ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

Путешествие по улице детства

Аудио-репортаж для звукового журнала «Кругозор»

Запись 1966 г., впервые опубликована вместе с
«Новогодним рассказом»
в ежемесячном звуковом журнале «Кругозор»,
1968 г., № 12, стр. 12—13.







Виктор Некрасов путешествует
по улице детства




Голос ведущего: Репортер «Кругозора» писатель Виктор Некрасов рассказывает:
— Улица эта называется Андреевский спуск. Я жил в самом противоположном конце города, но вот эту самую уличку, которая спускается вниз, с булыжной мостовой, с этими сидящими старичками, и с этими проходящими какими-то стекольщиками, и с этой тишиной, мы, мальчишки, любили больше всего….
— Вот мы вошли во дворик дома, который у нас так вот назывался «замком» — арки, аркбутаны, какие-то лестницы, переходы. Вот по этим лестницам мы гоняли в сыщиков-разбойников. Здесь первый раз в жизни, мне, ну, назовём это так, расквасили нос. Это было, когда мне было лет десять, или одиннадцать, или двенадцать, я… вспоминаю, как побоялся прийти домой с распухшим носом…
— Ну, а сейчас мы пройдет по этой лесенке и попадем на одну горку, с которой мы увидим много очень интересных вещей… (слышен лай собаки). Во, лай, лай! Эта собака всегда встречает всех посетителей вот этим приветливым голосом своим… Но она сейчас уйдет, бояться её нечего.
— Давай, давай, давай, уходи, уходи, уходи!..
— Вот мы вышли на горку, посмотрите вокруг себя. Днепр, баржи, мост, элеватор, новая наша станция… А левее, за трубами электростанции, вот холмик такой виден, и там было, значит, КП Ватутина, сейчас там большой памятник стоит, ну, а тогда были окопы, блиндажи и… больше ничего. Вот оттуда как раз и началось движение на Киев. Киев освободили шестого ноября сорок третьего года, в это время я находился в госпитале, после Сталинграда, но в Киеве я появился приблизительно через месяц и увидал Киев в том виде, в каком он был оставлен немцами. Крещатик – сплошной битый кирпич… Увидал свой собственный дом, шестиэтажный, на улице Горького, сожженный дотла…
— А теперь я бы попросил вас всех подойти к этой вот кромке холма. Раздвинем кусты и посмотрим вниз. Вот видите — домик, дворик, вон там внизу, у него красная крыша, женщина идёт с авоськой, и спускается вниз по какой-то лесенке, а наверху веранда, увитая зеленью и виноградом… Так вот, это тот самый домик, номер тринадцать. Знаменит он тем, что в нём когда-то жил один из крупнейших русских писателей Михаил Афанасьевич Булгаков. А вместе с ним, или параллельно с ним, или для нас, или для него, в этом доме жили Турбины. Вот, на втором этаже, вот там именно, где виноград – там жили Турбины…




Дом Булгакова, Киев, середина 1960-х. Фотография Виктора Некрасова



Киев, середина 1960-х.
Фотография Виктора Некрасова

Киев, середина 1960-х.
Фотография Виктора Некрасова


— Ну, а теперь спустимся вниз и посмотрим на этот домик, ну так, просто, в фас…
— Вы видите, что происходит?! (слышен шум) Это для северян вещь совершенно непонятная — это трясут каштаны! — Тряси каштаны, пацан!.. (поправляет себя) — Дядя, дядя!.. (смех)
— Мальчишки бегают, собирают их, внутри они очень красивые, такие коричневые, сейчас мы будем подбирать, коричневые такие кружочки, которые мы в детстве (собирали), а сейчас эти мальчишки собирают их и набивают ими всю свою квартиру… Ну, а теперь давайте собирать каштаны… О, опять посыпались!..
— Вот мы и подошли, наконец, к дому номер тринадцать. А вот это, самый балкон, где сейчас стоит телевизионная буква «Т», это был балкон, там (жил) Михаил Булгаков, в этой самой комнате рядом с балконом был его кабинет. Он был врачом сам, Булгаков… Ну и, по-видимому, это был кабинет, в тоже время, и Алексея Турбина. Если считать самого Михаила Афанасьевича Булгакова Алексеем Турбиным, то Николка Турбин это, по-видимому, младший брат Михаила Афанасьевича — Николай Афанасьевич. Он оказался в эмиграции, попал в Париж, и во время оккупации Франции немцами, он попал в лагерь. Он был микробиолог, он лечил, он спасал, скрывая, придумывая болезни, помогал всем в лагере…
— Вот, мы с вами прошлись по Андреевскому спуску. Эта улица для меня, уже человека довольно пожилого, осталась такой же родной и близкой, какой она была, когда мне было десять-двенадцать лет…



Виктор Некрасов, Киев,
дворик на участке д. № 18 на Андреевском спуске, 1971 г.
Фото Бориса Стукалова





  • Виктор Некрасов «Дом Турбиных»

  • Дмитрий Шлёнский «Обретение символа»


  • 2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на
    www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter