ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

Сага о майоре Иванове
(«Майор Иванов» Ю. Большухина)

Рецензия

«Новое Русское Слово», 24 июня 1984 г.




Недавно умер в Америке писатель Юрий Большухин. Знаком я с ним не был, последние годы имя его на газетных страницах почему-то не появлялось, ни в каких эмигрантских конференциях участия он не принимал и вообще как-то его все забыли. А мне он запомнился. И давно. И крепко.

В 1962 г. в Париже — я был тогда еще уважаемым советским писателем — мы с Паустовским зашли в книжный магазин Каплана и крепко нагрузились, помню, альманахами «Мосты». Выходил тогда еще этот очень интересный альманах, от чтения которого у нас глаза на лоб лезли. И привез я тогда несколько номеров этого журнала в Киев — была не была, отберут так отберут, а не отберут, сколько людям я доставлю удовольствия. Вот и стал я всем доставлять удовольствие. Особенным успехом пользовался № 5 за 1960 год. Была там статья Бор. Зайцева о недавно умершем Пастернаке, несколько фотографий его похорон в Переделкино и очень хороший портрет работы Анненкова (1921 г.). Была и очень любопытная статья некого П. Шелестова о московских высотных зданиях и проектах Дворца Советов, называлась она «Храм без божества». Но главное, что нам всем понравилось, — начало романа Юрия Большухина «Майор Иванов». Им мы зачитывались. Так мы развлекались в те дни. Пока не произошел маленький конфуз. Дал я как-то эти «Мосты» своему приятелю. Он долго не возвращал и я позвонил ему, попросил принести. Не помню уже, в каких выражениях. Было это в 1974 году, — иными словами, двенадцать лет журнал ходил по рукам. И вот принес он его мне. И решил я на сон грядущий перечитать «Майора Иванова». Почитал, заснул, а книгу оставил у изголовья. А раненько утром пришли ко мне с обыском. И сразу же хвать журнал! Господи, сколько потом мой следователь полковник Старостин мытарил меня по поводу него. И где достал, и кому давал, и кто читал, и кто делал пометки на полях, короче, альманах этот был одним из главных обвинений против меня: «читал и распространял».

Дела на меня почему-то не завели, судить не стали, в психушку не посадили, и я оказался на Западе. В один из первых же дней парижской своей жизни пошел я к тому же Каплану, и купил изъятый у меня в Киеве номер альманаха «Мосты». Сейчас он передо мной.

Что ж это за «Майор Иванов», стоивший мне стольких неприятностей? Вот вкратце содержание опубликованных глав.

Действующих лиц, в основном, три. Майор Иванов, командир батальона ТКД, ефрейтор Кивейша и Хрущев. Есть еще и другие, в том числе и маршал Советского Союза Солдатенко, командующий Прирубежным военным округом, и еще несколько менее значительных персонажей. Только что закончились манёвры войск округа, где отличился майор Иванов со своим батальоном ТКД. ТКД (танк комбинированного действия) это бронированные вездеходные скоростные машины, ходившие на особом горючем, несущие легкое по весу, но смертоносное ядерное оружие. ТКД — танк будущего. И водитель его — солдат будущего. Таким солдатом был Кивейша, любимец Иванова.

Но перед самыми маневрами произошло нечто вроде ЧП. Дело в том, что за сестрой Кивейши ухаживал бригадир Бяреза, герой соцтруда. Не встретив взаимности, Бяреза решил отомстить и добился, чтобы у семьи Кивейши отобрали приусадебный участок. Об этом написала сестра своему брату. И брат, за один день до маневров, рванул ночью на своем ТКД в родное село, оно было рядом, изувечил Бярезу, и к утру был уже в части. Бяреза, оправившись, донес, и Кивейшу арестовали. Пахло изменой (танк был засекречен, а он въехал на нем в село) и расстрелом.

Тем временев у Хрущева – в романе он называется Вождь — в Кремле неприятности, антиправительственная группа. И решает он опереться на армию. Для этого созывает митинг частей Прирубежного военного округа — только он располагает пока этими танками будущего — и на нём выступает Вождь.

Само выступление вождя написано прекрасно, будто автор, Большухин, лично знал и слушал Хрущева.
— Есть, товарищи, такая птица, — вещает Вождь, — как гласит народная пословица, знаете, она гласит, я скажу буквально, поскольку мы здесь люди свои, что вот, плохая птица, которая в собственное гнездо, извините за выражение, пакостит, то есть гадит… И мы такую неопрятную гадящую птицу обязаны, скрипя, как говорят, сердцем, взять, знаете ли, за ее длинный ревизионистский хвост и решительно выбросить из нашего чистого гнезда, да, товарищи…
Так говорит Вождь, и все шло бы по заведенному, если б вдруг по войскам не разнесся слух, что Кивейша расстрелян. А ведь только вчера маршал обещал Иванову вернуть его в часть как лучшего водителя танка. О чем майор и сообщил бойцам. И вот, выходит, он лгун. А солдаты привыкли ему верить. В войсках начинается ропот. В президиуме растерянность. Раздается крик: «Покажите Кивейшу!» Его под охраной выводят. Но когда, пройдя вдоль строя, подвели к опушке, там произошло какое-то замешательство и раздалась автоматная очередь. Майор Иванов взбешен — он только что с трибуны. По просьбе маршала, объявил всем, что жизнь Кивейши будет сохранена, а тут вроде убили! — и отдает по сектору приказ своему батальону.
« — Я Иванов. Приготовиться. Я Иванов. Приготовиться.
В наушниках отозвалось:
— Есть приготовиться.
— Первому взводу двинуться сюда. Второму взводу оставаться на месте… Третьему взводу окружить резерв Госбезопасности.
Шесть танков ТКД с низким музыкальным стрекотом, прорвав смятенный строй солдат, прорезанный гебистской охраной, остановились на поляне.
— Первому взводу… — майор мгновенно помолчал, — сомкнуться вокруг вождя.

Майор Иванов сбежал с эстрады, опрометью бросился в кустарник, где стояла его машина, откуда широко улыбался Чесноков. «Пошли!» — скомандовал майор. И они тронулись.

Вокруг группы вождя и маршала Солдатенко стояли три ТКД. Остальные три машины, низко жужжа, прокатывались вдоль поляны.

Иванов с Чесноковым остановились в нескольких шагах от клубка людей. Несколько секунд Иванов всматривался в этот клубок, молчал. Потом поставил репродуктор на максимальную громкость.
— Всем лечь! Всем лечь! Гражданину Секретарю и маршалу Солдатенко оставаться на своих местах. Гражданин Секретарь, вы арестованы…»

На этом фактически все кончается. Дальше на двух страничках — то, что произошло дальше: гражданская война, которой должны быть посвящены последние главы. Написаны ли они были, не знаю. В некрологе прочитал, что в последние годы своей жизни Ю. Большухин работал над окончанием своего романа. Вот и все…
Думаю, что надо пошевелиться, разыскать и напечатать.

Приведу еще один абзац, на мой взгляд, очень интересного произведения, абзац, посвящённый главному герою.

Иванов был обыкновенным человеком — он и поступал, как обыкновенный человек во всем, что относится к обыкновенной, повседневной жизни. Он не лез в гении или герои. Именно поэтому он совершил то, что по плечу самым выдающимся мужам истории. Как и у многих (более, чем принято думать, многих), у Иванова были из ряда вон выдающиеся способности. Только ничтожное количество людей, вполне рядовых, обладает счастьем удачной случайности — свои необыкновенные способности заметить, усовершенствовать их и применить. Иванову посчастливилось. Важно и то, что эти способности были – не художественный талант, не техническое дарование, не дар отвлеченного мышления или какой-нибудь из бесчисленных даров, таящийся во множестве человеческих особей, чаще всего и не подозревающих о своем богатстве. Способности Иванова были военные, врожденное дарование бороться и побеждать.
В романе он победил. Арестовал Хрущева. А маршалу сказал:
« — Гаврила Федорович! Понимаю ваше положение и к нам не зову. Хотите, присоединяйтесь, конечно. На риск. Но думаю, для вас лучше, если я поставлю вас в невозможность действовать, как полагаете? Для перестраховки, а?
— Для перестраховки… — протянул маршал. Вы себе отдаете отчет, что затеяли, майор?
— Не обо мне речь, — оборвал майор. — Принимайте решение. Быстро. Учтите обстановку.
Маршал молчал.
Майор отчетливо выговорил по микрофону:
— Маршал Советского Союза временно отстраняется от командования округом. Командиру второго взвода ТКД отправить маршала ко мне, на дом. Личное оружие отобрать, охранять соответственно, — он повысил голос. — Кто лег, прошу подняться, привести одежду в порядок. Можно закурить. Состав госбезопасности, по одному подходите к пропускному пункту, отдавайте оружие, следуйте, куда укажут…»
На этом кончаю. От себя добавлю: всего этого, увы, не было, но как приятно об этом читать! Что поделаешь, полковник Старостин, виноват…

2014—2018 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter