ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

В. Тендрякову — 60 лет

Статья для радиопередачи

21 декабря 1982 г.

Публикация Виктора Кондырева

Машинопись хранится в отделе рукописей
Российской Национальной Библиотеки (Санкт-Петербург),
фонд № 1505, ед. хр. № 487, 3 л.

Со всей большевистской откровенностью и прямотой скажу — да, я страдаю ностальгией... В сентябре будущего года минёт уже десять лет — подумать только, десять лет! — что я живу в Париже, в кармане у меня французский паспорт, я могу разъезжать по всему свету — вот, в конце марта предвидится поездка в Токио на какую-то конференцию, могу писать, о чём хочу (тут, правда, свои сложности — здесь, на Западе, ты не зависишь от ЦК партии, но в большой степени от читателя, что тоже не просто), одним словом, я свободный человек. И всё же я тоскую...

Нет, не по Крещатику, не по киевским каштанам (о Киеве, вообще, я боюсь даже думать, разглядывая в роскошных альбомах фотографии мускулистых, с горящим взглядом, ребят на месте, где расстреляны были тысячи евреев в Бабьем Яру или стометровой Матери-Родины на днепровских кручах), не по берёзкам и левитановским пейзажам тоскую я (с пейзажами на Западе не так уж плохо), а по людям. Многих из них, очень многих, мне не хватает.

Вот, увидел в «Литературке» фотографию Тендрякова, а над ней надпись — «Поздравляем юбиляров. Владимиру Федоровичу Тендрякову — 60 лет!»

Шестьдесят лет!.. Вот уже Володе и шестьдесят.

Когда-то мы с ним крепко дружили. Было это очень давно. Лет тридцать тому назад. Были мы тогда молоды, ему не больше тридцати, мне на десяток лет больше, но седины ещё не было, зубов полон рот, читал без очков. Прекрасные годы! Познакомились мы с ним в Малеевке, в «Доме творчества» писателей. Рослый, плечистый, открытая физиономия, когда хлопнет по плечу — чувствуешь — мы тогда почему-то любили хлопать по плечу — «Ну что, ещё по одной?». Очень мне нравился. И книги его тоже... И обязан я ему ещё и тем, что познакомил он меня тогда с Данилой Граниным и, что мне особенно дорого, с И. С. Соколовым-Микитовым, замечательным писателем и человеком. И к лыжам приучил. Не скажу, чтоб я стал рекордсменом, больше трюх-трюх по лыжне среди заиндевевших ёлочек, но, как человек не лишённый тщеславия, я очень обрадовался, когда кто-то из приехавших москвичей сказал мне недавно: «А вы знаете, в Малеевке до сих пор сохранилась некрасовская тропа?» Как маслом по сердцу...

Но притягивала меня к Тендрякову не только славная физиономия и умение не падать в сугроб, съезжая с горки, а то, что никогда не кривил душой — ни в жизни, ни в творчестве своём. Писал то, что говорил, то, что считал нужным. Я, как никто другой, знаю, как трудно в нашей стране писать правду. Как надо хитрить, обходить острые углы, с какими-то требованиями соглашаться, чтоб отстоять что-то более важное, одним словом, дело это нелёгкое. И вот, Володя всегда шёл по этому трудному, далеко не всегда благодарному пути.



Дружеский шарж Виктора Некрасова на Владимира Тендрякова, Малеевка, 1960


Я не буду сейчас перечислять написанные им книги — об этом в забавной форме рассказал самому юбиляру. Что он за годы своей жизни написал, сказано в приветствии Союза писателей — я просто хочу, чтоб его читатели, а в данном случае радиослушатели, знали, что всё написанной им написано от чистого сердца и никогда не по заказу. Может, именно поэтому не быть ему «Героем Соц. Труда», чего отнюдь не желаю ему и представляю тот ужас, который он испытал бы, обнаружив «Указ» об этой награде в «Правде». Но это, слава Богу, ему не грозит.

Последние перед моим отъездом годы мы стали встречаться как-то реже. И без всякой к тому серьёзной причины. Он обосновался у себя на даче, в Красной Пахре, в Москву наезжал только по делам, встречаясь случайно где-нибудь в издательстве или «Новом мире», мы по-прежнему дружно хлопали друг друга по плечу, уславливались встретиться — «чёрт знает что такое, сто лет уже не виделись...» И опять расставались на год-полтора. В одну из последних встреч, помню, заходили мы с ним к умирающему уже Твардовскому. Это были тяжёлые минуты — А.Т. сидел в кресле, обмотанный одеялом, почти совсем лишённый дара речи, и только тревожные глаза о чём-то говорили – и нам с Володей было как-то неловко, что мы здоровые и всё время пытались делать вид, что и он-то, мол, не так уж плох, улыбались, смеялись, чего-то шутили... Все мы любили и уважали Твардовского, прощая ему нелёгкий, порой, характер.

Приезжающие в Париж москвичи и ленинградцы часто говорят: «Кто ж у нас остался? Все поуезжали. Вот и Войнович, и Аксёнов, и Владимов уехали, лучшие наши писатели. Кто ж остался?»

Остались, говорю я, вовсе неплохие. Распутин, Можаев, Белов, Быков, Астафьев, Искандер, В. Кондратьев, Д. Самойлов, Б. Ахмадулина. Остался и Тендряков. И вряд ли когда-нибудь уедет, хотя очень и хотелось бы побродить с ним по всяким Монмартрам, посидеть в кафе, поговорить по душам.

Не виделись мы уже очень давно. Лет десять-двенадцать, а может и больше. Каким он стал? Волосики на голове, очевидно, поредели, — была к этому тенденция — но, судя по статье Вл. Крупина в той же «Литературке» — утренние пробежки до сих пор не отменены, а в зимней Ялте дорогой мой юбиляр поражает замёрзших курортников и местных жителей заплывами в ледяном море. Молодец, Володя! Продолжай в том же духе! И вспоминай иногда своих друзей, они по-прежнему любят тебя.



  • Владимир Тендряков


  • 2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter