ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

Париж-20

Статья для радиопередачи

8 апреля 1987 г.

Публикация Виктора Кондырева

Рукопись и машинопись хранятся в отделе рукописей
Российской Национальной Библиотеки (Санкт-Петербург),
фонд № 1505, ед. хр. № 815, 11. л.

Сегодня поговорим, скорее порассуждаем, о музеях. В частности, о парижских. А ещё точнее, о новом музее д'Орсей и старом Лувре.

Толчком к этому послужила неудачная моя попытка попасть в этот самый новый музей д'Орсей. Открыт он уже месяца три или четыре и я почти уверен был, что мое желание исполнимо. Уверенность моя разбилась о перспективу потратить на это полдня. Очередь на площади перед музеем, извиваясь, кончалась где-то на набережной. Вспомнив нечто подобное на прошлогодней выставке в Бобуре «Вена, начало века», я махнул рукой и ушел.

Природа этих очередей-монстров из людей, желающих соприкоснуться с искусством — мне непонятна. Почему замотанные повседневными заботами парижане могли тратить три-четыре часа, чтоб посмотреть на извивающихся, претенциозных дам Климта или Шиле, или портреты Кокошки, я, с трудом, но все же могу понять. Это начало века, рождение стиля «модерн», а «ретро» сейчас в моде. Лет 10—15 тому назад ко всему этому относились иронически, как к чему-то навсегда отвергнутому, а сейчас, вот, вспомнили и захотелось, мол, освежить в памяти. И стояли, толпились у входа в Бобур, а войдя внутрь, ног под собой уже не чувствовали. И все же манило нечто полузабытое, времен «бэль эпок», прекрасных, спокойных дней начала века.

То же, что происходит сейчас с музеем д'Орсей для меня загадка. В нем собрано все французское искусство с середины прошлого века до начала Первой мировой войны. Не что-нибудь новое, найденое, открытое, а именно собранное по другим музеям. Там оно висело и стояло годами, было знаменито, но особого ажиотажа не вызывало. А теперь? Раньше импрессионисты и постимпрессионисты, Сезанн, Ван-Гог, Гоген были в разных местах, теперь вместе. Энгр, Курбэ, Бастьен-Лекаж перебрались тоже сюда, кое-кто из Лувра. И всех их оказалось очень много. Меня, например, это пугает, а других, может быть, именно это и привлекает. Я смотрел на терпеливую очередь под первыми жаркими лучами солнца и ничем объединить этих любителей искусства не мог. Старики и дети, целые семейства, парни и девки в джинсах, завсегдатаи кафе, ну, как всегда, туристы, но их не больше других. Стоят и ждут — час, два, три...

Что же их манит? Может то, что в этом громадном здании на набережной Монтрлан был когда-то вокзал, а теперь, вот, музей? Или то, что кроме картин и скульптур, есть ещё и декоративное искусство, мебель, неосуществленные архитектурные проекты? Или выставлены первые опыты фотографии, пожелтевшие даггеротипы? То есть, опять старина, ретро. И для этого стоять часами на солнцепеке? Ответа я так и не нашел, свой визит отложил минимум на полгода и с горя пошел в Лувр.

Вообще-то я не могу назвать себя музеелюбом. Всемирноизвестные Эрмитажи, ТЭТ-галереи, Прадо, Уффици, Метрополитенмузеи меня отпугивают. Для меня слишком много там всего — и шедевров, и людей, и экскурсоводов. Я устаю, в голове сумбур. Куда ни шло ещё маленькие собрания картин, вроде такой галереи в Нью-Йорке на Пятой авеню, или лондонской, забыл название, куда подымаешься на лифте и попадаешь в несколько небольших зал, где собрано много первоклассного. Есть и в Москве такой музей, в Замоскворечьи, с портретами 18-го — начала 19-го века. Тихо, уютно, немноголюдно и красиво. Уходишь, если и не отдохнувший, то во всяком случае получивший удовольствие.

Почему же меня потянуло в Лувр?
А потому, что старейший, знаменитейший парижский музей решил обновиться. И не просто так, а фундаментально, в буквальном смысле этого слова. И обновление это идет полным ходом.

Все пространство между двумя крыльями музея превращеного в нечто вроде стройки века. Вместо тихих, зеленых газонов с майолевскими полулежавшими голыми красавицами, чудовищные провалы чуть ли не до центра земли. Урчат эскаваторы и бульдозеры. Десятки видных со всех концов Парижа кранов. И среди всего этого раздора сиротливо rpycтит триумфальная арка «Карусель» с недавно позолоченными фигурами. Работа кипит...

К главному входу в Лувр не подойти. Посетителей впускают через единственную дверь со стороны набережной. Да и их что-то не видно. Никаких хвостов, входят и выходят одиночки... А ведь все самое ценное именно в Лувре. Опять же не пойму...

В музей я не пошел, а обнаружил выставку проектов реконструкции. Центр этой реконструкции — некая стеклянная пирамида. Споры вокруг неё шли не меньше года, а может и больше.

Походив по выставке, я, наконец, понял, во что все это превратиться, как обещают, к концу будущего года. На выставке планы, чертежи, большие, детально сделанные макеты. Оказывается, пирамида эта во дворе Наполеона будет главным входом. Она — просторный вестибюль. Спускаясь вниз, вы попадаете в целую серию зал, где не только всякого рода экспозиции и запасники, но и кафе, и рестораны, и зимние подземные сады, а заодно и большая автомобильная стоянка. Сверху же опять появятся газоны и на них разлягутся майолевские дамы.

Все как будто удобно и рационально, но стеклянная пирамида долго всех ужасала. Зачем в классический, сложившийся ансамбль вносить нечто чужеродное? Но сейчас это, очевидно, модно. Все споры, связанные с ансамблями, как правило, заканчивались поражением не любящих новшеств консерваторов. Так появилась на бульваре Монпарнас 59-этажная башня, так родился в центре старого Парижа архисовременный Бобур, и небоскребы района Дефанс, якобы нарушающие перспективу Елисейских полей. Так врастет в Париж и Луврская пирамида, которая и будет собирать многотысячные очереди. Не сокровища Лувра, а именно она, потому что это нечто новое, неожиданное и ни на что не похожее. И с тех пор в Лувр, мне во всяком случае, не попасть год, а то и два. Что ж, смирюсь...



  • Произведения В. П. Некрасова, связанные с парижской тематикой


  • 2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter