнь у Михаила Александровича была нелегкая. Сами годы не из легчайших — вона, революция, разруха. Да и характер не из простых — неуравновешенный, со срывами, увлечениями антропософией, поисками правильного пути – и театрального, и жизненного. К тому же пил. Работал и дружил с Вахтанговым, одно время руководил МХАТом 2-м. Не получилось. Ушёл. Затем уехал, навсегда. Прибалтика, Берлин, Париж, Англия, затем Америка. Об этом периоде известно только по записям, лекциям, воспоминаниям…
Нужно ли было эмигрировать Чехову? Вот главный вопрос. Было ли б лучше и ему, и русскому театру, если бы он остался? Не берусь ответить. Уехал он до главных трагических событий у него на родине. Не представляю, как бы он перенес тридцатые годы и всё последующее. Судьба гениев не самая легкая в нашей стране — Мейерхольд, Михоэлс, Эйзенштейн, Пастернак… Всех не перечислишь, Боюсь, что Михаил Чехов оказался бы в этом невесёлом списке. Но так или иначе он был, и творчеством своим преумножил славу русского, а значит и мирового, театра.
А мы, пережившие его, но не увидевшие на сцене, можем хоть как-то прикоснуться к его таланту, взяв в руки книгу, сделанную людьми, которые его знали, любили, но, судя по всему, так и не разгадали зерно его гениальности. Но так или иначе, есть книги, записки, мысли и множество фотографий во всех ролях и в жизни. Великое же спасибо тем, кто собрал это воедино и преподнес нам.

2014—2020 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter