ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревАлександр НемецБлагодарностиКонтакты


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Видеоканал
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

Трагическая судьба русских казаков

Послесловие к книге
Николаса Бетелла «Последняя тайна», ноябрь-декабрь 1977




Обложка «Последняя тайна» Николоса Бетелла.
Послесловие Виктора Некрасова, 1977


Титульный лист

Послесловие перепечатано в сборнике документальной прозы
«Писатель и время». — М. : Советский писатель, 1991, с. 65—66,
и журнале «Континент», 2012, № 151)

Имя Николаса Бетелла, члена палаты лордов и Европейского парламента, знакомо советским людям по тому горячему участию, которое он принял в деле освобождения наших пленных афганцев. «Человек, который занимается самыми несчастными»,— говорят о нем.
В книге «Последняя тайна» на основании архивных документов он рассказал о судьбах сотен тысяч перемещенных лиц, военнопленных и просто беженцев, оказавшихся на территории Запада и выданных, согласно Ялтинским оглашениям, а также с усердием, обгоняющим Ялтинские соглашения, после кончания второй мировой войны Сталину. Послесловие к книге Бетелла написал Виктор Некрасов. Отрывки из этого послесловия мы предлагаем читателю.

Послесловие

Наступил 45-й год. Победа! Европа запружена войсками, людьми. Победившие, побежденные, освобожденные. Одни туда, другие сюда. Кто чего хочет, не ясно. Кто домой, кто, упаси бог только не домой.... Как навести порядок? И начали наводить. Из Лондона и Вашингтона приказы: всех русских, советских — в лагеря, а потом, хотят они этого или не хотят — домой! Лиенц... Не лучшая, чтобы не сказать, позорная страница в истории Англии. Ее будут стараться поскорее перевернуть, но вырвать не удастся, она останется.
Стараюсь влезть в шкуру английского солдата. Уверен, что его коробила немецкая форма наших русских казаков. Более того, он осуждал их действия во время войны. Но, сойдясь с ними ближе, он постепенно стал понимать истоки ненависти. Были ли они, казаки, когда-то оплотом самодержавия или нет не интересовало. Английские томми видели сейчас перед людей — старых, молодых, их жен, матерей, детей. Одни когда-то воевали с большевиками, другие узнали, что такое коллективизация, третьи ничего еще не успели узнать. И вот, как выяснилось, всех их — и баб, и старух, и детей, — всех их надо обмануть. Кормить, поить, улыбаться и, упаси бог, не проболтаться. А потом, невзирая ни на что, силком, штыком, прикладом...
Что же томми выполнял свой долг. Он солдат. Приказано применить силу, и он применял. Потом, правда, через много лег признавался, что это были самые худшие его минуты на войне. Утонченнейший же, рафинированнейший лорд Эйвон, он же Энтони Идеи, увы, ни в чем не признался. Даже через 30 лет будучи опрошенным по поводу всех этих событий, он лаконично ответил, что не может помнить всех сопутствующих обстоятельств. Даже через 30 лет ничего в его сердце не шевельнулось. И отошел он, очевидно, в лучший из миров, не испытывая никаких угрызений совести. Но были и другие англичане. Были. Осуществлением операции в Лиенце (а мы скажем — расправой над 20 тысячами казаков, среди которых были 4 тысячи женщин и 2,5 тысячи детей) руководил командующий пятым британским корпусом генерал-лейтенант Чарлз Китли. Он до сих пор считает, что поступил правильно, что другого выхода не было. Но не все его офицеры были того же мнения. Майор Дейвис, связной офицер между англичанами и казаками, вспоминая эти страшные дни, признается во многом. Да, он полюбил этих людей, даже подружился кое с кем из них, а потом... Потом скрывал правду, обманывал и в конце концов провел операцию. Обо всем этом он говорит сейчас с горечью и нескрываемым чувством вины. На его глазах казак застрелил свою жену и двух детей и потом застрелился сам. С ужасом вспоминает об этом Дейвис. И все же приказ есть приказ.
Джон Григ — лейтенант 46-го разведывательного полка, охранявший 1 тысячу казаков в Ноймаркте, недалеко от Лиенца, тоже был солдатом. Но он нарушил приказ. Он сообщил казакам, что их ожидает. Половина их бежала. «Тогда я не колебался и теперь не стыжусь этого»,— так говорит он сейчас, через 30 лет...
И наконец, еще один солдат. Имя его неизвестно. О нем с благодарностью вспоминает казак Георгий Шелест. Простой типовой бумажкой, которую он нацарапал, охраняя мост, этот солдат спас жизнь трем человекам — отцу, матери и девятимесячному малышу.
И возможно, еще и еще были такие солдаты. На маленьком кладбище в Лиенце покоятся тела 27 самоубийц. Это те, кто предпочел смерть возвращению на родину. Изменники? Предатели? Борцы за свободу своей Отчизны? Не берусь судить. История когда-нибудь разберется. Ясно одно — счастливые, радостные дни весны Победы 45-го года для десятка тысяч русских, и не только русских, стали началом (а для кого и концом) трагедии.



  • Виктор Некрасов «Преступление...» (Статья-рецензия на книгу Николаса Бетелла «Последняя тайна».— Лондон : Стенвалли, 1977)


  • 2014—2020 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на
    www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter