ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

Вспоминая лейтенанта Фарбера
(Иннокентий Смоктуновский)

Эссе

Написана 9 мая 1984 г.

«Новое Русское Cлово», 20 июня 1984 г.



Публикация Виктора Кондырева

Рукопись и машинопись хранятся в отделе рукописей
Российской Национальной Библиотеки (Санкт-Петербург),
фонд № 1505, ед. хр. № 527, 13 л.

Есть в Париже на берегу Сены книжный магазин «Шекспир и компания». Он не похож на другие. В нем не только книги, а их много на трех этажах, но в нем своя особая атмосфера, свой дух. Можно уютно устроиться на диване, листая книгу, даже вздремнуть над ней. Можно сделать себе на плитке яичницу, выпить чашечку чая или кофе, завести долгую дискуссию с кем-нибудь из посетителей или с самим хозяином, говорящим на всех языках, даже на русском. Уютно в этом магазине, и уходить не хочется. Есть там и русский отдел, три или четыре полочки, где рядом Пришвин, Горький, Максимов, Солженицын. И вот, как-то, роясь на этих полочках, я обнаружил книжку, изданную еще в 1971 году в Ленинграде, но до сих пор на глаза мне не попадавшуюся. Называется она «Без грима и в гриме». Автор Раиса Беньяш. И в ней рядом с литературными портретами Николая Черкасова, Николая Симонова, Юрия Толубеева, Сергея Юрского и Алисы Фрейндлих, портрет Иннокентия Смоктуновского.

Мы со Смоктуновским — Кешей, как его тогда все звали, — в свое время дружили. В дни, когда шли съемки фильма «Солдаты». Было это давно, лет тридцать тому назад, в середине пятидесятых годов. Играл он в фильме лейтенанта Фарбера, одну из центральных ролей.

Судьба у фильма была нелегкая, куда сложнее судьбы книги «В окопах Сталинграда», по которой я сделал сценарий. Фильм долго не запускали из-за противодействия Главного политуправления, потом оно же встретило его в штыки, запретив демонстрацию в частях Советской армии, наконец он был просто снят с экрана по указанию маршала Жукова и только после смещения Жукова фильм робко, без особой рекламы был допущен на экран. — Тем не менее, след свой оставил и зажил собственной жизнью, не прекратившейся даже после изгнания автора за пределы страны. Говорят, нет-нет, да и показывают его сейчас, связав с какой-нибудь датой, днем Красной армии или днем Победы...

Я купил книжку Р. Беньяш. И не без удивления обнаружил в ней несколько страничек, посвященных Смоктуновскому-Фарберу. Был удивлен и обрадован, так как, с тех пор, как начались мои партийные неприятности, все, связанное с моим именем, начисто вычеркивалось. Вычеркивался и Фарбер из биографии Смоктуновского, хотя роль эта в судьбе и жизни актера оказалась переломной. И я рад, что в этом переломе принимал некоторое участие.

Было это в 1955 году на «Ленфильме». Мы с режиссером А. Г. Ивановым смотрели актерские пробы. Почти все исполнители были уже подобраны, а вот с Фарбером что-то не получалось. То возраст не тот, то слишком красив, то недостаточно интеллигентен. Мы уже отчаялись, не знали, в какой еще из театров обратиться за помощью, как вдруг на экране появился — я ахнул! — тот самый, тютелька в тютельку, мною придуманный, мною написанный, застенчивый, растерянный, в короткой шинели, с болтающейся обмоткой, немыслимо городской, абсолютно невоенный лейтенант, в сползающих с носа очках. Все! Это он! Фарбер! Как фамилия? Смоктуновский. Пригласить! Срочно! Немедленно!

Так Кеша Смоктуновский стал членом нашего съемочного коллектива. Сибиряк польских кровей, он провоевал всю войну, был в окружении, но дошел все-таки до самого Берлина. Двадцатилетним сержантом был демобилизован, подал заявление в красноярский лесотехнический институт, но вдруг, ни с того ни с сего, поступил в театральную студию и стал актером. Бывает, со мной тоже так случилось в свое время... Дальше мыкание, а я вспоминаю те дни, как будто это было вчера, вспоминаю, как наиболее интересные и насыщенные в моей жизни. У нас был редкий коллектив. Работали, мало сказать, с увлечением, — с упоением, пили мало (в кинопрактике такого, как правило, не бывает), любили друг друга и все вместе А. Г. Иванова, одного из старейших советских режиссеров. Все актеры как-то удивительно попали в точку. Все, за исключением Л. Кмита, знаменитого Петьки из «Чапаева», снимались в кино в первый раз и работали, как звери, не жалея ни сил, ни времени. И картина получилась. Именно такой, как мы хотели. В ней нет никаких особых кинематографических находок или ухищрений — нет неожиданных ракурсов, эффектных массовок, но в ней впервые после трескучебарабанных сверхпатриотических «Третьих ударов» и «Падений Берлина» прозвучало нечто человеческое, солдатское, по-настоящему окопное. Очень помогло и то, что снималось все в неотстроенном еще Сталинграде, на Мамаевом кургане, буквально в тех же окопах, где шли когда-то бои...

И сейчас, через 27 лет после того, как картина вышла на экраны, я задаю себе вопрос — как же все-таки получилось, что при диком противодействии военного начальства фильм был все-таки снят? (Выделены были Северо-Кавказским военным округом войска и шестерка стареньких танков — тридцатьчетверок). И не только снят, но и зажил своей странной, непонятной жизнью и живет до сегодняшнего дня.

Причин для всего этого, на мой взгляд, две. Первая — упорное и целеустремленное желание, кстати, поддержанное всем коллективом «Ленфильма», показать войну без прикрас, фанфар и лозунгов. И вторая — удивительно удачно подобранная и сплоченная киногруппа. И в ней, говорю это без всякой иронии, первый среди равных — наш любимый, всегда веселый и остроумный Кеша, ныне Народный артист СССР Иннокентий Михайлович Смоктуновский, лауреат всяческий премий, незабываемый Мышкин, Гамлет, Порфирий Петрович, царь Федор Иоаннович, а сейчас, говорят, во МХАТе великолепный Иудушка Головлев...

А все началось с Фарбера! Товстоногов увидел его, ахнул, и тут же пригласил играть в «Идиоте». Князь Мышкин решил дальнейшую судьбу одного из самых выдающихся актеров современности. Тогда ему было 30 лет, в будущем году минет 60, но играть ему еще и играть, звезда его в самом зените.



Фильм «Солдаты» (1956)






  • «Фарбер» (Из книги Ольги Егошиной «Актерские тетради Иннокентия Смоктуновского»)


  • 2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter