ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

Советский Союз и алкоголь

Статья

28 декабря 1981 г.


Виктор Некрасов на «Радио Свобода»
читает статью «Советский Союз и алкоголь»,
10 января 1982 г.





Обложка
рукодельной брошюры В. Некрасова
«Советский Союз и алкоголь», 1981

Дарственная надпись Виктора Некрасова
для Виктора Кондырева



Вите!                                             
С Новым, 1982-м, годом,                
годом борьбы с антиалкоголизмом!

В.Н.                                               
1981.XII.                                         

Как-то, в Малеевке, под Москвой шли мы с И. С. Соколовым-Микитовым — прекрасным человеком и писателем, ныне покойным, в сельпо за пол-литрой. Рядом с магазином стояла большая железная бочка с горючим. Я указал на неё Ивану Сергеевичу. — Небось, за всю свою жизнь, Вы не меньше двух-трёх таких бочек выпили, — сказал я, хорошо зная матросское, летчитское и охотничье прошлое Ивана Сергеевича. Он скромно кивнул головой.
При дальнейшем подсчете выяснилось, что за 70 своих лет он и четверти одной бочки не выпил. Иван Сергеевич очень огорчился.
К чему я это?
А к тому, что я, человек в общем пьющий, и считающий себя более или менее знатоком этого дела, уезжая из Советского Союза, думал, что оставляю страну в состоянии хронического запоя, что дальше уже некуда. Но вот приезжающие из Союза друзья уверяют меня, что то, что происходило по этой части в год моего отъезда (1974-й) — это детский сад по сравнению с тем, как сейчас пьют. Раньше, говорят, пили многие, очень многие, теперь — все!




Первая страница рукодельной брошюры В. Некрасова «Советский Союз и алкоголь», 1981


Подсчитать сколько пьет советский человек, казалось бы, невозможно. Статистики в нашей стране нет, а то, что иной раз появляется в «Литгазете» много занижено. Но вот, оказывается, есть на земном шаре человек, который попытался во всем этом разобраться и даже книгу написал «Спиртные напитки в СССР». Человека этого зовут Владимир Тремль, и руководит он университетским центром по изучению алкоголизма в Америке.
Конечно, как американец, хоть и русского происхождения, Владимир Тремль и в отдаленной степени не может постигнуть все тайны рядового советского алкоголика — как, что, где и на какие деньги достать? Тем не менее, кое-какие любопытные цифры он приводит. Так вот, приводимые профессором Тремлем цифры, несмотря на астрономичность, несколько успокоили меня.
На первый взгляд, всё очень страшно. В Советском Союзе производится сейчас водки около 3-х миллиардов литров в год (в два с лишним раза больше, чем в 1955 году), около 4-х миллиардов литров виноградного вина, 200 миллионов литров шампанского, 100 миллионов литров коньяка и 6½ миллиардов литров пива — втрое больше, чем 25 лет назад. В пересчёте на чистый алкоголь — это значит, что советское население потребляет 2½ миллиарда литров (в 1955-м году 650 миллионов).
Таким образом, на душу населения, т.е. на каждого жителя СССР, включая грудных младенцев, приходится почти 10 литров, так называемого чистого алкоголя, что ровно втрое больше, чем выпивалось в 1955 году.
Совершив кое-какие математические манипуляции, я увидел, что положение вовсе не так уж катастрофично. Получается, что ежедневно советский трудящийся поглощает всего лишь 27,397 грамма чистого алкоголя, что в переводе на человеческий язык означает 64 грамма водки. Если откинуть младенцев – 70–75! Не так уж страшно.
Я вспомнил донбасских шахтеров, с которыми однажды пришлось выпивать в городе Сталино, ныне Донецк. «Ну, Тамарочка, принеси-ка нам по смертельной на каждого, — сказал один из них, самый старший, — и по тарелочке винегрета». Товарищ был опытный в этом деле и где-то вычитал, что доза в 500 грамм, выпитая в один присест, смертельна для человека. Оберегая свое здоровье, мои шахтёры, сделали это в два приема, поэтому выжили и, надеюсь, живы до сих пор.
Но шутки в сторону. Не все в Советском Союзе шахтёры — это раз, и, второе, тоже очень существенное, — 27,397 грамм — это цифра, исходящая из количества проданной через торговую сеть водки, а если вспомнить о самогоне и спирте, который медики, летчики, всякие там физики, берут прямо на месте работы, тут становишься просто в тупик — учесть невозможно.
И всё же, тот же достойный профессор Тремль на основании сложных расчетов подсчитал, что самогона в Советском Союзе за год потребляется 1 миллиард 700 миллионов литров, из них 1 миллиард сельскими жителями. На это обстоятельство, косвенно указывает потребление сахара в стране. Оказывается, при меньших заработках, на душу населения в сельской местности приходится 40 кг сахара в год, в городе — 30. Это — самогон. Как учесть ворованный спирт — до этого наука еще не доросла.
Милейший профессор в своей книжке добрался даже до домашних наливок и настоек. Но в силу своей отдаленности от мест потребления, ни словом не упоминает о тройном одеколоне, денатурате, лаке для ногтей, палитуре, клее БФ, тормозной жидкости, весьма популярных среди определенной прослойки населения.
Ну, может ли прийти человеку в голову, что наши солдаты на Дальнем Востоке мажут сапожную ваксу на хлеб, ставят его на солнце, потом, сняв аккуратно ножом ваксу, жуют хлеб, и, выражаясь солдатским языком, балдеют. Этого никогда не узнает наш профессор. К тому же, как подсчитать процент алкоголя в ваксе?
Короче, учитывая все вышесказанное, приходишь к выводу, в общем-то, печальному — несколько успокаивающая мою русскую душу цифра 27,397 — цифра дутая, к действительности отношения не имеющаяся. Результаты же другой, неведомой нам цифры, скажем прямо — устрашающие. Средняя продолжительность жизни в Советском Союзе не увеличилась, а сократилась (единственная страна среди развитых стран) — у мужчин с 65½ до 64, детская смертность увеличилась, количество аварий на дорогах тоже (из 50 тысяч погибших в 1978 году, 33 тысячи по вине подвыпивших водителей), 90% всех случаев хулиганства, 80% изнасилований и столько же убийств — всё на почве алкоголя.
Страшные цифры. А государство на всём этом только зарабатывает, делает вид, что борется с алкоголизмом, правда. 39 миллиардов рублей выкачало оно за водку у населения в 1979 году — в пять раз больше, чем в середине 1950-х годов.
И это, всё при том, что, как говорится и пишется, социальных корней для пьянства в нашей стране нет. Не то, что на Западе. Пьют, очевидно, только на радостях – перевыполнив план, избрав нового достойного депутата в Верховный Совет или прочитав последнюю книжку Леонида Ильича. Ну, как же, тут не выпить.



  • Виктор Некрасов «Ода водке» (Из книги «Записки зеваки») (1975)

  • Виктор Некрасов «Как не всегда важно быть серьезным» (Заметки о книге Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки») (1977)

  • Виктор Некрасов «Грустная история одной бутылки» (1980)

  • Виктор Некрасов «Еще раз о вреде пьянства» (1985)

  • Александр Парнис «Виктор Некрасов о Венедикте Ерофееве, Олеге Ефремове и… о Шоссе Энтузиастов» (журнал «Крещатик», № 22, 2003)


  • 2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на
    www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter