ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

История КПСС

(«Одна ложь заменяет другую»)

Часть I и II

Статья для радиопередачи

9 и 14 апреля 1986 г.

Виктор Некрасов на «Радио Свобода»
читает статью «История КПСС
(«Одна ложь заменяет другую»)»


I

«История Коммунистической партии Советского Союза», издание 7-е, дополненное, Москва, 1985 г. Толстенный том в 783 страницы. Авторский коллектив из девяти докторов исторических наук и двух академиков, из которых один — Пономарёв — является руководителем.
Осилить этот том, конечно, невозможно. Мне, во всяком случае. Но полистать — интересно.
Листаю.
«Коммунистическая партия Советского Союза, основанная и выпестованная великим Лениным, прошла исторический путь и равного которому не знает никакая другая политическая партия. Этот путь героической борьбы, тяжелых испытаний и всемирно исторических побед рабочего класса, побед социализма и коммунизма». С этого начинается книга.
Постараемся ознакомиться с этими победами. Естественно, начинаем со Сталина. В главе седьмой, в разделе пятом, победа Октябрьской Социалистической Революции, он, Сталин, как ни странно, упоминается один единственный раз, в списке избранного революционного центра Центрального Комитета по руководству восстанием. Там же, и только там, фигурируют Бубнов, Дзержинский, Свердлов и Урицкий. Больше ни одной другой фамилии в этом списке нет. Только Ленин. Не поленился, подсчитал, тридцать шесть раз. Упоминается, правда, Зиновьев, Каменев, Рыков и Рязанов, но само собой разумеется, не как организаторы, а как предатели. А Троцком — ни слова. Не было такого.
Перелистаем триста страниц и посмотрим, что говорится о Сталине в связи с его смертью.
Раздел второй главы семнадцать начинается со слов: «Восстановив народное хозяйство, Советская страна уверенно двигалась вперёд. Решения XIX съезда КПСС были восприняты коммунистами, всеми трудящимися с большим воодушевлением».
А через три абзаца читаем, что «5 марта 1953 года умер Иосиф Виссарионович Сталин. Враги рассчитывали, что в народе, в рядах партии, её руководстве появятся растерянность, колебания при проведении внутренней и внешней политики. Но их расчёты провалились. Советский народ теснее сплотился вокруг партии и её ЦК. Партия подняла ещё выше всёпобеждающее знамя марксизма-ленинизма».
И ещё через четыре строчки после этого «всёпобеждающего знамени»: «Были приняты меры по ликвидации нарушений законности и укрепления правопорядка и демократии». Больше о Сталине не слова, вплоть до XX съезда.
О так называемом «секретном докладе Хрущева», конечно, ни слова, а о культе личности Сталина, сказано, что «он нанёс серьёзный ущерб делу борьбы партийного и государственного руководства в строительстве социализма. Сталин уверовал в собственную непогрешимость, стал злоупотреблять доверием партии, нарушать ленинские принципы и нормы партийной жизни, допускать беззаконие».
Какие нормы нарушены, какие беззакония совершены? Не говорится. Напротив. У Иосифа Виссарионовича Сталина были крупные заслуги не только в обеспечении победы социализма в СССР, но и в развитии мирового коммунистического и освободительного движения. И вообще, в деятельности Сталина партия видит две стороны, положительную, которую она ценит, и отрицательную — которую она критикует и осуждает.
Что же критикуется и осуждается? Коллективизация, гибель миллионов, а может быть десятков миллионов крестьян? Упаси Бог!
Читаем: «В 1929 году, вошедшим в историю, как год великого перелома, партия добилась серьёзных успехов в социалистическом переустройстве сельского хозяйства. Бедняцко-середняцкие слои деревни повернули в сторону колхозов, началось массовое колхозное движение».
Никакие эшелоны с кулаками и подкулачниками на восток оказывается не шли. Тогда может быть, где-нибудь вспоминается о процессах 30-х годов, массовых репрессиях, охвативших тоже миллионы людей? Ни слова.
Не было процессов о которых говорил весь мир. Не было ссылок и убийств. Упомянуто только убийство Кирова. И убил его, фамилия не называется, озлобленный отщепенец, исключавшийся из партии преступник, поднявший руку на любимого деятеля партии. Как, почему, за что? Не ясно. Убил и всё. Сталин здесь не причём. А последовавшие зв этим репрессиях, туманно сказано, что «необходимо было оградить партию от чуждых элементов, чтобы стали невозможные враждебные социализму действия. К числу мер, укрепивших партию, относится обмен партийных документов». Всё! Никаких арестов.
Тогда может быть во время войны или перед ней допустил Сталин ошибки? Нет. Не убивал он Тухачевского, ни Якира, ни Уборевича, ни Блюхера, ни Егорова, ни других, а ведь тогда, как сказано в «Истории Великой Отечественной войны», подверглись репрессиям около половины командиров полков, почти все командиры бригад и дивизий, все командиры корпусов и командующие войсками военных округов, члены военных советов и начальники политических управлений округов, около трети комиссаров полков, многие преподаватели высших и средних учебных заведений.
Маршал Советского Союза Баграмян в интервью корреспонденту «Литгазеты» от 17 апреля 1965 года сказал, что «уничтожение накануне войны, как врагов народа, выдающихся полководцев по сути было одной из причин крупных неудач в первой период войны».
В главе же 15-й «Истории КПСС» «Партия в период Великой Отечественной войны» туманно сказано: «В неудачах Красной Армии в начале войны сыграли роль допущенные просчёты в оценке возможного нападения на нас гитлеровской Германии, и связанные с этим упущения к подготовке к отражению первых ударов. Войска западных округов не были приведены в состояние полной боевой готовности, Сталин опасался дать германским фашистам предлог для нападения, рассчитывая оттянуть столкновение посредством дипломатических переговоров». Вот и все его ошибки в период войны.
Правда о знаменитых сталинских ударах, тоже ни слова. Короче, всё, почти тридцатилетие царствование Сталина, отмечено победами и достижениями.
И на 783 страницах текста только два с половиной абзаца на странице 424-й посвящены его отдельным ошибкам, приведшим к гибели несколько десятков миллионов людей. А еще точнее пять строчек: «Сталинский тезис о неизбежности обострения классовой борьбы явился ошибочным. На практике он послужил обоснованием массовых репрессий против видных деятелей партии и государства, членов и кандидатов членов ЦК, крупных советских военноначальников и многих других ни в чём не повинных людей, коммунистов и беспартийных». Фамилий никаких, только через сто с лишним страниц, в сообщении об Июльском Пленуме 1953 года, сваливая в основном всю вину на Берию, сказано о реабилитации видных деятелей партии Бубнова, Косиора, Крыленко, Постышева, Рудзутака, Чубаря, Эйхе, Яковлева, Косырева, Чаплина и военноначальников Блюхера, Егорова, Тухачевского, Уборевича и Якира. На том же Пленуме, восстановлена была автономия, которая неизвестно кем и когда была нарушена, балкарцев, калмыков, чеченцев, ингушей, карачаевцев. О крымских татарах — ни слова.

II

Какая сила могла заставить именитых, кое-что повидавших на своём веку, убелённых сединами учёных, сесть за стол, и начать писать, вычёркивать, переделывать, дописывать, опять вычёркивать, опять с кем-то из вышестоящих, посоветовались, вписывать, и в конце концов, издать в количестве 700000 экземпляров этот набор трескучих штампов, вранья, домыслов и умолчаний?
Какая сила? Цинизм, страх, жажда Ленинской премии? Да, скажем мы, и это тоже. Но главное — это та самая Коммунистическая партия, историю, или точнее псевдоисторию, которой они взялись написать.
— Как можно так врать? — скажет так человек, привыкший иметь дело с серьёзными историческими исследованиям, какой-нибудь западный учёный или доживи до этой книги моя покойная мать, воспитанная в те проклятые годы на уважении к правде. А вот так вот. Можно! И пора бы к этому привыкнуть. Нужно сказать, что увесистый труд этот, а это действительно труд, так как врать, говорить, что чёрное — это белое, белое — чёрное, а что-то не имеет цвета, вовсе нелегко. Так вот, труд этот надо читать с великим умением и терпением. У меня, ни того, ни другого не хватает. Например, я уже говорил об этом, в главе о Великой Отечественной войне ни слова не сказано о репрессиях против северо-кавказских народностей, ни о причинах их вызвавших. Но через много страниц о реабилитации сказано, также как о расстреляных маршалах. Чтобы что-то, хоть как бы понять надо рыскать по всей книге и, авось, где-нибудь какой-то намёк надыбаешь. Но не всегда это удаётся.
Так при всём желании, мне не удалось найти никакого упоминания о процессах 30-х годов, о Зиновьеве и Троцком, и прочих оппозиционерах в последний раз упоминается в связи с XV съездом. О Троцком ещё раз, когда выслан он был заграницу. А об убийстве его по приказу Сталина, конечно ни звука. И к отдельным ошибкам его, это тоже отношение не имеет. И никаких процессов не было.
Страшные послевоенные годы, с 1948 по 1953-й. Борьба с космополитизмом, буржуазным национализмом, дело врачей. Мы хорошо помним эти позорные годы. Годы когда вместо «жид», было придумано слово «космополит». К тому же «безродный». Годы, когда представители культуры, имевших несчастье родиться евреями, заставляли подниматься на трибуны, бить себя в грудь. Годы, когда страшными преступниками считались вейсманисты-менделисты, когда расправились с Вавиловым. Годы, когда лучших еврейских писателей в чём-то разоблачив, в основном в шпионстве, погнали в лагеря. А Михоэлса просто убили. А потом оказалось, что врачи, опять-таки евреи, сознательно убивают своих пациентов. И всплыла, и награждена была орденом Ленина истинная патриотка Лидия Тимошук.
И подготавливалась Сталиным массовая депортация в Сибирь всех евреев, якобы защищая их от гнева народного. Построены уже были специальные лагеря для них. И чуть ли не определён был день стихийного народного гнева, помешала, к счастью, смерть Сталина.
Об этих годах, которые без стыда и вспомнить невозможно, в нашей «Истории КПСС» пишется, страница 512-я, как «о периоде когда партия особенно заботилась о воспитании молодого поколения, чтобы оно росло идейно закаленным, духовно бодрым и жизнерадостным, полным творческой энергии и готовности беззаветно бороться за коммунизм. Правда, в этой борьбе против остатков буржуазных взглядов и воззрений порой допускались ошибки, извращения, содержались отдельные несправедливые, неоправданно резкие оценки творчества ряда талантливых работников искусства. Творческие проблемы иногда подменялись администрироованием, а в ряде случаев, необоснованно критиковались одни произведения и захваливались другие», страница 513.
Тем не менее на следующей, 514-й странице, сказано, что «идейность советской культуры значительно повысилась, что способствовало подъёму сознательности и культурного уровня советского народа».
Поражает, мягко выражаясь, и страница, посвященная Великой Отечественной войне. Она действительно была великой, но начало её, которое Виктор Суворов, в прошлом крупный военный специалист, ныне эмигрант, совершенно справедливо относит не к 22 июня 1941 года, а к 17 сентября 1939 года, было достаточно позорным. И как ни странно, в книге признаётся, что не только желание помочь западным украинцам и белоруссам воссоединиться, но и остановить гитлеровские войска подальше от жизненных центров СССР, не позволить им вынести свои стратегические рубежи к границе, вот что оказывается заставило нас перейти рубеж и ударить в спину, истекающей кровью Польше.
Сама война в книге занимает 48 страниц. Но тяжелейшим, героическим дням ленинградской блокады посвящено только 12 строчек, о том как лениградцы день и ночь строили оборонительные укрепления, с удвоенной энергией работали на фабриках и заводах под непрерывными обстрелами и бомбёжками. И одна строчка, в январе 1944 года Ленинград был полностью освобождён от вражеской блокады. Об этих днях, о которых столько уже было написано правдивого и трагичного больше ни слова.
А о помощи союзников во время войны, только одна строчка. В начале августа 1941 года советское правительство получило сообщение от правительства США о его решении оказать экономическое содействие СССР. Слово «ленд-лиз» ни разу нигде не упоминается. Не было «Спитфайров», «Мустангов», «Аэрокобр», «Студебекеров», танков «Шерман», английских караванов в Мурманск, американских на Дальний Восток.
Об одной из блистательнейших операций Второй мировой войны — высадки союзников в Нормандии одна строчка на странице 476: «Второй фронт был открыт в Европе в июне 1944 года с опозданием на два года».
И ещё одна любопытная деталь, прямо прелестная. Оказывается Вторая мировая война с 1 сентября 1939 года по 22 июня 1941 года была империалистической, а с 22 июня превратилась вдруг в освободительную. Естественно, что о помощи, которую оказывал Советский Союз в первый период одной из воюющих сторон не упоминается.
Можно ещё привести тысячи подобных примеров из этой книги, но нет времени. Скажу только, что хотя подписана она была в печать в декабре 84 года, но ни андроповского, ни черненковского периодов в ней нет. А брежневский отмечен очередными победами, которых очевидно уже не будет в новом 8-м издании «Истории Коммунистической партии Советского Союза».

2014—2018 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter