ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

Эдуард Зеленин

Зеленин Эдуард Леонидович (8 августа 1938, Новокузнецк — 15 марта 2002, Париж) — русский и французский художник-авангардист, нонконформист, представитель первой волны второго русского авангарда.

Начал заниматься живописью в возрасте 12 лет в изостудии Новокузнецкого Дома Пионеров.

В 1954 году поступил в Свердловское среднее художественно-педагогическое училище. С 1957 до 1959 г. обучался в художественной школе при Академии художеств Ленинграда (вместе с Михаилом Шемякиным и Олегом Григорьевым). Был отчислен из последнего класса.

В 1959-м г. после Американской выставки в Москве в американском журнале «Look Magasine» появилась статья об Эдуарде Зеленине «Нет места для личности» («There's no place for individual»).

В 1960–х гг. жил в Новокузнецке, продолжая заниматься живописью. В это время он принимал участие во многих выставках неофициального искусства в Москве и за рубежом. В июне 1965 г. прошла персональная выставка с несколькими художниками, ярким представителем которых была Головань Г. П. в Доме культуры Института атомной энергии им. И.В. Курчатова. В апреле 1969 г. состоялась выставка произведений Зеленина в кафе «Синяя птица». 22 июля 1970 г. Зеленин экспонировал работы на выставке во дворе особняка американского журналиста Э. Стивенса. В этом же году, 11 сентября — 1 ноября картины художника вывозились в Швейцарию, Лугано, на выставку «Nuove correnti a Mosca».

С 1971 г. Зеленин жил в деревне Угор недалеко от Владимира. Изучал древнерусскую живопись, архитектуру, скульптуру.

В 1972 г. в кафе «Синяя птица» открылась персональная выставка живописца с художниками П. И. Беленком и А. Д. Меламидом. В 1974 г. Зеленин принял участие в выставке «Progressive Stromungen in Moskau 1957—1970» в ФРГ, Бохум.

15 сентября 1974 г. принял участие в Бульдозерной выставке, затем 29 сентября в выставке на открытом воздухе в Измайлово. В 1975 г. Зеленин принял участие в Предварительных квартирных просмотрах к Всесоюзной выставке и в нескольких выставках в Австрии и ФРГ.

В это время он входил в инициативную группу по переговорам с администрацией о проведении выставок. Пытаясь получить разрешение выставлять свои картины, был арестован за хулиганство. После освобождения он получил разрешение на выезд за рубеж. В этом же году Зеленин эмигрирует из СССР во Францию и селится в Париже.

В 1975—1984 гг. прошло более 40 персональных и коллективных выставок во Франции, Германии, Швеции, Италии, США, Японии и других странах.

После 1984 г. практически перестал экспонировать полотна, жил замкнуто, стремясь сохранить независимость от давления рынка.

В 1988 г. посетил СССР по приглашению Фонда Культуры. В Новокузнецке прошла персональная выставка, была выпущена почтовая марка с репродукцией одной из его картин.




В. Некрасов, Э. Зеленин, Ю. Филиппенко, Париж, февраль 1978




Анатолий Вугман, Виктор Некрасов, Татьяна Зеленина, Мила Кондырева, Эдуард Зеленин, Париж, февраль 1982.
Фотография Виктора Кондырева





Виктор Некрасов, Эдуард Зеленин, Виктор Кондырев, Дирк Вильке, Германия, сентябрь 1983

Виктор Некрасов

«Почему мне нравится Зеленин»

Предисловие к каталогу художника Эдуарда Зеленина
«E. ZELENINE», Париж, 1980

Эдуарду Зеленину сорок один год. Тридцать семь он прожил в стране, где научился живописи, а в дальнейшем пытался с переменным успехом выставлять свои картины: то на открытом воздухе, под напором бульдозеров, то у друзей, то в Измайлово, на выставке, едва приоткрытой для публики в течение нескольких часов.

За четыре последних, «западных» года Зеленина его картины выставлялись в Вене, Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Вашингтоне, Венеции, Токио, Бохуме. Выставка в Лозанне - девятая.

Эти факты характерны: характерны для судьбы художника в стране, где «партия и правительство неустанно заботятся о тебе», характерны также для возможностей и трудностей, с которыми сталкивается этот же художник в «Обществе потребления».

Трудности… Я думаю, что основная трудность заключается во множестве направлений, тенденций, замыслов, вкусов и, просто напросто, в самих художниках, которые стараются как могут, – размерами своих картин, их фактурой, их загадочным характером, ультрасходством или же сверхнесходством и, правда иногда, талантом, — привлечь к себе внимание. Как не дать поглотить себя этой мощной волне, как противиться её бурному натиску, как сориентироваться в этом странном и незнакомом мире, не потеряв почву и, в особенности, как остаться самим собой? Так как именно это – оставаться самим собой – и есть самое трудное. Зеленину это удалось. Он остался самим собой. И эта верность своему собственному пути, эта такая редкая способность не растворяться в окружающем мире, именно это, думаю, и позволило ему преодолеть любые препятствия, возникшие на его пути во время этого непредвиденного путешествия из Сибири до Токио, и Нью-Йорка, и… Парижа, столицы столиц.

Обложка буклета
Э. Зеленина

Автограф Э. Зеленина
В. Некрасову


Что же это за путь Зеленина, кроме того, что он его собственный?

Хочется ли иметь его картины у себя дома? Вот самый что ни на есть примитивный критерий оценки произведения искусства, но – что делать? – это мой. Это, как мне кажется, не является делом техники или дарования, но, скорее, вопросом эмоциональной нагрузки: нужно мне это или нет. Эмоциональная нагрузка, содержащаяся в вещах Зеленина, это краски, это манера их комбинировать, это его мадонны и пророки без лица, его бабочки и его чайники, его крылатые, подобно Нике Самофракийской, женщины, его силуэты церквей, едва различимых в некоем тумане, и даже самовар, обмотанный, – не слишком понятно, зачем, – в тряпки. Всё это, – что я и называю эмоциональной нагрузкой, – попросту красиво. Но что такое красота? До сих пор это никому не удалось объяснить. Однако, она существует. Человек всегда нуждается в ней и никогда не сможет без неё обойтись. Это потребность он уже испытывал, когда, одетый в шкуры, рисовал бизонов на стенках своей пещеры. И его образ понимания искусства был, вероятно, таким же, как и мой. Для него это были бизоны, а для меня – витражи собора в Шартре, а также Зеленин.



Цветная литография Эдуарда Зеленина
с дарственной надписью для Виктора Некрасова, 55 х 70 см, 1977





Дарственная надпись Эдуарда Зеленина Виктору Некрасову, 1977


Мне в нём нравится то, что он, от Сибири до Парижа, никогда не переставал быть самим собой: его творчество живо, радостно (даже его заброшенные церкви не внушают никакой грусти) и, как мне кажется, красиво.

Виктор Некрасов

11.11.1979





Виктор Некрасов, Татьяна и Эдуард Зеленины,
Париж, апрель 1983.
Фотография Виктора Кондырева


Татьяна Зеленина, Мила Кондырева,
Виктор Некрасов, Дирк Вильке,
Эдуард Зеленин, Германия, сентябрь 1983.
Фотография Виктора Кондырева







Поминки по ВПН.
Эдуард Зеленин и Тони Эррера, Ванв 10.9.1987







Эдуард Зеленин, Париж, май 1990.
Фотография Виктора Кондырева




  • Виктор Некрасова «Русские художники на выставке в Западной Германии»


  • 2014—2018 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter