ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

В ночь под Новый год в Варшаве

Статья для радиопередачи

Написана 5 января 1983 г.

Публикация Виктора Кондырева

Рукопись хранится в отделе рукописей
Российской Национальной Библиотеки (Санкт-Петербург),
фонд № 1505, ед. хр. № 418, 6 л.


В нынешней Польше кроме арестов и разгона демонстраций происходят и другие достаточно любопытные события.

31 декабря, в ночь под Новый год варшавская публика устроила в зале Национального театра невиданную овацию руководителю этого театра Адаму Ханушкевичу. Двадцать минут, стоя, аплодировали люди любимому режиссеру, которого власти с первого января просто-напросто уволили.



Адам Ханушкевич.
Кадр из фильма «Запоздавшие прохожие» (1962)


В чем же вина Ханушкевича, одного из ведущих режиссеров современности, имя которого стоит в одном ряду с такими как Питер Брук и Жан-Луи Барро? Он отказался осудить бойкот, объявленный польскими актерами правительственному телевидению. И всё! За это его и отстранили.

В этот свой прощальный вечер Ханушкевич показал публике только что законченный им спектакль по «Домашним песням» Станислава Монюшко.

Возможно, даже вероятнее всего, именно то, что происходило на сцене особенно разозлило начальство, которое всегда и везде ищет параллели, аллюзии, намёки. Запрещенные царской цензурой песни исполняются дома, — такова суть пьесы, — в этом протест и в то же время нечто вроде призыва к внутренней эмиграции. Начало пьесы полно еще надежд, к концу, после событий 1863 года, наступает мрак… Ну как не прогнать после этого режиссера? Будь он трижды знаменит, а Монюшко еще больше — краса и гордость польской музыки — но к чему могут привести все эти параллели и совсем уже непрозрачные намёки? Уволить режиссера — и всё! Как нам всё это знакомо! Судьба Мейерхольда. Режиссера с мировым именем просто-напросто арестовали, и погиб он в ссылке, неизвестно где и когда. Жену его Зинаиду Райх убили.

«Камерный театр» Таирова прикрыли за ложное направление, МХАТ-2 тоже, обозвав на совещании «так называемым» Эйзенштейна и Довженко растоптали, несмотря на все их заслуги. Великого Михоэлса убили…

Сейчас, слава Богу, у нас за пьесы и спектакли не убивают, но вспомним судьбу вечера памяти Владимира Высоцкого в театре на Таганке. Любимый актер, любимый бард, песни которого исполняются во всех самых глухих уголках Советского Союза! И театр, ведущим актером которого он был, хочет почтить трагический его уход из жизни, памятным спектаклем ему. Нет! Нельзя! Не знаю, какие уж там доводы приводились, но какого труда стоило Юрию Любимову — телефонных звонков, хождений в ЦК, споров, убеждений, доказательств, обещаний — чтоб добиться разрешения на один только вечер! Один! И ни в коем случае не включать в репертуар. Почему? Не задавайте глупых вопросов, сами понимаете, не ребенок…

Вспоминается сейчас судьба галичевской пьесы «Матросская тишина». И вспомнили мы о ней совсем недавно, на вечере, посвященном памяти Александра Галича. Пьесу его так и не разрешили тогда. Как искажающую действительность.

Облеченные властью и всеми правами инструкторша ЦК так и сказала тогда Галичу, пригласив после спектакля к себе в кабинет:
— Что же вы хотите, товарищ Галич, чтобы в центре Москвы, в молодом столичном театре шел спектакль, в котором рассказывается, как евреи войну выиграли? А? Это евреи-то?

И дальше популярно объяснила ему кто на самом деле выиграл войну, а кто отсиживался или, как в Бабьем Яру, трусливо, сам отдался в лапы врагу…

«Матросскую тишину», по-настоящему патриотическую пьесу, так и не показали москвичам, а автора её, в конце концов, изгнали, и умер он пять лет тому назад в Париже. А песни его, как и Высоцкого, по-прежнему поют от Москвы до самых до окраин…

Что ждёт в будущем Адама Ханушевича – неизвестно, на вопрос, собирается ли он эмигрировать, он решительно ответил — «Нет! Я остаюсь в Польше и буду ставить свои пьесы хоть в конюшне, хоть в хлеву, если придется…»

… А через несколько дней в Париже и Варшаве одновременно должен выйти на экраны новый фильм другого польского режиссера, тоже прославленного, Анджея Вайды. Посвящен он событиям тоже не сегодняшнего дня, но Вайда есть Вайда, автор «Человека из мрамора» и «Железного человека», и все с нетерпением ждут, что же он скажет, показав в своем фильме схватку не на жизнь, а на смерть двух вождей французской революции. Фильм называется «Дантон». Премьера – седьмого января.

2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter