ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

Париж фотографа Робера Дуано

Статья для радиопередачи

17 июля 1986 г.

Публикация Виктора Кондырева

Рукопись хранится в отделе рукописей
Российской Национальной Библиотеки (Санкт-Петербург),
фонд № 1505, ед. хр. № 704, 9. л.

Есть такое ходкое, популярное выражение – это не искусство, это фотография. Ничего более глупого и бессмысленного, чем это выражение не существует.

Фотография это искусство, причем искусство большое, тонкое и всеохватывающее.

Дело даже не в технике, которая достигла сейчас невиданных высот, в буквальном и переносном смысле. Земной шар со всеми своими затянутыми облаками континентами и человеческий зародыш во чреве матери. Отнесем это к чудесам техники, к ним же отнесем, допустим, и мягкость и игру светотеней иных портретов. Все это чудеса — и техники, и не техники.

Сегодня же я хочу говорить о другом виде фотоискусства — о человеческой жизни. И опять-таки это понятие неоднозначное. Есть репортаж. Репортаж момента, события, пойманный фотоснайпером. Выстрел этой фотострельбы вызывает и восторг, и преклонение. Весь мир обошли фотографии сцен варшавского гетто или расстрела венгерских КГБ-истов во время венгерских событий, убийства Ли Освальда, казни на электрическом стуле, снятой фотоаппаратом, запрятанным в штанах, взрыва дирижабля «Гинденбург» в 1937 году, смерти пронзенного пулей испанского солдата-республиканца, схваченная знаменитым Робертом Капа.

Но сегодня мы будем говорить о событиях более спокойных, менее сенсационных. Я хочу рассказать о Робере Дуано — французском фотографе, художнике, певце Парижа.

Париж любим всеми художниками — от братьев Лимбург, сохранивших нам его очертания XV века в знаменитом «Часослове герцога Беррийского» до непревзойдённого Альбера Марке. Не обойден он и фотомастерами – тысячи прекрасных открыток утреннего, вечернего, ночного Парижа, затянутого туманом, дымкой, с крышами, трубами, с поэтическими лесенками и фонарями найдете вы в любом киоске Парижа. И все же на первое место по знанию Парижа, его души, сердца, даже желудка, по любви к нему я ставлю Робера Дуано. Даже отдавая первенство лучшему из всех живущих фотомастеров мира — Андре Картье-Брессону.

Картье-Брессон может быть шире Робера Дуано — у него и Париж, и Франция. И Москва, Ленинград, Советский Союз — замечательные! — и далекая Индия. И парижские сценки его незабываемы, и все же Париж Дуано не хуже, может быть где-то и лучше, нет, не лучше — я сказал бы всеохватывающе.

Только что вышло новое издание книги «Париж Робера Дуано и Макс-Поль Фуше» — некий монтаж, сгусток из многих работ Дуано, из его книг — «Le mal de Paris» (в вольном переводе «Я болею Парижем»), «Le vin d rue» («Вино улиц», которое я перевел как «Парижские забегаловки»), «Окраины Парижа», «Чары Парижа», «Парижские мальчишки» и многих других.


Робер Дуано


Обложка книги
«Париж Робера Дуано и Макс-Поль Фуше»


Дуано не интересует репрезентабельный Париж площади Согласия, Шамз-Элизе или Марсова поля, если он и попадает на них, то только со своим взглядом, со своим юмором. А юмора у него предостаточно. А без него Париж не Париж.

Париж — это жизнь. В первую очередь. Жизнь улицы, подворотен, окраинного «бистро», лавочника, консьержки, клошара, работяги. И Париж — это движение. И ему — движению — посвящен шмуцтитул книжки. Люди перебегаю улицу. Шестнадцать сценок, маленький фотофильм. Надвигается стадо машин – стремглав перебегают мальчишки, девчонки, опаздывающие на работу служащие и только один господин в очках и с зонтиком не торопится — парижане, мол, вежливы, не переедут. Последняя в этой серии большая уже фотография — перебежали и сели в кафе, на столе две каски мотоциклистов, парень пошел что-то заказывать, девушка, задумавшись, ждет.







Дальше идут отдельные главы, объединенный какой-то темой. В этой книжке меньше клошаров и несуществующего уже, такого парижского, «Чрева Парижа», но, если это и возможно, то больше юмора.

Первая и последняя глава посвящены скульптурам. Первая — это парк Монсо. Есть такой большой, тенистый, в английском стиле парк с множеством скульптур прошлого века. И множеством детей. И вот это-то сочетание — прошлого — томные мраморные дамы у ног Мопассана и Шопена и резвящаяся вокруг сегодняшняя детвора. Лысый Сен-Бёв, созерцающий со своего пьедестала то ли с улыбкой, то ли с осуждением каких-то прыгающих через скакалку пацанов. В довершение этой маленькой серии – три бронзовые грации Майоля, — это уже не Монсо, а Лувр, — малость обгаженные голубями, а над ними в небе сегодняшнее, четыре вертолета.

Последняя же скульптурная глава — это неожиданные, непредвиденные ситуации. Обвязанного веревками Пегаса везут на грузовике по рю Риволи. А на другом грузовике мраморные нимфы выглядывают из каких-то ящиков. Есть и склад городских скульптур на рю Лафонтен. Мыслители, философы и поэты плечо к плечу с обнаженными Дианами и крылатыми гениями. Смешно…

Есть глава, посвященная лошадям. Но не тем, которых нет уже на парижских улицах, а тех, которые сохранились в изваяниях — рвущихся в поднебесье кони Гран-Пале, оледеневшие фонтана Обсерватуар — либо игривые лошадки карусели, или мозаичные изображения у лавок, торгующих «шевалин», конским мясом. И еще силуэт Людовика XIV на вздыбленном коне, выглядывающий из-за своры несущихся на нас «камьонов» — грузовиков.

Полна юмора глава, посвященная кафе. В данном случае, кафешным атрибутам. Вывески, рекламы, украшения. Кафе называется «Шарбон — «Уголь». Над входом эмблема угольщика с мешком угля на плечах, а в руках стакан вина. А внизу, под эмблемой, как раз и входит в кафе дядька с мешком на плечах. А стакан вина будет у него в руках через минуту.

Конечно, пересказывать картины или фотографии дело бессмысленное. Да и не перескажешь всего, даже если б и умел. Просто мне захотелось поделиться радостью. А хорошая книга в твоих руках — всегда радость. Книги Робера Дуано относятся именно к этим книгам. Кстати, текст, написанный Макс-Полем Фуше почти не уступает фотографиям — веселый, легкий, полный юмора.



  • Сайт Робера Дуано (фр.)

  • Произведения В. П. Некрасова, связанные с парижской тематикой


  • 2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter