ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

Путь героя

Статья

«Литературная газета», 26 апреля 1955 г., № 50 (3395), с. 3




Стр. 3




Я думаю, что никто из присутствующих здесь, как бы каждый из нас в отдельности ни смотрел на пути развития литературы, говорит В. Некрасов, не станет отрицать большого воспитательного значения ее. Оно бесспорно. Но у каждого вида литературы, будь то педагогическая. критическая или публицистическая, есть свои средства достижения этой цели. Есть они и у художественной литературы. Каковы же ее особенности и почему партия уделяет именно ей столько внимания?
Если бы художественная литература старалась изображать общественные закономерности в их чистом виде, она стала бы вообще не нужна. Не нужны были бы ни пейзажи, ни диалоги, ни герои. Но, очевидно, задача ее в другом. В том, о чем совершенно ясно говорил Ленин в известном письме к Инессе Арманд: «Если брать тему: казус, индивидуальный случай... — эту тему надо разработать в романе (ибо тут весь гвоздь в индивидуальной обстановке, в анализе характеров и психики данных типов)». В этом весь смысл существования художественной литературы, ее сила. ее особая роль, которую никакой другой вид идеологической деятельности выполнить не может. Разумеется, речь идет не о редчайших исключениях, несущественных для народной жизни, — такие «казусы» не могут быть основой реалистического произведения. Но если случай характерен для сотен, тысяч людей, литература обязана им заниматься.
У нас часто говорят: мы должны писать о главном. И многие считают, что этим главным является законченный образец (к примеру, Воропаев), на котором писатель и должен воспитывать читателя. Думаю, что это хотя и важный, но не единственный способ воспитания. Литература обязана заниматься и другим — самим процессом перевоспитания человека. Иногда говорят: произведение правдивое, но здесь высказана лишь часть правды, — и видят в этом его недостаток, забывая. что только всей нашей литературе под силу такая задача — отразить жизнь всего общества. Когда же писатель пытается это сделать в одной повести, неизбежно появляются натяжки, которые снижают реализм, правдивость. Если, например, Николай Митясов в моей повести «В родном городе» стал бы рассуждать и действовать с безошибочностью Воробьева, читатель бы этому просто не поверил. А без доверия читателя никакое воспитательное воздействие невозможно.
Каждый писатель, работая над своей вещью, испытывает иногда сомнение: верен ли он жизненной правде? Так бывает до тех пор, пока ты чувствуешь свое право делать с героем все. что тебе угодно. Но наступает вдруг момент, когда ты начинаешь зависеть от его воли, его характера. Для меня этот момент очень важен. Я чувствую, что герой стал живым, а это и есть то условие, без которого нельзя завоевать доверия читателя.
У нас много говорят о положительном и отрицательном герое. Но часто очень уж отвлеченно и прямолинейно представляют его себе. Кто же он такой, «положительный герой»? По-моему, это человек, пусть не лишенный больших недостатков. но умеющий с ними бороться, человек, в котором в конце концов побеждает основная, положительная тенденция нашего советского общества.
Мне не хотелось бы останавливаться на своей повести (не дело писателя комментировать то, что он написал), но поскольку она вызвала столь различные толкования, к тому же сегодня в «Литературной газете» появилась посвященная ей статья Н. Панова, я все же скажу о ней.
Начну с Ремарка. Упреки в «ремаркизме» я слышал уже давно, еще по поводу первой моей книги. Слышу я их и сейчас. Но есть ли какие-либо основания для проведения параллелей между «Возвращением» Ремарка и моей книгой? Кое-какие, пожалуй, есть. И тут и там война, и тут и там возвращение. Но война — вещь сложная. На войне — будь она справедливой или несправедливой — могут убить. Война часто лишает тебя отца, матери, детей, она может отнять у тебя здоровье, работу. Не всякому, вернувшемуся с войны, сразу удается найти свое место в жизни; может человек и растеряться. У нас, правда, таких людей меньше, чем, допустим, на Западе, но они все-таки есть. И хотя война 1914 года не похожа на нашу Отечественную, а герои Ремарка — на наших солдат, что-то общее между ними, между их переживаниями, безусловно есть. Но только это, не больше. Их отношения к войне, их послевоенная судьба совсем другие. И в этом главное.
Я нарочно взял наиболее сложное стечение обстоятельств в судьбе моего героя. В моей власти было выбрать зрелого человека типа Воропаева, у которого еще до войны совершенно ясно и определенно сложилась жизнь, но я сознательно взял человека, у которого позади почти ничего не было. На войне Митясов узнает многое, там он становится настоящим человеком. Но вот война для него кончилась. Он возвращается домой. Семьи нет, специальности нет, возврата на фронт тоже нет. И вот тут-то, возникает бесконечное количество «соблазнов». Я не согласен с теми, кто считает, что Митясов безвольно плывет по течению. Напротив, он все время борется с ним, борется против засасывающей тины спокойствия, которое он сам осуждает. Он уходит из дому, где ему было хорошо, где его любили. Он отказывается от «легких заработков», не уживается в РЖУ, даже в школе, где все у него как будто хорошо, он не находит удовлетворения. Чувство долга и ответственности перед самим собой и перед всей страной. которое он обрел на фронте, не позволяет ему останавливаться на простом устройстве своей жизни. Поэтому и в институте, достигнув чего-то определенного, он не успокаивается и, рискуя всем, вступает в борьбу с Чекменем.
Я несколько задержался на Николае Митясове, так как считаю, что в судьбе его, в развитиии его характера (так же, как и Сергея Ерошина, хотя у того по-своему) проявились как раз те черты, которые дают мне право считать и Сергея и Николая героями положительными. В них в конце концов побеждает основная положительная тенденция нашего общества.
Мне кажется, что книги, изображаюшие победу коммунистической идейности в сознании людей, которые начинают с невысокой ступени и в чрезвычайно трудных обстоятельствах, имеют право на существование в нашей литературе.

2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter