ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

Вторая ночь

Рассказ

Вторая ночь : рассказы. — М. : Молодая гвардия. — 1965. — 118 с.,  с. 3—54
(Впервые опубликован в журнале «Новый мир», 1960, № 5, с. 23—47)

1

Случалось ли вам когда-нибудь искать нужную часть в день, 
когда началось наступление? 
Если нет — вам просто повезло. Будь вы даже трижды 
стреляным-перестреляным фронтовиком, возвращающимся после 
недолгого лечения из армейского или фронтового госпиталя, 
и то у вас уйдет на это дня три или четыре, если не больше. 
Что же говорить тогда о новичке бойце, впервые попавшем на фронт? 
А Ленька Богорад был именно таким бойцом. Было ему восемнадцать лет, 
и на фронт он попал впервые. Из Камышина до штаба фронта, а затем 
армии их — сто двадцать человек из запасного полка — вез лейтенант
Гурмыза. В штабе армии Леньку и Федьку Кожемякина заставили рыть 
щели возле хат. Вырыли они восемь щелей по полтора метра глубиной, 
разровняли землю, замаскировали травой, а тем временем группа их ушла. 
В довершение всего Кожемякин отравился какими-то консервами, его 
отправили в госпиталь, и Ленька остался один, как палец. О нем все 
забыли. Где-то на Донце началось наступление, все бегали 
как угорелые, и никто не хотел с ним разговаривать.
Один только повар из офицерской кухни, которому он принес 
четыре ведра воды, дал ему полный котелок лапши с маслом и посоветовал 
обратиться к капитану Самойленко.
— Вон там, где верба сухая. Парень хороший. Попросись в дивизию
Петрова. Мировой генерал, и дивизия мировая. Я в ней весь Сталинград 
кашу варил.
Капитан Самойленко оказался действительно хорошим парнем, не накричал 
на Леньку, когда,  попытавшись козырнуть, он уронил винтовку, 
а только рассмеялся, сказал: "Эх ты, село" — и дал ему конверт 
с надписью: "Х-во Петрова, к-ну Переверзеву".
— На Донце ищи, у Богородичного. Они уже там, вероятно. — И вдогонку
крикнул: - Штык, смотри, не потеряй, а то достанется по первое число!
Ленька вышел на улицу, перевернул и привязал штык к стволу, обмотал
тряпочкой затвор, чтобы не пылился, и пошел искать Богородичное. День был
солнечный, веселый, в сидоре - буханка хлеба, круг колбасы и две пачки
пшенного концентрата, за обмоткой — ложка, на боку — котелок, махорки полон
кисет и бумаги целая газета — что еще надо? Начальства над тобой нет, иди
потихонечку, присаживайся где хочешь, а надоест идти — машин на дороге
много, вскакивай на любую, куда-нибудь да подвезет.
И Ленька шел и ехал, глазея по сторонам. Черт-те что творится! Он
никогда не видал такого количества пушек и тридцатьчетверок. Так прямо и
прут среди бела дня, громыхают, пылят, и все в одну сторону. Раза два
прогнали партии пленных немцев, и Ленька даже соскочил с машины, чтобы
посмотреть на живого фрица, - до сих пор он их только в газете на
карикатурах видал. Разочаровался. Люди как люди - пыльные, усталые, только
сидора раз в десять больше, чем у нас, и в землю все смотрят. Один раз
пролетел "мессер", кто-то крикнул "воздух", но разбежаться не успели -
"мессер" улетел.
Все шло чин чином-с машины на машину, с повозки на повозку, - пока не
оказалось, что день кончился, полбуханки и круг колбасы съедены, а до
Богородичного как было, когда он выходил, двадцать километров, так и
осталось.
Ленька свернул с дороги, наткнулся на какой-то куст и завалился - сидор
под голову, винтовку меж колен.
Всю ночь трещали над головой "кукурузники", где-то за горизонтом
вспыхивали ракеты и стреляли пушки - днем их почему-то не было слышно,
сейчас же грохотали без умолку. На дороге лязгали гусеницы, доносились
откуда-то голоса. Ленька ворочался с боку на бок и никак не мог заснуть.
Стало вдруг жалко самого себя: валяешься вот под кустом, а ребята ушли, и ни
с кем не попрощался - будь они трижды прокляты, эти щели! - ни с Ванькой, ни
с Глебкой Фурсовым, ни с лейтенантом Гурмызой. Неплохой все-таки лейтенант
был - за две недели один раз только на него накричал, когда курицу поймал, а
так очень обходительный командир. Потом в голову полезли всякие мысли. Мария
Христофоровна - молодая учительница. Как она, когда в армию брали, принесла
тетрадку и карандаш, чтобы письма писал. Потом еще что-то, тоже жалостное,
еще что-то, и еще, и наконец заснул.

2

Проснулся - и все как рукой сняло. Небо голубое, кузнечики кричат, над головой жаворонки - как будто и войны никакой. Доел остатки колбасы, винтовку на плечо - и пошел. От встречных раненых - Ленька с уважением смотрел на этих усталых и совершенно серых от пыли людей, ковылявших по дороге, - узнал, что Богородичное на том берегу Донца, километрах в пяти или десяти, а может, и пятнадцати, но кто там - немцы или наши, - никто толком не знал. О хозяйстве Петрова тоже не слыхали - иди разберись, где там чье хозяйство. А вообще, "идет дело помаленьку", просили закурить и шли дальше. Часам к трем верхом на "катюшиных" снарядах добрался наконец до Донца. Речушка так себе - желтенькая, мутная, один берег пологий, другой - в гору. Лозняк вдоль дороги и у моста забит машинами, повозками. На обочине сидят бойцы, покуривают. Красные, потные лейтенанты бегают от одного к другому и загоняют в кусты. Бойцы неохотно поднимаются, делают шагов десять и опять усаживаются. У самого понтонного моста молодой парень в танкистском шлеме, с красным флажком в руке поочередно пропускает на мост то транспорт, то пехоту. Пыльно. Жарко. Ленька пересек железную дорогу, примазался к какой-то части, прошел с ней мост и только подумал: "А что, вдруг фриц сейчас налетит?" - как откуда-то посыпались бомбы. Очнулся Ленька под мостом, по горло в воде. Как он туда попал - один Бог знает. Трясло всего, с головы до ног. Кое-как вылез на берег, волоча за собой винтовку, перелез через перевернутую пушку, упал, встал, опять упал, опять встал. Кто-то кричал визгливым голосом: "Рятуйте, рятуйте!" Билась на дороге лошадь, вытянув морду. Промчалась мимо никем не управляемая повозка, теряя какие-то ящики. Ленька побежал. Бежал, ни на кого не глядя, ничего не слыша, ничего не видя, все вверх и вверх по дороге, подальше от моста. Выбился из сил у опушки какой-то рощи. Сел. Пилотки нет, все мокрое, в ботинках хлюпает. Шагах в двухстах от него какие-то бойцы варят что-то на костре. Ленька подошел, спросил, не знают ли они, где хозяйство Петрова. Нет, не знают, сами недавно пришли. Пошел дальше. При звуке самолета сворачивал с дороги и шел прямо через кустарник. Опять стала слышна стрельба орудий. По дороге один за другим, подымая клубы пыли, проносились здоровенные "студебеккеры" с боеприпасами. А Ленька все шел, спрашивая всех встречных, но никто толком не мог объяснить. Одни не знали, другие чесали затылки и говорили, что, "кажется, за рощей какой-то штаб стоит", третьи просто ничего не отвечали. Наконец напоролся на раненого, попросившего закурить. Оказалось, слава тебе Господи, из петровской дивизии. - Тебе какой полк нужен? - спросил раненый. - Не полк, а штаб дивизии. - Это не знаю, - устало ответил раненый и принялся перематывать черный от пыли бинт на ноге. - А ты с какого? - спросил Ленька. - С тридцать третьего. - Далеко отсюда? - Да как сказать... Километров так... В общем... Топай по дороге во-он до того столба - видишь, на проводах висит? Налево овраг будет. Вот по оврагу и двигай, дойдешь... Ленька присел - сбилась портянка. - А фронт где? Далеко? Раненый посмотрел на простецкую круглую Ленькину морду и улыбнулся одними губами. - А вот он и есть - фронт-то... - Как так? - А вот так. Лесочек видишь? Так там уже фриц. - Почему ж не стреляет? - удивился Ленька. - Ужинает, потому и не стреляет. Помолчали. Потом Ленька спросил: - Ну, а вообще как? Драпает фриц? - Да не очень. "Ванюши" подтянул и минометы. Хорошо еще, авиации пока нет. Ленька удивился - как же нет, когда он сам под бомбежку попал. - Да разве это бомбежка? Ты, брат, бомбежек, значит, не видал... - и раненый устало, но с подробностями стал рассказывать обычную историю о бомбежках, о том, как рядом с ним, "ну вот так, как отсюда до того дерева", упала бомба и всех убила, а его даже осколком не задела. Рассказал, встал, посмотрел на темнеющее уже небо, поблагодарил за махорку и двинулся, прихрамывая, в сторону реки. Отойдя шагов двадцать, обернулся и крикнул вдогонку: - Где развилка оврага будет, направо валяй, а не налево, а то к фрицам попадешь! Ленька миновал столб, свернул с дороги и пошел по дну оврага. Быстро темнело. Где-то слева застрочил пулемет. Потом справа, совсем близко. Стало как-то не по себе. Ленька вынул из мешка патроны, рассовал по карманам, проверил затвор - все в порядке. Дошел до развилки, свернул вправо. Еще полкилометра, и - что за черт! - овраг кончился. Полез по откосу, добрался до края, высунул голову. Пусто. Впереди темнеет роща. Только сделал шагов десять - выстрел: один, другой, третий, и над самой головой засвистело. Ленька назад, кубарем на дно оврага. Что за чертовщина? Куда же это его занесло? И куда идти? Вперед, назад? Решил - назад. Стало совсем темно - ни черта не видно. Дошел опять до развилки. Остановился. Откуда-то слева донеслись голоса. Ленька почувствовал, как под мышками у него потекли ручейки. Прижался к земле. С левого берега оврага один за другим спускались какие-то люди. Слышно было, как у них из-под ног сыпалась земля и как тяжело они дышали. "Наши", - подумал Ленька, и в этот момент кто-то совсем рядом с ним вполголоса выругался. Ленька приподнялся. - Эй, друг... Щелкнул затвор. - Кто там? - Да свой, свой... Не с тридцать третьего? Человек приблизил свое лицо вплотную к Ленькиному: - Нет, не с тридцать третьего. А зачем он тебе? - Как зачем? Надо. - Пулю тебе в лоб надо, вот что... Шляешься тут в темноте, а твой командир с ног сбился, ищет... Кто-то впереди позвал громким, сдавленным шепотом: - Кравченко... Кравченко... - Да тут я... - таким же шепотом ответил боец и скрылся в темноте. Некоторое время было слышно еще, как сыплется на дно оврага земля, потом опять стало тихо. Ленька посидел еще немного, потом решил вылезти из оврага и пойти в ту сторону, откуда пришли бойцы. Заметить сейчас его уже никто не мог. Небо заволокло тучами, и ни звезд, ни луны не было видно. Начал накрапывать дождик. Время от времени где-то совсем рядом взвивались ракеты. Ленька ложился на живот и ждал, пока они не погаснут. Ракеты бросали слева, и Ленька решил двигаться правее - там виднелись не то хаты, не то стога сена. Прошел метров двести, как вдруг из-под самых ног кто-то: - Майборода, ты? Ленька вздрогнул. - Какого лешего пропал? Нашел наших? Ленька ударился обо что-то твердое. Заржала лошадь. Повозка, что ли? - Чертова кобыла, - продолжал голос из темноты. - Ну, нашел, спрашиваю? - А ты кого ищешь? - Ленька сел на корточки, стараясь рассмотреть говорившего. Голос доносился откуда-то снизу. - Как - кого? А ты кто? - А ты? - От нечиста сила! - выругался невидимка. - Подавиться им на том свете, всем этим фрицам и гитлерам. Холера им в бок! - И неожиданно перейдя на просительную интонацию: - Помоги, браток. Взвилась ракета. При свете ее Ленька увидел накренившуюся набок груженую повозку, лошадь, спокойно щиплющую высокую траву, и бойца, уткнувшегося лицом в землю. Ракета погасла. - Подсоби, друг, - опять заговорил боец. - Может, вытянем как-нибудь. Майбороду только за смертью посылать. Говорил я ему - по дороге надо ехать. - А что везете? - спросил Ленька. - Да мины чертовы эти, кто их только придумал! - Ну, давай... - Ленька обошел повозку и стал щупать колесо. - Э, друг, да оно сломалось у тебя. Боец выругался длинно и заковыристо и стал объяснять, что капитан, мол, велел как можно скорее доставить мины, и Майборода - вечно он чего-нибудь придумает - сказал, что так, мол, через поле, на добрый километр короче. Вот и докатились. А тут еще фриц из минометов каждые двадцать минут шпарит. В это время явился откуда-то и сам Майборода. - Копыця, где ты? - Явился. Ты б еще три часа гулял. - Нашел. Метров триста отсюда. - Спасибо тебе в шапочку. Колесо сломали. - Ну?! - Вот те и ну. - Холера чертова... А капитан уже ругаются. Двести метров, говорит, осталось, а там танки ихние уже гуркотят. - "На километр короче, на километр короче..." - передразнил первый. - С этой шкапой только и сокращай. Сколько их там, в повозке? - Штук шестьдесят, что ли. - В десять ходок уложимся? - По четыре за раз брать - уложимся, - ответил Майборода. - Может, вот парень еще подмогнет. Где ты там? Стали в темноте разбирать мины. Оказалось, что они не минометные, как решил сначала Ленька, а саперные здоровенные деревянные ящики, килограммов этак по шесть-семь. Пришлось связывать их попарно проволокой, а чтобы не резало плечи - снять гимнастерку и подложить под проволоку. Возились долго - искали в повозке проволоку, обматывали мины. Наконец пошли: Майборода впереди, за ним Копыця, последним Ленька. Идти было трудно - грунт мягкий, много воронок, под ногами ничего не видно, винтовка мешает, при каждой ракете садись на корточки. Ко всему Майборода в темноте, очевидно, сбился - триста метров давно уже позади остались. То тут, то там натыкались на окапывающихся бойцов - должно быть, пехота занимала оборону. Хорошо, с минометами еще повезло - немцы перенесли огонь левее, не пришлось пережидать. Майборода вдруг остановился. - Вот здесь, кажется. - И скинул мины наземь. - Кидай! Ленька осторожно снял свои и положил рядом. От напряжения весь был мокрый, хотя шел без гимнастерки и даже без рубашки. - Капитан... а капитан! - сдавленным шепотом позвал Майборода. Никто не отвечал. - Товарищ капитан, где вы? Мы мины принесли. - Они там... - донесся откуда-то со стороны слабый голос. - На минном поле. - Кто это? Русинов? - спросил Майборода. - Ага. - Ранен, что ли? - Да вроде как. А Кирилюка наповал. Так там и остался. - Да где же ты? - Тут, у лопат... А капитан там. Мины ставит... заместо меня. - Далеко? - Да нет. Метров пятьдесят. Правее туда. - Доложить бы надо, - неуверенно сказал Майборода и кашлянул. - Противопехотных не ставили? - Нет, не ставили. Валяй смело, не подорвешься... Водички нет, ребята? - На повозке осталась. Подожди до следующей ходки. Из темноты неожиданно появилась фигура. - Сюда, сюда, товарищ капитан, - обрадовался Майборода. Тот, кого назвали капитаном, сел на корточки. - Где пропадали, черти? Из-за вас... А это кто - третий? - Боец один, мины подсобил тащить. Повозка-то сломалась. Капитан выругался. - А сколько привезли? - Шестьдесят. - Черт! Не везет просто. Двоих из строя вышибло, через час светать начнет. - Капитан в сердцах сплюнул. - Ну ладно. Так сделаем - Майборода с Копыцей за минами, чтоб через полчаса все были здесь. А ты... Как твоя фамилия? - Богорад. - Поможешь Русинову до расположения добраться. Он дорогу знает. Раненый заворочался в темноте - Не надо, товарищ капитан. Я здесь, в окопчике полежу. Пускай лучше мины таскает. Капитан помолчал, потом посмотрел на часы со светящимся циферблатом: - Два часа уже. Вот бежит время! - И встал. - Солдат, где ты? - Здесь. - Бери мины и за мной. Осторожно только. Ленька отполз в сторону, разыскал мины, взвалил на плечи и, согнувшись, пошел за капитаном. - Клади. Ленька положил. - Теперь слушай внимательно. - Капитан сел на корточки, взял Ленькину руку и стал шарить ею по земле. - Видишь, ямки вырыты? Рукой пощупай. Рядом с ней и клади мину. Через четыре метра будет другая, через четыре - еще одна. Потом второй ряд - то же самое. Понял? Вот это и будет твоя задача - все мины разнести по ямкам. Капитан говорил шепотом, но так спокойно и неторопливо, что Леньке как-то легче даже стало. Он разложил принесенные четыре мины и пошел за другими. Когда уложил двенадцатую и вернулся назад, Майборода с Копыцей принесли уже следующую партию - на этот раз они обернулись довольно быстро. Кругом было удивительно тихо. Шум моторов прекратился. Только где-то очень далеко пофыркивал пулемет. Дождик перестал, потом опять пошел - мелкий-мелкий, даже приятно разгоряченному телу. От темноты, от тишины, от того, что таскал эти мины, которые никогда в жизни не видал и от которых взрываются танки, было жутковато, но Ленька старался ни о чем не думать, а только таскать и укладывать, таскать и укладывать. Один раз, когда среди мертвой тишины где-то вдруг заскрежетало и заныло и высоко над головой пронеслись огненные хвостатые снаряды, Ленька бросился на землю и прижался к кому-то, упавшему рядом с ним. - Страшно? - услышал он над самым ухом и попытался перестать дрожать, но не смог. - Ничего, солдат, обвыкнешь! - Ленька узнал голос капитана. - А почему без рубашки? Может, потому и дрожишь? Ленька ничего не ответил, поднял мины и пошел дальше. Кончили, когда начало уже светать. Раза два немцы открывали огонь из минометов, но все обошлось благополучно. Собрали лопаты, ящики с оставшимися взрывателями и двинулись в расположение. Шли молча, один за другим, усталые, мокрые, тяжело шагая по размокшему чернозему. Двое бойцов вели раненого, двое несли убитого. Хотелось спать, больше ничего. Даже курить не хотелось. Когда пришли, Ленька камнем упал под первым кустом, так и не увидев в лицо тех, с кем провел свою первую боевую ночь.

3

- Эй, ты, проснись... Орел! Ленька вскочил и, ничего не понимая, захлопал глазами. - Сколько спать можно? Ребята уже давно позавтракали. Щупленький хитроглазый боец в выцветшей гимнастерке стоял перед ним и смеялся. - А рубаха где твоя? Потерял с перепугу? Ленька посмотрел по сторонам - действительно, в одних штанах, гимнастерки нет. Вот голова, забыл-таки там. Боец подсел. - Не узнаешь? Майборода. - А-а... - неопределенно сказал Ленька и поежился: было довольно прохладно. Майборода звонко шлепнул его по спине. - Ну и здоров же ты, парень. Знал бы раньше, не отпустил бы, когда мины таскали! - Он критически осмотрел Леньку с ног до головы, тот до сих пор никак не мог проснуться. - Пойди хоть морду ополосни. Капитан уже спрашивал тебя. - И опять хлопнул его по спине. - Бычок, ей-Богу. Да очухайся ты наконец! А я в повозке поищу - может, найду чего. Через минуту он прибежал с майкой в руках: "Валяй пока это, потом на складе поищем что-нибудь более подходящее". Ленька с трудом натянул на себя узкую ярко-оранжевую майку. - Пошли к капитану. Пилотку только надень. Но капитана в палатке не оказалось. Сидевший у входа боец - ординарец, должно быть, - не поворачиваясь, буркнул "сейчас придут" и продолжал чистить песком котелок. Майборода вытащил из кармана круглую коробку с махоркой и развалился у входа в палатку. Кругом был лесок - молоденький, свеженький, летали какие-то желтые бабочки, где-то над головой стучал дятел. - Да-а... А Кирилюка вот и нет, - сказал Майборода и протянул Леньке коробку. - Закуривай. И двое пацанов осталось. - Он как-то боком посмотрел на Леньку. - Не женат? - Не... - почему-то смутился Ленька. - А у того двое пацанов. И ведь тоже молодой, с двадцать третьего года. Ты с какого? - С двадцать пятого, - ответил Ленька. - А он с двадцать третьего. На два года только старше тебя. Весь Сталинград сохранился, а тут... - Майборода как-то с присвистом вздохнул. - Вот под теми сосенками похоронили. Я утром посмотрел, аж страшно стало. Вот по сих пор, - он провел рукой над бровями, - снесло. Так мозги и вывалились... Помолчали. Майборода повернулся к ординарцу. - А далеко капитан пошел? - А я хиба знаю, - не поворачиваясь, ответил парень. - Мне пока не докладывают. - Командир батальона, что ли? - спросил Ленька. - Ага, сейчас командир. Орлик его фамилия - чудная такая. Был замкомбатом, а как майора Селезнева на Донце кокнуло, стал командиром. - Тоже сталинградский? Майборода мотнул головой. - Нет, из новеньких. К концу Сталинграда только пришел. С госпиталя прямо. С палочкой еще долго ходил. Из дальнейшего рассказа выяснилось, что капитан с майором были не в ладах. Майора в батальоне не любили - он был из тех командиров, которые на фронте тише воды, ниже травы, а в тылу расправляют плечи и без толку орут на подчиненных. С этого и начались раздоры. - Ты про Ляшко, про лейтенанта, расскажи, - всучился в разговор ординарец, совсем еще молоденький паренек, тщетно старавшийся придать своему детскому голосу солдатскую грубость. Он уже кончил чистку котелка и старался ввязаться в разговор, но так, чтобы не уронить своего достоинства. - Здорово его капитан отбрил, а? - Дай Бог как, - усмехнулся Майборода и повернулся к Леньке. - Напился, понимаешь, майор раз пьяный и лейтенанта Ляшко, командира первой роты, матом при всех обложил. И перед строем. Лентяй, мол, бездельник, воевать не хочешь. А капитан стоит, слушает, покраснел весь, и челюсти только ходуном ходят. А потом: "Стыдно мне, говорит, за вас перед бойцами, товарищ майор. Ляшко - лучший офицер батальона и, когда перед строем стоит, четвертинкой из кармана не светит". Хлопнул хлыстиком, повернулся и ушел. Ну, после этого как началось, как началось... И к подворотничку, и к сапогам брезентовым придираться стал, и рапорт, мол, не так написан, и так далее, и так далее... Пока война не началась. А началась - майор сразу шелковым стал. Капитан, тот всегда с людьми - и на походе и на переправе, а майор, тот нет, больше все на повозочке или "На НП, к комдиву пойду, покомандуй тут, капитан, без меня". Ну вот на НП-то его и поймала шальная пуля. Жаль, ранение пустяковое, мускул на руке задело, в неделю заживет. - Майборода сокрушенно вздохнул. - Да... С капитаном веселее как-то, ей-Богу! - И неожиданно вдруг рассмеялся, черные хитрые глазки его даже заблестели. - Ну а то, что бабы по нем сохнут, так разве это он виноват? Сами липнут как мухи... - Когда на формировке стояли в Червонотроицкой... - начал было ординарец, но Майборода его перебил: - А ты не вмешивайся. Чисти свой котелок и помалкивай. Вон все дно черное. - Черное... черное, - обиделся ординарец. - Расселся тут как барин, окурки свои паршивые накидал. Вон капитан идет, покажет он тебе. - Ты чего там уже рычишь? - издали еще крикнул капитан. - Хозяином почувствовал себя? Высокий, статный, в сбитой на ухо синей пилотке с голубым кантом, в расстегнутой гимнастерке, в легоньких хромовых сапожках, он шел ленивой, слегка вразвалку, походкой, сбивая хлыстиком листья с кустов. - Вот ты какой, значит, - сказал он, подойдя и хлопнув Леньку хлыстиком по груди. - Богорад, кажется? - Богорад Леонид, - как можно бойче ответил Ленька, расправив плечи и прижав сжатые кисти рук по швам. - А отчество? - Семенович. - Ну заходи, Леонид Семенович, потолкуем. И, наклонившись, вошел в палатку. Ленька и Майборода - за ним. Капитан бросил хлыстик на кучу травы, прикрытую одеялом, повернулся, засунул руки глубоко в карманы и, слегка раскачиваясь, осмотрел Леньку с головы до ног. Ленька стоял, выпятив грудь, поджав живот, в ярко-рыжей, треснувшей уже под мышкой майке, набрав полные легкие воздуха, чтобы казаться еще здоровее. Капитан улыбнулся. - Да ты не тужься. И так вижу, что здоровый. Копать умеешь? - А что же тут уметь, товарищ капитан? - А ну, согни руку. Ленька напряг мускул. Капитан пощупал. - Дай Бог. Тебе бы такие, Майборода, хоть польза какая была бы. А то только языком и умеешь. - Молодое, что вы хотите, товарищ капитан. А я уже старик, скоро тридцать. Языком-то легче, чем руками. Ленька стоял красный от похвалы и не знал, что бы сделать такое, чтобы еще больше понравиться капитану. - У вас гири нет, товарищ капитан? - спросил он. - Какой гири? - Обыкновенной. Пудовой, двухпудовой. Я одной рукой могу... - Ладно, - перебил капитан. - У нас тут не цирк. У нас надо землю копать. По восемь, десять, пятнадцать часов. Пока орден заработаешь, не одно ведро поту потеряешь. Это тебе не пехота - в атаку ходить и "ура" кричать. Мины знаешь? - Мины? - Ленька растерялся. - Так точно, товарищ начальник. Те самые, что вчера таскал, - ЯМ, ПМД, ПОМЗ. А? По глазам вижу, что и названия-то в первый раз слышишь. А ТМБ? Тоже не знаешь? - Капитан свистнул. - Плохо дело. А я-то думал... Он сделал паузу и уголком глаза глянул на Леньку. Ленька стоял красный, растерянный. Ему до смерти хотелось понравиться капитану, но он не знал, как это сделать, и от беспомощности только краснел. - У тебя что, направление есть какое-нибудь? - спросил капитан. - Есть. - А ну покажи. Ленька полез в карман и вытащил мятый, замусоленный конверт. "Теперь все. В дивизию пошлет". Капитан прочел и вернул обратно. - М-да... Так ТМБ, значит, не знаешь? - Не... - упавшим голосом ответил Ленька. - Годен, не обучен? - Почему не обучен? В запасном нас... - Чучело кололи? "Коротким коли, сверху прикладом бей"? - Не только чучело, - обиделся Ленька. - Гранату кидать, и "Дегтярева" собирать и разбирать, и винтовку чтоб назубок, и по-ползунски лазить... - Как, как? - переспросил капитан. - По-ползунски, говорю, лазить. Капитан рассмеялся. - По-ползунски, говоришь? Ну а сапером хочешь быть? - Хочу. - За неделю берешься выучить все наши премудрости? - Берусь, товарищ капитан. - Вон он какой, смотри. Люди годами учат, а он за неделю... - И повернувшись к Майбороде: - Отведи-ка его к Ляшко в первую. И гимнастерку подыщи. Поприличнее только. А теперь - кругом, шагом марш! Ленька лихо козырнул, повернулся на каблуках и строевым зашагал из палатки. Капитан ему понравился: молодой такой - и уже орден, и красивый как черт, кудрявый, смуглый, брови черные, и отчаянный, должно быть, по глазам видно. Да и вообще все складывалось хорошо. И Ленька пошел на кухню знакомиться с поваром.

4

Саперный батальон, в который попал Ленька, входил в состав весьма заслуженной гвардейской дивизии - "Сталинградской непромокаемой", как в шутку называли ее бойцы. Боевое крещение получила она летом сорок второго года под Касторным, потом выстояла весь Сталинград, от начала до конца, и в начале марта сорок третьего собралась на восток формироваться. Но тут немцы захватили вторично Харьков, и дивизию спешным порядком перебросили на Украину, решив, очевидно, пополнить на ходу. К моменту прибытия ее на фронт немцев сдержали, бои прекратились, и началось "великое стояние", длившееся месяца три, если не больше. Расположились в живописных украинских селах с тополями, ставками и прочими деревенскими прелестями и принялись за то, что на языке военных донесений называется "боевой подготовкой", на языке же бойцов - "припуханием", иными словами - набирались сил, получали пополнение, изучали материальную часть, уставы, занимались тактическими играми: "взвод, рота, батальон в наступлении, обороне, разведке", ну и - без этого никак уж нельзя - копали бесконечное количество окопов и ходов сообщения, всю землю вокруг сел изрыли. Жили сперва в хатах, потом выстроили себе комфортабельные землянки, обзавелись подсобными хозяйствами, ели борщи из свежей зелени, пили молоко. Офицеры стали франтить: завели себе какие-то особенные кинжалы с пластмассовыми ручками, болтающиеся, как кортики, где-то у самых колен, шили новые гимнастерки и галифе, увлекались только что полученными погонами - втискивали под подкладку куски жести и целлулоида, чтобы не мялись, - и мастерили из плащ-палаток легкие летние сапожки, крася их потом в черный цвет, чтобы не поймало начальство, запрещавшее использование плащ-палаток не по назначению. Одним словом, отдохнули на славу, хотя, как это уж заведено, и ворчали, что нет хуже формировок: "То ли дело на фронте - никаких тебе конспектов, расписаний и занятий - воюй, и только..." Так прошел апрель, май, июнь. Пятого июля над расположением дивизии целый день куда-то пролетали "кукурузники". На следующий день сводка сообщила, что начались бои в районе Курска. Вечером дивизия поднялась и двинулась на юг, а еще через несколько дней, совместно с державшими оборону частями, форсировала Донец и закрепилась на южном его берегу. Саперный батальон в течение полутора суток обеспечивал переправу, к концу вторых суток с реки был снят и перекинут на передовую - минировать, разминировать и копать бесконечные НП и КП. Вот в самом сжатом виде и вся история подразделения, рядовым бойцом первой роты которого стал Ленька Богорад. Выдали ему автомат, новую гимнастерку с погонами, негнущиеся английские ботинки сорок первый номер, саперную лопату, на которой он сразу вырезал ножом "Л. Б.", и в очередном донесении дивинженеру цифру в графе "Личный состав батальона" увеличили на единицу, не вдаваясь в излишние подробности. И сразу Ленька стал своим человеком. Во-первых, у него был веселый нрав, а уж одно это многого стоит, во-вторых, был он услужлив и покладист, в-третьих, любил работать - вернее, не любил бездельничать. Ко всему этому у него была славная морда - курносая, веселая, с кучей веснушек, разбросанных по всему лицу, вплоть до ушей. Первое время над ним немножко подтрунивали, вспоминая, как он забыл на передовой свою гимнастерку, но Ленька так добродушно все это принимал и сам так забавно рассказывал о впечатлениях той ночи - как тащили они втроем мины и как потом он "ванюши" испугался, - что все остроты отскакивали от него, как от брони. Когда же при копке котлована для опергруппы штаба он перекрыл вдвое существующие в наставлении нормы земляных работ, оставив далеко за собой такого здоровилу, как Тугиев, даже ничему никогда не удивляющийся лейтенант Ляшко сказал: "Ого!" На второй день крикливый и бранчливый повар Тимошка, у которого лишней ложки каши никогда не выклянчишь, подкидывал ему в котелок добавочный кусок мяса, начальник артснабжения разрешил разобрать и собрать трофейный "вальтер" и сделать даже парочку выстрелов, а пухленькая розовощекая Муся - писарша штаба, - жеманно складывая губки, говорила: "Вы очень, очень похожи на моего одного очень, очень хорошего знакомого", - и в меру своих возможностей загадочно улыбалась. Даже замполит, серьезный очкастый майор Курач, благоволил к Леньке, хотя в вопросах политики Ленька разбирался, пожалуй, не лучше, чем в высшей математике. Одним словом, Леньку все полюбили, а он если иногда и злоупотреблял этим, то, во всяком случае, не часто и никому не во вред. Вообще же чувствовал себя со всеми хорошо и свободно и только, черт знает почему, одного капитана Орлика стеснялся. Подойдет капитан, станет, глаза черные с золотистым отливом, слегка насмешливые, и эта сбитая пилотка над чубом, засунет руки в карманы и спросит: "Ну как, Леонид Семенович, не надоело копать, может, перекур устроим?" Сядет, закурит, ребята вокруг смеются, острят, а Ленька как воды в рот набрал. Или позовет к себе в палатку и по саперному делу начнет что-нибудь спрашивать, вроде экзаменует. А Ленька в два дня все мины назубок выучил, и как заряжать, и как бикфордов шнур зажигать, а вот надо блеснуть перед капитаном - и все из рук валится, и спички ломаются, не зажигаются. Короче говоря, Ленька влюбился в капитана. Влюбился так, как влюбляются школьники в своих старших товарищей. Пытался даже подражать его манере курить и походке, но разве в этих бутсах пройдешь так легко! А капитан не замечал или делал вид, что не замечает, и Леньке оставалось только мечтать о том дне, когда он отличится в бою или, еще того лучше, рискуя собственной жизнью, спасет капитана от смерти. Вот тогда он увидит, на что Ленька способен. Но случай этот не подворачивался, батальон занимался теперь самым прозаическим на фронте занятием - рыл землянки и рубил лес для перекрытия, и спасать капитана можно было разве только от штабных начальников: каждый из них требовал, чтобы именно его блиндаж был сделан в первую очередь и перекрыт не в два, а в четыре наката.

5

На южном берегу Донца, начиная от Изюма и дальше на восток, завязались бои. Несколько позднее в сводках Информбюро о них писалось: "Бои местного значения, имеющие тенденцию перерасти в бои крупного масштаба". Дивизия, в которую входил батальон, обогнув слева Богородичное, прошла с боем еще несколько километров, очутилась перед селом Голая Долина и там стала. Немцы окопались, подтянули технику и пытались даже перейти в контрнаступление, которое, правда, окончилось безуспешно, но на довольно долгое время задержало наше продвижение вперед. В ходе боев одному из полков дивизии удалось захватить немецкую дальнобойную батарею - шесть громадных стопятидесятичетырехмиллиметровых гаубиц. Полк получил благодарность, но командир его, предчувствуя, что немцы попытаются отбить пушки, затребовал роту саперного батальона - пускай заминируют батарею хотя бы против танков. Первая рота как раз кончала маскировку землянок для опергруппы штаба, когда прибежал запыхавшийся Шелест - тот самый ординарец Орлика, который чистил котелок, - и сообщил, что "капитан велели к новой землянке не приступать, а сейчас же в расположение возвращаться". По дороге Ленька подлатался к Шелесту: - Наступать, что ли, будем? - Не отступать же, - уклончиво ответил Шелест. Парень он был неплохой, но как человек, ближе других стоящий к начальству и раньше всех узнающий все, немного задирал нос. - Говорят, двадцать седьмой батарею какую-то захватил? - Говорят. - Ну а капитан что говорит? - Живот, говорит, болит. - Ну тебя! Как человека ведь спрашиваю. Шелесту самому до смерти хотелось рассказать последние новости, но надо ж набить себе цену, поэтому минут пять он еще пыжился, пока не сообщил наконец, что Богородичное наши взяли, но много народу потеряли и что у фрица "ванюш" до черта и какие-то "тигры" и "фердинанды" появились, танки, что ли, новые. Говорят, ни один снаряд пробить их не может. - А на минах рвутся? - На минах? - Шелест этого не знал, но, не желая терять достоинства, отвечал, что на минах рвутся, только не так быстро. Что значит "не так быстро", он еще не придумал, но сама по себе эта деталь казалась ему вполне правдоподобной. - Между прочим, капитан лейтенанту Ляшко говорил, чтоб внимание на тебя обратил. - Как это - внимание? - Ленька насторожился. - Ну, чтоб подзанялся с тобой. Парень, говорит, туповатый, так ты сам с ним позанимайся, а то скоро на задания пошлем, того и гляди подорвется на мине. На самом деле разговор проходил в несколько других тонах, но почему, в конце концов, не подразнить парня? - Так и сказал - туповатый? - Так и сказал. - Врешь! - Нечего мне делать, как врать. Такой, говорит, медведь неотесанный, сегодня чуть-чуть мне голову, говорит, учебной гранатой не оттяпал. - Так прямо лейтенанту и сказал? - Так прямо и сказал. А лейтенант подумал-подумал и говорит... - Шелест на минуту остановился, чтобы придумать, что же ответил лейтенант. - Ну? - И говорит ему, значит: "А может, мы зря его к себе в батальон взяли?" - А капитан? - Да не перебивай ты, черт! "Может, - говорит, - отдадим его в стрелковый полк какой-нибудь, меньше хлопот будет?" - Ну а капитан? - А капитан похмыкал там чего-то и говорит: "Может, и отдадим. Попробуем, говорит, на первом задании, проверим, стоящий ли парень или так, дерьмо". - Это ты уж трепешься - "дерьмо" не говорил. - Может, и похуже сказал. - А ну тебя к лешему! - Ленька обиделся и отошел. - Придумал все... - Но на душе стало горько и противно. ...Вот вернется он с первого своего задания, подорвет этот самый "тигр" или как, его там и никому ничего не скажет. Вернется и спать ляжет. А на следующий день по батальону только и разговору - кто ж это "тигра" подорвал? А он молчит, ни звука. Тугиев? Нет. Сержант Кошубаров? Нет. Может, сам лейтенант Ляшко? Тоже нет. Кто же тогда? А все дело в том, что из батальонных никто и не видел, как он подорвал, видали стрелки только. Вот они и скажут своему командиру, а тот своему, и так далее, до самого верха, - боец, мол, Богорад из восемьдесят восьмого "тигра" подорвал. И вот генерал вызывает его... Нет, из-за этого генерал не станет к себе вызывать, просто благодарность в батальон пришлет: за то-то и за то-то объявляю, мол, благодарность бойцу Богораду Леониду Семеновичу. И капитан тут как покраснеет, хлыстиком начнет по сапогу бить и спросит: "Что же это ты молчал, Богорад?" И тут ему Ленька ответит: "А чего мне было говорить, когда меня из батальона отчислить хотят и дерьмом считают". А капитан ему... В этом месте Ленька споткнулся обо что-то и со всего маху налетел на впереди идущего. - Ты що, сказывся, чи що? Очи повылазили? Ленька ничего не ответил, отошел в сторону, но нить рассказа была уже порвана, и что ответил ему капитан, так и осталось неизвестным. В расположении успели только, быстро, на ходу поужинать и сразу двинулись в путь. До батареи было километра четыре или пять, и Ляшко надеялся до рассвета успеть заминировать хотя бы основные направления. Но на фронте не всегда получается так, как хочешь. Ляшко решил сэкономить во времени, и пошли не дорогой, а лесом - один из самых ненадежных способов, когда торопишься, - в результате к батарее пришли, когда стало совсем уже светло. Мины, отправленные на четырех повозках, давно уже ждали их на месте. Начальник штаба полка, рыжий, потный, вконец задерганный майор Сутырин, неистовствовал. - Вы бы еще через неделю пришли, мать вашу за ногу! Разбаловались там на своих КП и НП для начальства, а как на передовую - так калачом не заманишь. Ляшко почесывал двумя пальцами небритый подбородок- этого человека трудно было вывести из себя, - спокойно слушал майора и, когда тот сделал паузу, чтобы набрать воздух в легкие, спросил: - Кто мне покажет танкоопасные направления? Майор опять взвился: - Ему еще направления показывай! Вот, вот, вот - везде направления! - Он тыкал пальцем во все стороны. - Они с минуты на минуту танки могут бросить! Что мы будем тогда делать? Я вас спрашиваю - что мы будем делать? Ну, чего же вы молчите? Ляшко прекрасно понимал состояние майора. Сам он воевал с первого дня войны, побывал во всех возможных переделках, видал на своем веку не одного начальника, сейчас даже сочувствовал несчастному начальнику штаба - он его знал еще по Сталинграду - и спокойно, не вступая в ненужные споры, ждал, когда тот наконец изольет свою душу. Но майор за пять минут до этого получил выговор от начальника штаба дивизии за поздно присланное донесение и еще долго поносил бы и Ляшко, и его роту, и его батальон, и вообще всех саперов, если бы, на счастье Ляшко, не подошел к ним инженер полка Богаткин. Немолодой уже, с седеющими висками и перевязанной левой рукой, незаметно подошел и стал рядом, подмигнув Ляшко, - они тоже были старые знакомые. Майор сразу перекинулся на него. - Вот, инженер, явились твои хваленые саперы! Что хочешь, то и делай с ними. Надоело мне все это. В лесу, видишь ли, прохлаждались, пока мы за пушки эти чертовы здесь воюем. Инженер устало улыбнулся: - К телефону тебя зовут. Сорок первый. - Дежурного там, что ли, нет? Все Сутырин, за всех Сутырин. - Ну ладно, ладно, иди уж. Майор выругался и побежал в землянку. Инженер опять улыбнулся: - Замотали старика, ей-Богу. А так - душа парень. Ты сколько людей привел? - Да всю роту. Приказали роту. - Многовато, конечно, но ничего, скорей справимся. Где люди? - Вон яблоки уже трясут. - Запрети. Комендантский уже двух солдат из-за яблок потерял. Жара, воды не хватает, вот и трясут с утра до вечера. - А это не из-за яблок? - кивнул на перевязанную руку Ляшко. - Чепуха. Пулей задело. Снайперы у них неопытные, не сталинградские. Где-то совсем недалеко раздался щелк миномета, и почти сразу же несколько мин разорвалось в саду. С деревьев посыпались яблоки. Бойцы бросились подбирать. Ленька инстинктивно прижался к земле, но, увидев, как солдаты, ни на что не обращая внимания, ползают по саду и собирают яблоки, тоже, чтобы не отстать от них и не показаться трусом, набил себе карманы мелкими, совершенно еще зелеными "кислицами", как их тут называли. - Отставить яблоки! - крикнул издали Ляшко и направился к бойцам. Вместе с ним шел инженер и еще какой-то сержант. - Петренко, бери свой взвод и пойдешь вот с сержантом, - сказал Ляшко и, увидев Леньку, добавил: - Ну, Богорад, с праздником тебя святого крещения. - Не подкачаем, товарищ лейтенант! - Ленька почувствовал, как у него начинает пересыхать во рту. Ляшко вынул из бокового кармана громадные, как у паровозного машиниста, часы. - К пяти ноль-ноль чтоб было все готово, Петренко. Ясно?

6

Надолго запомнилось Леньке это утро - раннее июльское утро с только-только выглянувшим из-за яблоневого сада краешком солнца, с дрожащими на травинках росинками, с пробежавшей у самых его ног полевой мышью, обернувшейся, посмотревшей на него и юркнувшей в только ей одной известную и больше никому на всем земном шаре норку. Запомнил и толстую яблоню, на которой уже кто-то вырезал ножом "Б. Р. С. июль 43", и как сержант скручивал последнюю, обязательную перед каждым заданием цигарку, и как у него слегка тряслись пальцы и он рассыпал махорку и стал подбирать ее с земли. Потом просвистела над головой пуля, и Ленька наклонился, а сидевший рядом с ним боец Антонов засмеялся и сказал: "Рано кланяешься, Ленька". Свистнула не пуля, а птица - есть такая сволочная птичка, которая свистит, как пуля. Потом Петренко сказал: "Подъем"- и все, кряхтя, поднялись и пошли, и Касаткин забыл, конечно, свою лопату и с полдороги должен был за ней возвращаться. Шли сначала по саду, потом спустились в маленький овражек, или "ложок", как называли его бойцы-сибиряки, и довольно долго двигались по дну ложка. Впереди - Петренко, командир взвода, рослый, плечистый, с широким рябым лицом, за ним - Антонов обычной своей косолапой медвежьей походкой, придерживая рукой приклад винтовки, чтобы не стучал о лопату. За Антоновым - Ленька; шел и смотрел на его красный свежеподстриженный затылок и удивлялся, когда он, холера, успел подстричься, вчера ведь еще лохматый ходил. Потом вышли из ложка и оказались в кустарнике. Прошли немного по кустарнику, дошли до его опушки, и Петренко сказал: "Ложись!" Все легли: направо от Леньки - Антонов, налево - долговязый Сучков, который сразу же вынул из кармана хлеб и стал жевать. "Хорошо, что Антонов рядом, - подумал Ленька, - он-то уж собаку на минах съел, парень стреляный-перестреляный". А Антонов глянул уголком глаза на Леньку- тот чистил щепочкой винты на автомате - и в свою очередь подумал: "Пока ничего, не очень дрейфит". Потом Ленька засунул щепочку в пилотку и, подперев голову руками, от нечего делать стал рассматривать впередилежащую лужайку. - На бинокль, - толкнул его в бок Антонов, - на фрицев посмотри. Ленька взял, вдавил в окуляры глаза и стал водить слева направо. Лесок, сосенки, лужайка, опять лесок, Опять сосенки. - Ну, нашел? - Не... - А ты прямо против себя смотри. Ленька посмотрел прямо и увидел - прямо перед самым носом! - двух бегущих солдат. Один отстал, сел на корточки, потом встал и побежал следом за первым. Даже винтовки видно, и что без гимнастерок оба, и что рукава рубах засучены. Ленька стал еще водить и нашел еще одного. Он сидел на дереве, вроде как на площадке, и тоже смотрел в бинокль. - О, смотри, смотри, наблюдатель! - Чего орешь? Обрадовался... - Антонов отобрал бинокль. Ленька посмотрел без бинокля и ничего не мог разобрать. Вот чертова штука! Сидит фриц на дереве и тоже, вероятно, видит Леньку. Вот скажет сейчас кому-нибудь, и по ним огонь откроют. Но тут же успокоился: солнце светило из-за спины, и фрицы не могли их рассмотреть... Подполз Петренко. Показал ему, Антонову и Сучкову, докуда вести первый ряд. Подтащили мины, стали копать ямки. Немцы не стреляли, грунт хороший, дело шло быстро. Ленька копал ямки - раз, два, три, и ямка готова, - Антонов клал мину. Сучков прикрывал ее дерном и присыпал ветками. - Давай, давай, Сучков, не отставай - пять штук только осталось. И вдруг как началось... Как стало рваться со всех сторон! И снаряды, и мины, и черт его знает, что еще. Ленька еле успел отскочить в окопчик - хорошо еще, выкопал их здесь кто-то, - уткнулся мордой в землю и так сидел, скрючившись, закрыв глаза, стиснув зубы, и считал только: раз, два, три, четыре, пять, шесть... Потом и считать перестал. Очнулся Ленька оттого, что его кто-то сапогом тыкал в спину. Посмотрел вверх, а что - никак не поймешь. Вылез из окопчика. В двух шагах от него Сучков лежит, ноги раскинул, голову руками обхватил. И чего он так по-глупому разлегся? Немного дальше лежит Антонов, и спина у него дрожит. Повернулся на секунду, лицо красное, губы сжаты, рукой только махнул - ложись, мол, - и опять отвернулся. Ленька подбежал к Антонову, лег рядом с ним и только сейчас увидел, что тот стреляет. Впереди по полю прямо на них бежали немцы - человек десять или двадцать, а может, и больше. Ленька прижал автомат к щеке и пустил очередь, потом вторую, третью. Немцы бежали и кричали и, кажется, стреляли, потом стали падать, потом начали рваться мины, и они побежали назад. - А-а-а-а! - закричал неожиданно для самого себя Ленька и вскочил. Антонов больно ударил его прикладом ППШ по ноге: - Ложись, дура! Ленька плюхнулся на живот, а Антонов опять ударил его, на этот раз по голове, чуть выше уха. - Чего дерешься? - огрызнулся Ленька. - Молчи, пока живой. Патроны еще есть? Ленька пощупал рукой висевший на поясе в мешочке запасной диск, снял его и положил рядом. Искоса посмотрел на Антонова, потом на Сучкова. Тот все так же лежал, раскинув ноги и обхватив голову руками. "Отвоевался", - мелькнуло в мозгу у Леньки, и он отвернулся. Откуда-то справа доносилась еще стрельба, потом и там утихло. - Сорвалось пока. - Антонов отложил автомат и посмотрел на Леньку. - Ну как? - Да ничего, - Ленька попытался улыбнуться, Антонов состроил вдруг гримасу. - Э, брат, да тебя уже того... Что это у тебя под ухом? Ленька пощупал - липкое. Посмотрел на руку - красное. Кровь... Но тут Петренко крикнул: "Кончай ряды, пока тихо", и они с Антоновым стали укладывать оставшиеся мины. К шести утра рота успела поставить пять минных полей - на одно больше, чем хотел того начштаба Сутырин, из них два - взвод Петренко. Антонов с Ленькой были на первом месте - вдвоем они поставили шестьдесят четыре мины. Ленька чувствовал себя героем. Голова его была перевязана, и на вопросы бойцов он с пренебрежительным видом отвечал: "Да так, ерунда, царапина". Лейтенант Ляшко сказал ему: "Был бы у меня фотоаппарат, сфотографировал бы тебя - вид у тебя больно геройский". А инженер с седыми висками, узнав, что Ленька новичок и уже столько мин поставил, сказал: "Давай догоняй старичков, чтоб не зазнавались". И Ленька сиял и краснел и из скромности говорил, что это все Антонов - без него он все равно что нуль без палочки, - и жалел, ох как жалел, что не было тут капитана Орлика... И только смерть Сучкова, молчаливого долговязого Сучкова, не давала ему насладиться триумфом. Они не были друзьями - он и Сучков, - более того, Сучков был единственным, с кем Ленька повздорил в батальоне, и Леньку всегда злило, что Сучков без конца жевал хлеб и на земляных работах каждые пять минут устраивал перекур, но это был первый - первый убитый немцами человек, которого он знал. Недавно только разговаривали, и Сучков у него еще газетки для курева попросил, и он ему дал, а тот сказал "хорошая, не рвется", а вот сейчас лежит он, руки вытянул, глаза закрыл, и бойцы ему могилу копают. И когда на него, завернутого в плащ-палатку, упали первые комья земли, Ленька почувствовал, как к горлу его что-то подкатило, и он часто-часто заморгал глазами.

7

Задание было выполнено, минные поля поставлены, можно было идти домой. Но майор Сутырин, панически боявшийся танков, - а они все не шли и не шли, а он их все ждал и ждал, - упросил Ляшко оставить один взвод до вечера. - Ты понимаешь, - говорил он уже совсем другим тоном, чем утром, просительным, заискивающим, - дорога у меня тут одна паршивая еще есть. Если пустят танки, то обязательно по ней, вот увидишь. А сейчас светло, никак к ней не подступиться. Оставь ребят до вечера, они вмиг все сделают. А я им за это, - он щелкнул себя пальцем по шее, - на сон грядущий выдам по маленькой. Ляшко, как и утром, почесывал подбородок и, тяжело вздыхая, дразнил майора. - Права не имею, товарищ майор. Все прекрасно понимаю, но не имею права. Приказано всем без исключения после выполнения задания в расположение вернуться. Майор обнимал Ляшко за спину - он был на голову ниже его и до плеч не мог дотянуться - и не отставал. - Ну, не мсти мне, не мсти мне, Ляшко. Я утром погорячился, сам понимаю, но надо же быть человеком. Я б и своих послал, да их, сам знаешь, как кот наплакал, и в разгоне все, по батальонам. А у тебя ж орлы, одно слово - орлы, повернуться не успеем, как все сделают. А я их обедом и ужином накормлю, по две порции дам! - И он просительно заглядывал в глаза Ляшко. - Ну как? Договорились? А? Ну не мучь меня. Кончилось тем, что майор уговорил все-таки Ляшко, дав клятвенное обещание, что к двадцати четырем часам первый взвод будет на месте. Второй и третий взводы уже ушли. Первый расположился в немецких артиллерийских землянках и завалился спать. Один только Ленька, возбужденный происшествиями сегодняшнего дня, не мог заснуть. Приставал сначала к Антонову с различными вопросами, потом к Петренко, они что-то бурчали ему в ответ невразумительное, наконец просто обложили матом, и Ленька стал слоняться по батарее, щупая и ковыряя пушки, пока его и оттуда не погнали. Забрался в сад, наелся кислых яблок до оскомины и бурчания в животе и прибился наконец к полковым разведчикам - удалым хлопцам в пестрых шароварах, расстегнутых гимнастерках и с кинжалами за поясом. Ночью они ходили в разведку, задержали на дороге заблудившийся немецкий грузовик, привели "языка" - шофера и притащили два чемодана трофеев. Сейчас, устроившись в одной из землянок, дулись в очко на трофейные часы и прочее барахло. Ленька поставил единственную свою ценность, перочинный ножик с двенадцатью предметами, и через час выиграл двое часов - одни с черным, другие с желтеньким циферблатом, - самописку в зеленых разводах и бритвенный прибор в беленькой пластмассовой коробочке. Потом разведчики угостили его коньяком, и кончилось все тем, что он у них заснул, не заметив даже как. Проснулся, когда стало уже темнеть. Разведчики ушли на какое-то свое задание, и в землянке был только старшина, перебиравший взводное имущество. Ленька с перепугу, что все проспал, побежал к своим, а там набросился на него Петренко: - Где тебя носило? Всю батарею обыскали, весь сад, с ног сбились... И уже наклюкался где-то. А ну, дохни. Ленька дохнул. - Так и есть. Без году неделя в батарее, а уже номера выкидывает. Это что тебе - запасной полк, что ли, или боевая единица? Капитан пришел, где Богорад, спрашивает, а что я ему отвечу? Ленька стоял, вытянув руки по швам, и молчал. И нужно ж ему было к этим лихим разведчикам попадать - занесла нечистая сила! - как раз когда капитан пришел. Не везет, ну просто не везет! - А, нашелся, бродяга, - раздалось вдруг у него за спиной. Ленька вздрогнул, узнав голос капитана. - Где пропадал? - Разведчики здесь рядом. К ним вот заскочил, - самым, каким только умел, невинным тоном ответил Ленька. - Водку хлестал с ними, а? Ленька почувствовал, что краснеет. - Ну чего стесняешься? Угощали водкой? - Коньяком... - еле слышно ответил Ленька. Землянка чуть не развалилась от хохота. - Это что ж, чтоб голова не болела? - Капитан указал на Ленькин бинт и присел на снарядный ящик. - Напиться есть у кого? Только не коньяку. Несколько рук протянулось к капитану. - Яблочки вот хорошие, кисленькие. Петренко хлопнул по одной из рук так, что яблоки разлетелись в разные стороны. - Отставить! И выкинуть их все к чертовой матери! И так все желудки порасстраивали. Палкой из кустов не выгонишь. Майборода, принеси-ка воды, там около пушки бачок стоит. Капитан встал. - Ладно. Шутки в сторону. Сколько у тебя людей, Петренко? - Со мной десять. - Оставишь себе шестерых, хватит по уши, а мне дашь Антонова, Тугиева и... - капитан обвел глазами землянку, поочередно останавливаясь на каждом, - ну и... - остановился на Леньке. - Здорово тебе в голову заехало? - Да какое там здорово... Просто... - Ясно. Зрение хорошее? - Ничего. - И ночью хорошо видишь? - Вижу... - Значит, этих троих - Антонова, Тугиева, Богорада - я беру с собой. А остальных веди на задание. Ох уж этот мне Сутырин - всю жизнь мечтал с ним воевать. Только чтоб к двенадцати все уже на месте были. - А мы и за час управимся. - Петренко встал. - Дома еще ужинать будем. - Ну все. Собирай людей. А вы трое - за мной! Капитан вылез из землянки, осмотрелся и направился к яблоням. Солнце уже село, и в воздухе пахло сыростью. Группа солдат, устроившись под пушкой, вполголоса пела какую-то украинскую песню. Над пушкой сохли кальсоны и рубашки. Откуда-то очень издалека доносилась гармошка. - "Тиха украинская ночь, прозрачно небо, звезды блещут..." Садись, ребята. Закуривай. Капитан сел под яблоню, ту самую, где было выцарапано "Б. Р. С", и вытащил пачку "Казбека". Антонов даже языком щелкнул: - Откуда это у вас, товарищ капитан? - А ты не спрашивай, закуривай. Подарили люди добрые. Антонов подмигнул Леньке: знаем, мол, что это за люди. - А эту штуку придется тебе чем-нибудь замотать, - Капитан указал на Ленькин бинт. - Можно и вообще скинуть. - Не скинуть, а замотать, я сказал. В темноте как фонарь светит. К немцам сейчас пойдем. Прямо в логово ихнее. Ты вот вблизи их никогда не видал. Надо ж посмотреть, правда? - Надо, - без особой уверенности ответил Ленька. Капитан улыбнулся. - Ну, не к самим немцам, но, в общем, поближе к ним. Завтра предполагается операция маленькая, ну и Нам с вами надо на двух участках проверить, нету ли полей минных. И провернуться должны как можно быстрее, чтоб вторая рота успела сделать проходы. Бурлин придет сюда к двенадцати - значит, в нашем распоряжении три, максимум четыре часа. Ясно? - Ясно, - ответил Антонов. - А далеко идти? - Сейчас узнаешь. Возьмешь Тугиева, я - Богорада. Твой участок - дорога на Голую Долину, мой - левее, где разрыв между рощами. От передовой до немцев - метров триста: значит, до мин - метров двести - двести пятьдесят. За три часа должны успеть. Каждому взять по две гранаты РГД и проверить автоматы. Финки тоже с собой взять. На все это даю пятнадцать минут. Сбор здесь, у яблони. Шагом марш! Все трое пошли в землянку. - Ты за ним следи, за капитаном, - шепотом сказал Антонов. - Он знаешь какой? Обязательно во что-нибудь впутается. - Как это впутается? - не понял Ленька. - А уж придумает как. "Языка" захочет притащить или что-нибудь в этом роде. Так ты не давай. Время, говори, истекает, рота ждет. - Да он же и сам знает, что ждет. - Знать-то знает, но и я его знаю. Ты думаешь, из штаба приказали именно ему идти? Сказали - послать офицера, вот и все, а он возьми да и сам. Шило у него в одном месте торчит. Когда вернулись к яблоне, капитан сидел в той же позе, только с картой на коленях, и что-то мерил на ней циркулем. - Ну что, все готово? - Все, товарищ капитан. - Пошли тогда. - Это вам. - Антонов протянул две гранаты. - Свеженькие, краской еще пахнут. Капитан подвесил гранаты на пояс, заправил гимнастерку и протянул руку Тугиеву, затем Антонову. - Ни пуха ни пера. - Вам того же, - улыбнулся Антонов. Тугиев, как всегда, молчал. - И помните, что Бурлин в двенадцать придет. - Помню. А что? - А ничего. Просто так. - Антонов опять улыбнулся и пожал Леньке руку. - Навалило на тебя сегодня, только держись. Они расстались и пошли в разные стороны: Антонов с Тугиевым мимо пушек по дороге, Ленька с капитаном - прямо через кустарник.

8

Почему Орлик выбрал Богорада, а не кого-либо из более опытных ребят, он и сам не знал. Когда шел из расположения батальона на передовую, он твердо решил - Антонова послать с Тугиевым, а Петрова с Вахрушевым. В разведке они бывали не один раз, ребята все опытные, бывалые, сталинградцы. Да и сам-то он вовсе не собирался идти - дивинженер так и сказал (Антонов был прав): "Пошлите кого-нибудь из командиров рот, или нет, даже из командиров взводов, только потолковее". А вот пришел в землянку, глянул на Богорада - стоит смущенный, мнется, и с коньяком этим самым умора, - как-то само собой в голову пришло: а почему не послать его? "Ей-Богу, может, и неплохой разведчик получится - парень расторопный, сообразительный, как будто не трус, а с разведчиками сейчас как раз особенно туго стало, из солдат только Вахрушев и Тугиев остались. Надо и им смену готовить. Возьму да пошлю". И тут же вдруг захотелось и самому пойти. "Прослежу-ка за Богорадом, как он там со всем этим делом справляется. Да и вообще, осточертели все эти землянки да блиндажи для начальства, будь они трижды прокляты". Так и решил - с собой Богорада взять, а Антонова с Тугиевым послать. Сейчас они шли через кустарник - до передовой было около километра, - и где-то, невидимые, заливались кузнечики, и над самой головой стремительно проносились ласточки. - "Мессера"... - улыбнулся Ленька. - Может, и дождь будет, больно низко летают. - И, пройдя несколько шагов, добавил: - Давно дождя не было. Земля вишь как потрескалась. Дождей действительно давно уже не было - с той ночи, пожалуй, когда Ленька попал в батальон. Трава совсем выгорела, стала сухой и желтой. Ленька наклонился, взял горсть сухой земли и растер ее между пальцами. - Вон и червяк похудел. Посмотри, какой стал. - Он протянул руку капитану и пересыпал ему в ладонь сухую, как порошок, землю. - Дать ему, что ли, напиться из фляжки? Орлик посмотрел на часы. - Присядем-ка. Подождем, пока совсем стемнеет. - Он почувствовал, что с Леньки соскочила его обычная скованность, и захотелось поговорить с ним. - Что ж, подождем... - Ленька с готовностью согласился и сел под кустом, поджав ноги по-турецки. Орлик сел рядом и, стянув сапог, стал перематывать портянку. - Тихо как, а? - шепотом, очевидно чтобы не нарушить этой самой тишины, сказал Ленька, и тут же, как будто нарочно, совсем рядом щелкнул миномет, и мина, просвистев над их головами, разорвалась где-то позади. Капитан глянул уголком глаза на Леньку. - Не боишься уже? - Кого? - Да мин. - Мин? - Ленька пожал плечами, потом спросил: - А вы? Капитан улыбнулся. - Я с ними давно уже знаком. Вот здесь вот, - он хлопнул себя по ноге, чуть выше колена, - три осколка берегу... А первые недели на фронте кланялся довольно-таки усердно. - А вы давно воюете? - С самого начала. С июня сорок первого. - И теперь совсем уже не боитесь? - Чего? - Ну вот идти сейчас на задание хотя бы... Орлик опять улыбнулся. - А ты хитер, я вижу, в контратаку перешел. Ну как тебе сказать. - Он стал подыскивать подходящее объяснение, но никак не мог найти. - И да и нет как-то... - Вот и я так думаю. Шел вот и думал. Человек, ведь он не хочет умирать, правда? А раз не хочет, то это уж наверное боится. Правда? - Ну, допустим, что так... - А идти надо, вот как нам сейчас с вами. А может, нас убьют или покалечат, а мы все-таки идем. И вообще... Ленька вдруг умолк, поймал муравья и стал его рассматривать. - Что - вообще? - Ну так, вообще... Воюешь вот, воюешь, а с кем и не знаешь... - То есть как это - не знаешь? - Орлик даже удивился. - Два года воюем, а ты и не знаешь? - Ну не то что не знаю... Знаю, конечно. Знаю, что есть Гитлер, фашисты, что они хотят всю Россию завоевать и весь мир... Но раньше, лет сто или двести назад, не так было, правда? Сойдутся два войска и дерутся. Он тебя, а ты его - кто кого. А теперь... - Ленька сдунул муравья с ладони и посмотрел, куда он упал. - Убило вот недавно у нас Сучкова. Когда минное поле ставили. Вы его знаете, высокий такой, с нашего взвода. Прилетела мина и убила. А он живого фрица ближе как за триста метров никогда не видел. Да и я тоже... - Ну, это счастье успеешь еще увидеть, - сказал Орлик и с силой всунул ногу в тонкий хромовый сапог, но тут же вытянул ее. - А ну, дай-ка мне свой ножик знаменитый, торчит там пакость какая-то, гвоздь, что ли... Ленька вынул нож, открыл отвертку и протянул капитану: - Этим лучше всего. Капитан стал возиться с гвоздем, и Ленька умолк. А ему хотелось еще о многом поговорить. Ну что это за война? Все с воздуха прилетает. Вот сейчас хотя бы: кругом тишина, красота, ласточки летают, жучки разные ползают, и вдруг откуда ни возьмись прилетает кусок железа - и прямо в тебя. И даже неизвестно, кто выстрелил... Или минное поле... Прячешь в землю ящики с толом и старательно-старательно их маскируешь травой, веточками там разными, и все это, чтоб обмануть. А потом сами подрываемся, как в тридцать третьем полку два дня назад... И вообще, когда самая первая, самая-самая первая война произошла? Лет тысячу назад, или две, или больше?.. И еще хотелось Леньке сказать о другом. О том, что идет он вот сейчас вместе с ним, с капитаном, на свое первое задание, и, конечно же, ему страшно, но пусть капитан не беспокоится, он выполнит любое его приказание, даже больше, а если они столкнутся вдруг с немцами... Пусть, пусть столкнутся, он даже хочет этого - он не подкачает, он с любым фрицем справится, он видел, когда шел на фронт, в одном селе повешенных немцами партизан, пять человек, и среди них девушка, совсем молоденькая девушка, лет семнадцати-восемнадцати, не больше... И еще о многом хотел сказать и спросить Ленька, именно здесь, в лесу, когда рядом никого нет, только они вдвоем с капитаном, но капитан не слушал его, старательно всовывал ногу в сапог, а потом встал и веселым своим голосом сказал: - Ну что, философ, пошли, что ли? - и протянул ему нож, знаменитый нож с двенадцатью предметами. - Хорошее оружие. Где достал? Ленька спрятал нож в карман: - В Свердловске еще, на толкучке. На сахар выменял. Несколько минут шли молча - Ленька впереди, капитан сзади. Он нарочно отстал. Ленька шел, тихо раздвигая кусты, придерживая правой рукой автомат, чтобы не стучал о запасной магазин. Вид у него уже был самый что ни на есть заправский - обмотки в самом низу, не доходя до икры, гимнастерка кургузая, ладони на полторы ниже пояса, ремень матросский с якорем на бляхе (у разведчиков выменял), пилотка крохотная на самом ухе и, несмотря на жару, суконная - тоже особый шик. "Еще бы парочку медалей, - подумал Орлик, - и кто бы сказал, что парень и месяца на фронте не провел". Ленька повернулся и спросил вдруг: - Можно вопрос задать, товарищ капитан? - Чего ж нельзя? Задавай. - Это правда, что вы водки не пьете? - Вот те раз! - Капитан даже рассмеялся. - Откуда ты это взял? - Бойцы говорят. - Бойцы, бойцы... Что ж, по-твоему, я перед строем этим делом заниматься должен, так, что ли? И вообще, почему это тебя интересует? - А так... - То есть как это - так? - Ну просто... - Ленька несколько замялся. - Я не знаю, правда, может, солдату и нельзя с офицером, но я вот, товарищ капитан, очень хотел бы с вами выпить... честное слово. Капитан весело рассмеялся и обнял на ходу Леньку за плечи. - А что, нельзя? - спросил Ленька. - Почему нельзя? Все можно, гвардии рядовой. Дай только до Берлина дойти. Где-то впереди и левее заскрежетал "ванюша", и в фиолетово-прозрачном еще на западе небе медленно, одна за другой, обгоняя друг друга, пролетели огненные кометы. Потом загромыхало где-то сзади. - У-у... сволочи! - выругался Ленька и остановился. Кустарник кончился. - Теперь куда? - Теперь финку в зубы, на живот - и за мной. Ленька не мог вспомнить потом, сколько времени они ползли - час, два, а может, и всю ночь. Не мог вспомнить, и о чем он думал тогда и было ли ему страшно. Полз, и все, капитан впереди, он сзади. Сердце только сильно стучало, и он все боялся, что капитан услышит и выругает его потом, и поэтому сдерживал дыхание - может, меньше стучать будет, но сердце все стучало и стучало и в груди, и в голове, и в руках, и в ногах - везде... Один раз они попали в какое-то болотце, промокли, и капитан еле слышно сказал "левее", и они стали огибать его слева. Потом попали в лесок или рощицу - вероятно, ту самую, которую он рассматривал когда-то в бинокль. "Ого, как далеко заперли", - мелькнуло у Леньки в голове. Ползти было неудобно: с непривычки болели колени и локти, от финки сводило челюсти, мешали гранаты и запасной магазин. Но он все полз и полз, боясь отстать от капитана, перебирая руками и ногами, глотая слюну и прислушиваясь к окружающей тишине. Наконец, слава Богу, повернули назад. Никаких мин нигде не обнаружили. И немцев тоже. Черт его знает, куда они делись, - даже ракет никаких. Попали на знакомое болотце, обогнули его. Впереди, в темноте, наметились смутные очертания двух расщепленных снарядами груш - до своих, значит, уже недалеко. И вдруг... Капитан остановился. Ленька чуть не ударился носом о его сапоги. Как был с протянутой рукой, так и застыл. Где-то правее, шагах в двадцати, слышны были голоса. Кто-то говорил сдавленным шепотом, кто-то отвечал. Потом умолкли. Ленька впился в темноту так, что в глазах поплыли зеленые круги. Как будто курит кто-то. Мелькнул огонек и погас. Ленька почувствовал, как в нем все сжалось и напряглось. Сердце уже не стучало - оно тоже притаилось. Во рту пересохло. Он вынул изо рта финку, подтянул правую ногу, потом левую, беззвучно подполз к капитану. Тот, не поворачивая головы, нащупал Ленькину руку и крепко сжал ее, Ленька понял... Медленно, затаив дыхание, пополз в сторону огонька.

9

Ленька лежал на траве и смотрел широко раскрытыми глазами в небо - черное, без единой звездочки. Сильно болела шея. Большой палец на левой руке был вывихнут и распух. Гимнастерка и даже майка распороты ножом сверху донизу. Нож прошелся по груди и животу, но как-то странно, оставив только легкую, даже не кровоточащую царапину. Немец оказался очень сильным, и Ленька долго возился с ним, пока тот не притих окончательно. Капитан ушел куда-то докладывать о результатах разведки. Кругом было тихо - чуть-чуть только шумели сосны над головой, и откуда-то издалека доносилось ржание лошади. Лейтенант Ляшко с ребятами давно ушли. Ленька остался один. Полк был чужой: кроме разведчиков, он в нем никого не знал, да и вообще ему сейчас никого не хотелось видеть. Почему-то все время трясло мелкой противной дрожью. И шея болела. Трудно было голову повернуть. Мимо прошел боец. Ленька окликнул его и попросил спичек. Тот дал. Ленька чиркнул и, заслонив огонек ладонями, еще раз внимательно осмотрел финку. Нет, крови на ней не было. Значит, когда он ударил немца, он попал в ранец или противогаз. И все-таки он ткнул несколько раз финку в землю, потом старательно обтер ее краем гимнастерки. ...Немец почти сразу же выбил у него финку. Потом они долго молча катались по траве. Потом... Ленька опять задрожал. Он встал и, вскинув автомат на плечо, пошел по лесу. Шагов через двадцать столкнулся с капитаном. Было темно, но капитан сразу узнал его. - Ты куда? Ленька ничего не ответил. - А я за тобой. Начальству доложено, Бурлина назад отправил с Антоновым и Тугиевым, а нам с тобой можно и передохнуть. - Капитан слегка толкнул Леньку в спину. - Пошли. Ленька не спросил куда, решил, что в расположение, но, миновав дальнобойную батарею, капитан повернул не направо, а налево, к артиллерийским землянкам. - Кто идет? - раздался в темноте хриплый голос. - Ладно, ладно, свои. - Капитан даже не убавил шагу. - Темнота эта чертова... Какая тут инженерова землянка? Эта, что ли? После лесной непроглядной тьмы в землянке казалось ослепительно светло. В глубине, за самодельным столиком, в расстегнутой гимнастерке сидел капитан Богаткин, листал журнал. В углу храпел связист. - Вот он наш герой, - весело сказал Орлик, входя. - Леонид Семенович Богорад. Прошу любить и жаловать. - А мы уже знакомы. - Инженер устало улыбнулся и встал. - А вид действительно геройский. Ленька только сейчас вспомнил, что гимнастерка на нем разорвана, и торопливо стал засовывать ее в штаны. - Постой, постой, герой! - Инженер подошел к нему и провел пальцем по твердому, покрытому пушком Ленькиному животу. - Это что, раны боевые? Давай-ка мы их зеленкой. У нас тут все есть. Он по всем правилам намотал на спичку вату, окунул ее в пузырек и нарисовал на Ленькином животе яркую зеленую полосу от ключицы до пупка. - Повезло тебе, брат. Все внутренности сохранил. Пригодятся еще. А теперь застегивайся и садись. Ленька запахнул гимнастерку, как халат, и вправил ее в штаны. Гранаты и запасной магазин снял с пояса и положил рядом с автоматом в углу. - Ну чего ты там возишься? - окликнул его Орлик. - Иди-ка сюда. Покажу тебе нового твоего знакомого. Ленька, продолжая вправлять гимнастерку, подошел к столу. - Узнаешь? - Орлик протянул фотографию. На маленькой карточке с неровными, точно оборванными краями улыбался курносый, с вихорком на лбу, светлоглазый парень в расстегнутой белой рубашке. Орлик бросил на стол еще две карточки. На одной тот же парень, в одних трусах, на пляже, сидит, обхватив руками колени, рядом - девушка в купальном костюме и резиновой шапочке. На второй - старик в высоком воротничке, старушка и тот же парень и та же девушка: он в пиджаке и галстуке, тщательно причесанный, без вихорка, она в светлом платьице, с цветком в волосах. Ленька поднял глаза на капитана. Тот весело смотрел на него и, собрав карточки, держал их сейчас веером в вытянутой руке. - Иоганн-Амедей Гетцке. Обер-ефрейтор. Родился в городе Мангейме в тысяча девятьсот двадцать пятом году. Убит на русском фронте в тысяча девятьсот сорок третьем году, в районе Голой Долины, в ночь на... Какое сегодня число, Богаткин? - Двадцать пятое, - сказал инженер. - В ночь на двадцать пятое июля убит советским солдатом Леонидом Богорадом... Узнаешь теперь... солдат? Ленька, не отрываясь, смотрел на карточку, на улыбающееся, веселое, курносое лицо. Там, в поле, у разбитых снарядами груш, он не видел этого лица. Но эту шею, крепкую круглую шею... Он отвернулся, он не мог на нее смотреть. Орлик был весел и говорлив. После всего происшедшего он испытывал нервное возбуждение, и сейчас ему хотелось говорить, действовать, быть активным. - А ну, хозяин, не жмись, не жмись. Вываливай на стол все свои богатства. Он быстро и ловко очистил стол от бумаг и папок, покрыл его газетой. - Тебе б такого ординарца, Богаткин, а? Возьми к себе, не пожалеешь. Богаткин известен был на всю дивизию тем, что, как он сам говорил, не признавал "института денщиков" - сам подшивал себе подворотнички, стирал носки, носовые платки. Сейчас он деловито, по-хозяйски вытер полотенцем граненый стакан, крышку от фляжки и стаканчик для бритья, потом достал из-под стола две бутылки коньяку и, тоже обтерев их полотенцем, поставил на стол. Орлик со знанием дела стал разглядывать этикетки. - Неважные у тебя, брат, саперы. Могли бы и французский достать. - Двумя ловкими ударами он выбил пробки и понюхал горлышко. - Нет, ничего, жить можно. А закуска? Богаткин положил на стол плитку шоколада в коричневой с золотом обертке и плоскую баночку сардин. Орлик прищелкнул языком. - Живем, Богорад. Тут у нас целый интернационал - коньяк венгерский, шоколад швейцарский, сардины португальские. Ел когда-нибудь сардины, сознайся? Пальчики оближешь. Да оторвись ты от этих карточек. На Гретхен златокудрую загляделся? Ленька молча протянул фотографию. - А бабка ничего, а? - Орлик, прищурив один глаз, посмотрел на фотографию. - У покойничка, видать, губа не дура была... Ленька исподлобья глянул на капитана и опустил глаза. - Не надо так, товарищ капитан... Но капитан не расслышал или сделал вид, что не слышит, подошел к столу, взял стаканы и протянул один Леньке. - За твое огневое крещение, Леонид Семенович! За вторую твою боевую ночь. Ленька молча стоял, опустив голову. - В первую ты познакомился с минами. И с нами. А во вторую - с этим самым, с Гетцке... Ну, чего приуныл? - Капитан взял его за подбородок. - Пей, развеселишься. Ленька отрицательно мотнул головой. - Ты что, болен? Богаткин, дай-ка градусник. Ей-Богу, он заболел. - Разрешите идти, товарищ капитан, - очень тихо сказал Ленька. - Куда? - Орлик стоял перед Ленькой, держа в одной руке бритвенный, в другой граненый стакан, оба полные до краев. - Куда идти? - Никуда... Подожду вас снаружи. - Но ты ж сам еще вечером, когда мы шли на задание... Ленька поднял голову и посмотрел капитану в глаза. - Разрешите идти, товарищ капитан, - так же тихо, настойчиво повторил он. Капитан круто повернулся, подошел к столу, поставил стаканы, постоял так несколько секунд, потом, не поворачиваясь, сказал "иди" и, когда Ленька вышел, залпом, не чокнувшись, выпил полный стакан. Орлик долго стоял над спящим Ленькой. Свернувшись калачиком, он лежал под кустом, сжав коленями автомат и совсем по-детски подложив под щеку сложенные ладони. Во сне он шевелил губами, вздрагивал. И вокруг на траве, в кустах лежали такие же ребята, укрытые шинелями, телогрейками, по двое, по трое, прижавшись друг к другу, и всем им что-то снилось, и все они что-то бормотали, вздыхали во сне. Был четвертый час, начинало уже светать, но птицы еще не пели, самолеты еще не появились. И хотя именно сейчас надо было идти к себе в батальон, Орлику жалко было будить этого спящего мальчика, так крепко сжавшего коленями автомат. А может, не только жаль, может быть, он просто оттягивал ту минуту, когда этот мальчик проснется, откроет глаза и посмотрит на него. "Цвирик... цвирик... цвирик..." Проснулась первая птичка. "Цвирик... цвирик..." Ленька поежился, почмокал, повернулся на спину, почесал голый живот, потом потер нос, зевнул и открыл глаза. И в глазах этих было сейчас только детство, только небо, только невероятное желание спать. "Цвирик... цвирик... цвирик..." 1965


2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter