ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

О памятнике в Бабьем Яру

Радиовыступление

16 июля 1976 г.

Виктор Некрасов на «Радио Свобода»
рассказывает о памятнике,
открытом в Бабьем Яру (Киев).




Над Бабьим Яром памятника нет, — так начинались стихи Евтушенко, написанные довольно уже давно. Сейчас памятник есть. Я прочитал статью об этом и увидел фотографию этого памятника в газете «Правда», в корреспонденции Михаила Одинца от 22 июня.
Что такое Бабий Яр, по-видимому, всем известно. Это одна из самых страшных трагедий, которые знает человечество. По масштабу своему и по краткости исполнения этого изуверского акта.
Я прочитал статью в «Правде». Мне хочется процитировать отсюда несколько фраз. Одна из них: «Страшная трагедия разыгралась в Бабьем Яру в конце сентября 1941 года. За несколько дней здесь были расстреляны десятки тысяч ни в чём не повинных мирных жителей Киева, среди которых было много детей, женщин, стариков. Оккупанты убивали русских, украинцев, евреев, белорусов, поляков. В Бабьем Яру погибли от рук палачей более тридцати тысяч солдат, командиров и политработников Красной Армии и матросов с Днепровской флотилии».
Здесь хочется сделать маленькую поправку, скажем так. Бабий Яр вошёл в историю человечества, как одна из страшных и мрачных страниц истории, как одно из самых страшных проявлений геноцида, антисемитизма. В первые три дня расстрела были уничтожены только евреи. Они согнаны были в Бабий Яр, они прочитали объявление на киевских улицах: «Жиды города Киева должны собраться у Лукьяновского базара. Иметь с собой ценности, драгоценности и тёплые вещи». Моя мать провожала своих друзей евреев, стариков и старушек, которые шли, не зная, что их ждёт впереди, надеясь, что немцы цивилизованные, может в гетто. Сколько их мама не отговаривала, они всё-таки пошли и погибли. Это акт одного из самых страшных проявлений зверства фашизма. Расстреляны были десятки тысяч. Никто, в общем, не подсчитал. Говорят, что общая сумма — сто тысяч евреев. Правда, нужно сказать, эта место понравилось немцам-фашистам и после этого в Бабьем Яру продолжали расстреливать. Но эта цифра — 30 000 солдат, командиров, политработников Красной Армии и матросов Днепровской флотилии чуть верные, кто считал. Но они погибли в основном в Дарницком лагере для военнопленных, где тоже были массовые расстрелы, и, где несколько лет тому назад воздвигнут, был памятник.



Памятник советским гражданам и военнопленным,
расстрелянным в Бабьем Яру.
Открыт 2 июля 1976 г., Киев


Читаю дальше: «Ступени ведут к 15-ти метровой скульптуре. Над оврагом застыли 11 фигур. Впереди коммунист-подпольщик. Он смело глядит в лицо смерти, в глазах твёрдость и уверенность в торжестве нашего дела. Крепко сжал кулаки солдат, рядом моряк заслоняет собой старую женщину. Девушка, под градом пуль, склонилась над своим любимым. Падает в яму юноша, не склонивший головы перед фашистами. Скульптуру венчает фигура молодой матери, символ торжества жизни над смертью, победы светлых сил и разума».
Как-то странно это всё читать. В Бабьем Яру похоронены в основном старики и старухи, немощные, ничего не понимавшие, шедшие, как кролики в пасть удава. Их гнали эсэсовцы, гнали, гнали, гнали. И вот когда смотришь сейчас на эту фотографию, которая передо мной, и видишь этих крепких, мускулистых солдат, этих моряков, сотканых из бицепсов, из всех видов мускулатуры, которая есть. Когда видищь этого подпольщика со сжатыми кулаками, не понятно вообще. Как они, вот такие, как изображены на памятнике, как они просто не разметали весь этот конвой, который их гнёт. Здесь сила, а Бабий Яр — трагедия, слабость, трагедия старости, трагедия детей, которые шли на смерть. И всё-таки памятник есть. По фотографии трудно судить, по дошедщим до меня из Киева сведениям, какое-то эмоциональное начало в нём есть. Вот глядя сейчас на эту фотографию, я думаю, всё-таки через 35 лет после этого варваского поступка, памятник воздвигли. Есть теперь куда класть цветы, и где молча постоять, может быть уронить слезу.
Десять лет тому назад, 29 сентября 1966 года я был в Бабьем Яру. Там собрались люди, у которых кто-то погиб — дети, братья, отцы, деды. Они стояли, не зная, куда положить свои цветы, они плакали. И глядя на них, я вдруг почувствовал, что надо сказать несколько слов. Я не могу точно их воспроизвести. В тот же день очень хорошо выступал в Бабьем Яру Иван Дзюба, его речь есть, напечатана. Но я помню, что я в своём выступлении говорил о том, что не может быть, чтоб на этом месте варварского расстрела, не было бы памятника — памятник будет. Мне потом за это крепко досталось, меня таскали на партбюро. Зачем я выступаю на сионистском сборище, зачем и всё, но на это мне легко было ответить: «Не я должен был выступить, а в этот святой день — 25-ю годовщину, выступить кто-то из ЦК, из обкома, из райкома хотя бы — никого не было». Тем не менее, это выступление, особенно Ивана Дзюбы, настолько сильно прозвучало, что через десять дней на этом месте появился камень, который десять лет стоял. Сейчас памятник, на котором мы видим подпольщика смело глядящего куда-то спокойно, мы видим женщину, которая олицетворение какой-то ясности, но мы не видим тех самых, того маленького еврейского мальчика или того старого еврея, старую бабушку — нет их. Мускулы, мускулы, мускулы, и протесты, ясное видение победы. И это в сентябре 1941 года. Но памятник есть, есть куда положить цветы.

2014—2018 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter