ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

Споём славу Победе

Рецензия

Газета «Радянське мистецтво»,
13 мая 1945 г., № 6, С. 3

Рецензия на художественную выставку,
состоявшуюся в Киеве и приуроченную ко Дню Победы.


(Оригинал рецензии в формате pdf 11,4 МБ)

Перевод с украинского Юрия Мерщия





Война — тяжёлая, ужасная война победно завершилась. По берлинской аллее Победы маршируют победители под красными знаменами.
Тернистым и трудным был этот путь победы. Много мы выстрадали и пережили за эти годы — и тяжёлого и радостного. Сердце останавливается от грандиозности событий четырёх последних лет. Ещё целые века о них будут говорить, писать книги, картины, лепить образы героев. История Великой Отечественной войны — неисчерпаемый источник вдохновения для художников. Нам современникам и участникам войны, трудно ещё до конца осознать грандиозность уже минувших дней. Всё это ещё слишком близко, волнующе, свежо.
Но время зарисовок, набросков уже прошло. Пора эскизы превращать в полотна.
С годами всё шире и шире будет разворачиваться перед нами панорама войны — одним взглядом мы сможем охватить прошлые события. Но тратить время попусту нельзя. Засучив рукава, нужно браться за работу сразу же, пока события свежи ещё в памяти. Ведь многое из того, что казалось нам в сорок первом году мечтой, давно исполнилось. Зерна победы были посеяны на Волоколамском шоссе, на подступах к Ленинграду, в тяжелые дни октября сорок первого года. И без этого октября не был бы таким прекрасным нынешний Май. Величие Сталинграда — не только в самой пятимесячной обороне города, но и в том, что она осуществлялась после июльского отступления сорок второго года.
И обо всем этом пора говорить во весь голос, со всем темпераментом и силой, на которую способны художники. Трудно ещё перечислить всё то, о чём заговорят в ближайшее время их полотна. Берлин, Вена, встреча на Эльбе, Сталинград, Севастополь, Одесса, галерея наших героев, сожжённые и разрушенные наши города и сёла — невозможно обо всём написать не волнуясь.
Но берясь за работу, раскладывая перед собой эскизы, заостряя карандаши, нельзя забывать о том, что картины, посвящённые Отечественной войне — это величественные документы истории. По этим документам наши потомки будут судить о войне. Как бы не были хороши краски и интересна композиция, но если в картине не будет правды, настоящей художественной правды —не стоит её и писать. Об этой правде думает каждый истинный художник именно сейчас, в дни, когда правда победила.
Перед большой картиной в красивой раме стоит группа бойцов. На картине изображена атака. Сытые, упитанные, чисто выбритые красноармейцы в аккуратненьких полушубках и блестящих касках колят, рубят, кромсают смертельно напуганных немцев в зелёных шинелях.
Бойцы смотрят. Бойцы молчат.
— Три года провоевал, а таких вот не видел, — говорит один из них и уходит к другой картине.
Этот боец видел, участвовал не в одной атаке. На груди у него — серебряная звезда на черно-оранжевой ленте и желтая полоска ранения. Может, художник не видел войны? Возможно. Но можно ли упрекнуть его в этом? Отнюдь. Суриков никогда не видел живых стрельцов. Толстой никогда не встречался с Наполеоном и Кутузовым. Но их произведения остались самыми выдающимися художественными памятниками описываемых ими событий. Потому что о всём этом они рассказывали языком художественной правды.
Возникает другой вопрос. Возможно, художник и видел войну, но считает, то война, а картина — это картина. Он считает, что отразив бойца в порванной шинели, без каски и противогаза, он унизит образ защитника Родины. Наверное, поэтому он и придаёт бойцу, его прекрасному, молодому лицу выражение разгневанного витязя, сдвигает, чтобы отразить чувство негодования, брови — и даёт фальшивый образ.
Тема героизма и патриотизма значительно шире, чем кажется на первый взгляд. Имена Гастелло, Матросова, Космодемьянской на веки вечные вошли в историю нашей страны. Но, кроме них, есть сотни и тысячи бойцов и командиров, героизм которых заключался в том, что они целыми неделями лежали на передовой или даже отступали так, что перейдя от отступления в наступление, сегодня отдыхают на ступенях имперской канцелярии.
Покрытый пылью, уставший, в потертой шинели, боец, скручивая цигарку, после атаки, выглядит прекраснее в тысячу раз, чем такие слащавые, вымышленные, плакатные красноармейцы в поблескивающих касках.
Война — это не только отчаянные атаки и вступление наших войск с поднятыми знаменами в освобожденные города. Война — это напряжение до предела нервов, сцепленные зубы, горечь отступлений, гибель товарищей, с которыми ты спал под одной шинелью. Это ночные переходы по колено в болоте, вещевой мешок, набитый патронами, миномет на плечах, грязные лужи, к которым припадают пересохшие губы.
Война — это тяжелый труд, тяжелые суровые будни. Но в буднях тех — то самое величие, что и в фигуре красноармейца, который водружает красный флаг над Рейхстагом.
За что именно на фронте так любят художника Сойфертиса? За острый глаз, за умение заметить в самом обыденном — интересное и волнующее. С его севастопольских зарисовок жизнь рвется с таким невыносимым напором, что дыхание захватывает. Его «Концерт», «Воздушная тревога», «Фотография для партдокумента» искренние и правдивые.
Но все же это только зарисовки. Хотелось бы видеть убедительными и искренними и большие полотна. Время уже пришло писать эти полотна о великой борьбе, о подвигах, о поднятых флагах и освобождении городов, о тех минутах, которых мы столько времени ждали.
Боец, который пришел на выставку или в картинную галерею, хочет увидеть себя, как он отступал и наступал, как сражался с немцами прикладом, когда были израсходованы патроны, как мёрз на Клухорском перевале и считал последние минуты под градом бомб, как переправлялся через Днепр. Он хочет увидеть войну такой, какой она была на самом деле, которую пережил он и его товарищи по боям.
Вот про всё это, по нашему мнению, не может не думать истинный художник, прежде чем он начнет натягивать холст на подрамники.


* * *

Перед архитекторами и скульпторами тоже большие, сложные задачи. Исторические места и события ждут своих памятников исторических мест.
А эта малоразведанная еще отрасль искусства требует от художника большого такта и чутья. Бойцы и офицеры одной гвардейской части, которая начала свой путь в Сталинграде и дошла до Берлина, как-то узнали о проекте восстановления Сталинграда. Проект, по замыслу авторов, грандиозный: гранит, мрамор, бронза, скульптуры, памятники. На Мамаевом кургане — прекрасный парк культуры и отдыха.
Трудно, как бы, возразить против этих планов. А вот гвардейцы были недовольны и написали письмо авторам проекта. Дело в том, что на этом самом Мамаевом кургане гвардейцы пять месяцев воевали.
— «Слишком много у нас связано с этим курганом, — писали они, - Каждая балка, каждый окоп, каждая пулеметная площадка могут рассказать увлекательную повесть о героизме и мужестве наших солдат. Слишком много крови нашей пролито на этой высоте, слишком много она нам стоила, чтобы строить на этом священном для нас месте кафе, тиры и комнаты смеха. Не хочется смеяться там, где надо молча стоять, сняв шапки».
Что можно возразить против этого?
«Почему нельзя другими средствами отметить события, произошедшие на этом кургане осенью и зимой сорок второго года?» — спрашивают гвардейцы. — Почему не сохранить все эти окопы? Почему не превратить их в своеобразный музей обороны Сталинграда? На вершине кургана стоял подбитый танк, за который велась борьба на протяжении трех месяцев. Разве он, искалеченный и простреленный, не был бы самым ярким памятником тех дней?»
Мы приводим это письмо, чтобы напомнить архитекторам. что совсем не таким простым и легким является задача увековечения исторических мест. И если, несмотря на боевые горячие дни, воины вспоминают и думают о том, какими должны выглядеть наши города после войны, то уже архитекторы, во всяком случае, призванные решать эти задачи, должны к нему подойти с особой чуткостью.
На Украине много выдающихся исторических мест. Окраины Киева, Одессы, Корсунь-Шевченковского, Тернополя, берега Донца — архитекторы и скульпторы призваны их прославить. Надо, по возможности, сохранить исторические места в том виде, который они имели. Архитектура должна только подчеркнуть, оттенить, должна организовать пространство, но ни в коем случае не чрезмерно заставлять, не подавлять, не подменять собой благородной простоты и суровости мест, где недавно ещё гремели бои.
Пресловутый лейпцигский памятник Битвы народов и мрачные глыбы фашистского монумента в Танненберге останутся образцами того, как тупой дух пруссачества и реакции подходит к решению этих вопросов.
Великие события Отечественной войны зажигают художников на своеобразные решения, достойные этих событий. Памятники отдельным героям, монументы на братских могилах, сооружения, посвященные победам — все это требует индивидуального, вдумчивого подхода, большой любви и вдохновения.
Трудно сказать, в какой форме все это воплотится. Пантеон, триумфальная арка, обелиск, колонна? — Уже сейчас возникают дискуcсии. Практика решит их. На выставке проектов Крещатика мы уже видели — арку у Алабьяна и почти у всех авторов — Пантеон. Мы видели проект памятника жертвам Бабьего Яра архитектора Власова, видели результаты конкурса 1943 года на монументы героям Отечественной войны. Во всем этом много интересного, много спорного, но и возвышенного.
Иначе и не может быть!
Хочется только, чтобы принимаясь за работу, архитекторы и скульпторы помнили о письме гвардейцев, помнили, что события, которым они будут посвящать свои произведения, не имели равных себе в истории человечества. Простота, величие и скромность — основные черты сталинцев, людей которые ковали победу. Такими же должны быть и памятники, посвященные им и делам, которыми они прославились.

2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter