ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Видеоканал
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

Опять об афганцах

Очерк

«Новое Русское Слово», 19 октября 1986 г.




Все-таки, живя за тридевять земель от Союза, от Москвы, как разобраться в той самой «правде», о которой так много, пишут сейчас в газетах, взывают к ней с трибун съездов, требуют следовать только ей?..
Читая «Комсомольскую правду» и то тут, то там натыкаясь на статьи, пытающиеся разобраться в существе тех или иных безобразий, вскрыть их корни, радуешься: заговорили, наконец, об этом, не побоялись. И вдруг как кипятком ошпарит — вранье. Да еще какое! Трескучее, фальшивое, недомолвки, полунамеки, умиление, а где-то и гнев — тоже какой-то искусственный, фальшивый.
Речь идет о так называемых «афганцах», или на советском жаргоне — «воинах-интернационалистах», на этот раз демобилизованных.
Мне приходилось уже рассказывать о них по материалам той же «Комсомолки». О тех, именуемых «романтиками», которые, «пройдя сквозь очищение революционной борьбой» (так в газете называется то позорное, что происходит сейчас в Афганистане), собираются по ночам в масках и тренируются, чтоб самостоятельно расправляться с теми, с кем недорасправилась советская власть. Об этом писалось в статье следователя А. Дроботова «Эта встреча перетряхнула всю мою жизнью. Тревожные чувства вызвала она тогда у всех. У меня, в частности.
Сейчас речь идет о других. О тех, съехавшихся со всей области в город Киров по приглашению обкома комсомола и областного совета воинов запаса, со сверкающими боевыми орденами на праздничных пиджаках. О них-то, а собралось их 600 человек — многие из которых впервые надели свои награды и оттого смущались до жаркого румянца, рассказывает еле сдерживая слезы умиления заместитель главного редактора «Комсомолки» Владимир Снегирев. Бог ты мой, какие они скромные, застенчивые, о себе ни слова, только о друге, такие чистенькие, очищенные революционной борьбой... «Скромность, пожалуй, и есть главная наша привилегия», — говорит Лена Говорова, бывшая медсестра, кавалер медали «За боевые заслуги».
И как же их в Кирове встреча! — радуется Снегирев. — «На площадях играли для них оркестры, самые красивые девушки дарили им цветы, лучшие кулинары баловали их тортами и пирожными. Потом выступали они перед школьниками, курсантами, рабочими, студентами... Но все же главным было не это. Не сладенького попробовать собрались в Кирове парни, а для честного, крутого разговора о своей жизни "на гражданке"... Тот разговор, продолжавшийся много часов, состоялся в присутствии областного начальства разных рангов... Володя Климов, председатель областного совета, бывший десантник, отложив в сторону заранее написанную им речь, страстно говорил о высоком долге воинов-интернационалистов, а бывшие воины слушали его, рабочего парня, затаив дыхание, почти час, и многие дружно склонили головы над записными книжками — конспектировали. Потом один за другим выходили на сцену и...»
Восторженная цитата эта несколько затянулась, но я добавлю к ней еще несколько розово-голубых строк:
«Запомнилось, как один парень в зале вскинул руку: "Прошу слова!" А вышел к трибуне, разволновался, смутился, забыл, что хотел сказать. В конце концов рубанул рукой воздух: "Товарищи! Ребята! Долой равнодушие! Долой бюрократов и саботажников!"»
Столь радужно прошелся, во всяком случае описанная, встреча — с цветами, девушками, тортами и областным начальством разных рангов — на этом не закончилась. На следующий день она продолжалась уже в Москве, в Голубом зале «Комсомольской правды» при участии на этот paз первого секретаря ЦК ВЛКСМ В. Мироненко и секретаря ЦК ВЛКСМ Н. Палонева. Вот именно на этой встрече говорила Лена Говорова о скромности, главной привилегии воинов-интернационалистов...
Тут я хотел поставить точку, захлебнувшись в потоке слюны н соплей, но несколько капель не могу не добавить:
Воины-однополчане провожали после волнующей встречи своего бывшего командира Героя Советского Союза майора Солуянова.
«Парни на перроне, — пишет Снегирев, — как-то незаметно подтянулись, как-то так само получилось, что будто снова они в строю, и впереди их снова ждет бой. Такая была минута... Поезд тронулся. Строй не шелохнулся. Только Леня Жолабов (орден Красной звезды) дрогнул. Он резко вскинул над головой сжатый кулак: — Все нормально, командир!
Он отвернулся, пряча враз повлажневшие глаза и быстро зашагал прочь. Я знаю, что он хотел сказать: "Мы не уроним чести и достоинства воина-интернационалиста. Бой продолжается, только теперь мы боремся со всем тем, что мешает стране, что решительно отвергнуто партией и народом. Не волнуйся за нас, командир, мы не отступим в этом бою"...»
Не знаю, как майор Солуянов, но я не только волнуюсь, я глубоко опечален. Я просто не могу во все это поверить. В то, что ребят собрали (не съехались, а именно собрали), что были и оркестры, и начальство — во все это, именуемое словом «мероприятие», верю. А во все эти повлажневшие глаза и затаенные дыхания, с которым ребята слушают и конспектируют вдохновенную речь Владимира Климова, — не верю. Неужели у нас такая молодежь? Страшно подумать. Нет! Если и появляется краска на щеках воинов, то не от смущения, а от стыда за все то, что происходит в Афганистане. Не зря все-таки, хотя и мельком, проскользнуло в статье зам. редактора «Комсомолки» замечание о каких-то демобилизованных солдатах, которые — цитирую — «собрались где попало, отмечают свои «родовые» праздники (День пограничника, День военно-морского флота и др.) как кому вздумается и... прощай, братва, до следующего года. Еще хорошо, если просто расходятся, без эксцессов». Вот в это, к сожалению, я верю...
Не могу утверждать, я там не был, но не сомневаюсь, что юные «афганцы», съехавшиеся со всей области, после фанфар и тортов раздавили где-то в подворотне свою поллитровку и вот там-то поговорили по душам. О «романтике» подвига в непокоренной до сих пор стране, в частности.
Возвращаясь же к самой статье в «Комсомолке», могу сказать только одно — плохо дело с правдой. Очень плохо...
Кстати, в том же номере газеты, где рассказывается о приеме в Голубом зале (за 15 августа), помещена статья, посвященная 90-летию И. Э. Якира. В ней рассказывается о мальчике, родившемся в скромной семье кишиневского фармацевта, о том, как учился он в реальном училище, затем химии в Швейцарии и в Харьковском технологическом училище. В гражданскую войну стал комдивом в 24 года, при том прославленным, награжденным двумя орденами боевого Красного Знамени. Воевавшие с ним рядом вспоминают сейчас его смелость, самообладание, умение умно воевать, не имея никакого военного образования, но никто ни словом не упомянул о самой трагической минуте не только его жизни, но и самой Красной Армии — о его расстреле по приказу Сталина в 1937 году.
О какой же правде можно после всего этого сейчас говорить? Ее просто-напросто нету...



  • Виктор Некрасов «О статье в «Комсомольской правде» от 8 января 1986 г. (Письмо следователя Дроботова)»

  • Виктор Некрасов «О психологической травме советской молодежи, воюющей в Афганистане»

  • Виктор Некрасов «Оккупанты с пером и кистью (Советские деятели культуры в Афганистане)»


  • 2014—2019 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на
    www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter