ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Круг друзей и знакомых Виктора Некрасова — Киев

Николай Амосов

Амосов Николай Михайлович (6 декабря 1913, село Ольхово близ города Череповец, Череповецкий уезд, Новгородская губерния — 12 декабря 2002, Киев) — хирург, учёный-медик, кибернетик, литератор. Участник Великой Отечественной войны.

Доктор медицинских наук (1953). Академик АН УССР (1969) и Национальной Академии Наук Украины, Герой Социалистического Труда (1973).

Автор новаторских методик в кардиологии и торакальной хирургии, автор системного подхода к здоровью («метод ограничений и нагрузок»), дискуссионных работ по геронтологии, проблемам искусственного интеллекта и рационального планирования общественной жизни («социальной инженерии»).

Добрый киевский знакомый Виктора Некрасова.




Николай Михайлович Амосов

Отрывок из статьи Григория Кипниса
«Николай Амосов без скальпеля»

Опубликована в книге Григория Кипниса «Корпункт. На перекрестках встреч». — Киев: Альтерпрес, 2001, стр. 226—240

Стр. 233—234

Прочитав рукопись повести «Мысли и сердце» на одном дыхании, я был потрясен. Нельзя сказать, что я ее «читал» — не то слов, оно никоим образом не передает того душевного состояния, с каким я буквально проглатывал страницу за страницей. Странное дело: человек, которого ты уже вроде бы неплохо и много лет знаешь, которого и без того безмерно уважаешь на большой талант хирурга и ученого, вдруг предстает перед тобой с неожиданно новой стороны. Двух мнений быть не могло — явился новый и чрезвычайно интересный писатель. Да еще со своей темой.
Встал вопрос: где печатать? Я считал, что «Мысли и сердце» — по манере письма и, главное, по смелости мысли — ближе всего к такому журналу, как «Новый мир». Но как и с чего начинать неизвестному автору первой книги попасть в журнал Твардовского не так-то просто. И я решил уговорить Виктора Платоновича Некрасова прочитать амосовскую рукопись: дескать в «Новом мире» его, Некрасова, любят и уважают, пусть поговорит, попросит ознакомиться.
Должен откровенно сказать, что Виктор Платонович ужасно не любил читать чужие рукописи, которые ему слишком часто и беспрерывно навязывали, пользуясь его добротой, демократичностью и общедоступностью. Сколько раз, бывало, при мне отмахивался: «Не приставайте!». Но данный случай был из ряда вон выходящий и я, что называется, насел на него.
— Прочти. Уверен, что тебе будет интересно. И он дрогнул. Я не сомневался, что ему придутся по душе не только стиль и манера изложения (лаконичная, под любимого им Хемингуэя), но и прямота автора, его честность, смелость, наконец, необычность самого житейского материала. Я не ошибся. «Годится», — заключил он одним словом, возвращая мне рукопись.
Я познакомил их, Амосов пригласил нас к себе на Красноармейскую, где тогда жил. Посидели, поговорили, покурили, а кончилось тем, что Некрасов сам попросил у Амосова рукопись. Он как раз собирался в Ялтинский дом творчества, где должен был работать со своим постоянным новомировским редактором Асей Самойловной Берзер, готовя к печати «Месяц во Франции».
— Вот она и и решит, насколько мы с тобой правы, — сказал он мне.
Недавно я нашел среди своих бумаг некрасовскую открытку из Ялты, датированную 24 января 1964 года. В конце он пишет: «...Три дня тому назад уехала Ася, увозя с собой Амосова. Обещали передать начальству...». В «Новом мире» рукопись прочитали сравнительно быстро. Всем вроде понравилась. Ждали окончательного решения главного редактора. Наконец, нам сообщили, что Александр Трифонович, которому повесть в принципе понравилась, готов ее печатать, но, увы, только... «при изъятии всей этой кибернетики». На что, сами понимаете, наш упрямый и как говорят поляки, гоноровый автор пойти не захотел.
Так новость попала в киевскую «Радугу», и три «амосовских номера» сразу же стали библиографической редкостью. Такая же судьба постигла и первое книжное издание, вышедшее через год в Киеве. Затем пошли московские издания. Вскоре общий тираж достиг семи миллионов. Согласитесь, что совсем не плохо для дебютанта. Затем книгой заинтересовались за рубежом. Первыми ее издали англичане, потом немцы, затем она вышла чуть ли не во всех европейских странах, а также в Японии и несколько раз в Соединенных Штатах Америки...

2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter