ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Круг друзей и знакомых Виктора Некрасова — Киев

Исаак Пятигорский

Пятигорский Исаак Григорьевич (1910—1970) — инженер, близкий друг Виктора Некрасова со студенческих лет, муж Е. М. Пятигорской.




Исаак Пятигорский, Виктор и Зинаида Николаевна Некрасовы, Киев, середина 1960-х

Ева Пятигорская

Пятигорская Ева Марковна (1910—1988) — журналистка, жена И. Г. Пятигорского.

Ева Марковна ухаживала за могилами близких Виктора Некрасова после его отъезда в эмиграцию.





Зинаида Николаевна Некрасова и Ева Марковна Пятигорская, Киев, 1960-е

Из очерка Виктора Некрасова «Мама»

<...>
Как врач, она была безотказна, — в любую минуту на край света, поэтому, возможно, и любила больше всех Исачка Пятигорского, моего друга с институтских еще лет, специальность которого была всем помогать — поступить в институт, в техникум, устроить на работу. Если у кого какие-либо осложнения, тут же призывала меня: «Позвони Исачку, он все сделает». Кажется мне, что и Исачок больше всех на свете любил ее. «Вот ты, Вика, не замечаешь, а я провинциал, из Умани, и прямо могу тебе сказать — если есть в тебе еще что-то хорошее, то только от нее. А у нее от девятнадцатого века, — но тут же с ухмылкой добавлял, — впрочем, товарищ Сталин тоже девятнадцатого...»
<...>




Нина Аль, Зинаида Николаевна Некрасова, Виктор Некрасов, Ева и Исаак Пятигорские, Киев, 1955

Из воспоминаний
Паолы Утевской «Мозаика»

<...>
Давно, когда Виктор Платонович жил еще в Киеве и подчас совершал поступки, не сулившие ему ничего хорошего, меня часто преследовала мысль: читая биографию Пушкина, мы удивляемся его друзьям, не сумевшим предостеречь, уберечь его; ведь так когда-нибудь будут судить и Викиных друзей. И судить несправедливо. Окружение у него было более чем разношерстное. Были и настоящие друзья, честные, смелые, правдивые люди, искренне его любившие. Часто появлялись у Вики и новые друзья, которыми он увлекался, находя в них несуществовавшие в действительности достоинства, а потом то ли разочаровывался в них, то ли просто они ему надоедали, перестали быть интересными. Незыблемой была только дружба с Леонидом Волынским, Раисой Линцер, Игорем Сац, Исааком и Евой Пятигорскими, Анной Берзер, Владимиром Александровым, Михаилом Пархомовым, Иваном Дзюбой, Николаем Дубовым, Яней Богорад. Но сколько же было вокруг него и лживых, мелких душонок. Как мухи на мед, липли они к его имени, к его славе. Поощряли слабости, подчас губительные...
<...>

<...>
Прототипом разведчика Чумака в «Окопах Сталинграда» был Иван Фищенко, Ванька Фищенко, как мы его называли. После войны Некрасов не поленился отыскать фронтового друга, с которого списал своего Чумака. Не только отыскал, но поселил у себя, потом с помощью Исаака Пятигорского пристроил Ивана в техникум — геологоразведывательный, если не ошибаюсь.
<...>



Исаак и Ева Пятигорские, Анна Ивановна (Ганя),
Зинаида Николаевна Некрасова, Иван Фищенко, Киев, 1950-е.
Фотография Виктора Некрасова

Из воспоминаний
Лилианны Лунгиной «Подстрочник»

<...>
У нас жил очень близкий, самый любимый друг Вики Некрасова Исаак Григорьевич Пятигорский. Простой киевский инженер, абсолютно очаровательный человек, исключительной души и доброты. И вот помню, как мы с Симой поехали по каким-то делам в Ленинград, вернулись утром четвертого апреля на "Красной стреле", пришли домой, Исаак Григорьевич нам открывает дверь, стоит в одной пижаме и молча потрясает газетой.
В газете говорилось, что все обвинения против врачей-отравителей ошибочны. Что произошла небольшая ошибка. И чувство счастья, какого-то очищения — я не могу его передать, — чувство, что мы отошли от безумия. Это была минута настоящего счастья.
Можно считать, что с этой даты начинается оттепель. Это еще не оттепель. Но тем не менее.
<...>

Из воспоминаний Влада Аронова
«Мой друг Виктор Платонович Некрасов»

<...>
Он покинул Киев 12 сентября 1974 г. Накануне поздно вечером я позвонил ему и сказал, что иду попрощаться, но он мне говорит, а ты знаешь, что вход в подъезд контролируется и телефон прослушивается? Меня это не остановило. В 1948 г. по возвращению с Сахалина нас познакомил мой родственник Исаак Григорьевич Пятигорский, который занимался с Викой в Киевском строительном институте и все годы они находились в очень близких отношениях, посещая дома друг друга. Таким образом я оказался с ним в близком контакте. Но так получилось, что я по некоторым вопросам оказывался более удобным к Некрасову, чем мой родственник. Я был свободным от всего, а мой родственник зависим от жены, от которой просто так уйти самому на встречу с Некрасовым было очень тяжело, тем более, что он был очень осторожным и непьющим человеком.
Поэтому в каких-то более сложных психологических вопросах привлекался я.
<...>




Виктор и Зинаида Николаевна Некрасовы, Исаак Пятигорский, Киев, 1960-е




Виктор и Зинаида Николаевна Некрасовы, Ева Пятигроская, Киев, 1960-е годы

Отрывок из книги Виктора Кондырева
«Всё на свете, кроме шила и гвоздя.
Воспоминания о Викторе Платоновиче Некрасове.
Киев — Париж. 1972—87 гг.». — М. : Астрель, АСТ, 2011

Cтр. 35

<...>
Ближайших друга было два.
В Киеве – Леонид Волынский, в Москве — Семен Лунгин.
И еще друг — инженер Исаак Пятигорский и жена его Ева, но это был скорее очень близкий приятель по чаепитиям и не поздним вечерним прогулкам по Киеву — ему всегда надо было утром рано вставать, на работу….
<...>

Cтр. 93—94

<...>
Когда-то после вечернего чая обязательно полагалось с Зинаидой Николаевной совершать в этом саду неторопливый променад. Непременно с Евой и Исааком Пятигорскими. Прогуливались медленно, женщины под ручку впереди, мужчины неспешно беседовали. Чаепитные гости тоже не отпускались, шли чуть в отдалении. Ритуал никогда не нарушался.
Исаак Пятигорский,
Киев, начало 1960-х.
Фотография Виктора Некрасова
Близкие киевские друзья Некрасова, Пятигорские повседневно назывались Евуся и Исачок. Исачок был добрым и немногословным, очень любил встречаться с Викой и чувствовалось, что приходил отдохнуть душой от обыденной жизни. К властному и прямому характеру Евуси Вика относился добродушно, изредка побаивался её языка, но в основном, как говорили, её не праздновал. Была она преданным другом, но твердо верила, что облечена высшей миссией заботиться обо всех мужчинах, и о Вике в частности. Эту опеку ВП охотно допускал, но раздражался, когда Евуся донимала его нотациями о вреде спиртного.
— Ты можешь объяснить мне, Вика, — сурово отчитывала его Ева, — почему ты третий день подряд пьешь эту гадость? Почему ты вообще пьешь водку?!
— Потому что вкусная она! — дерзил он и шёл в кабинет добавить ещё, чтоб утвердить своё достоинство пьющего мужа...
Исаак работал в каком-то строительном тресте довольно большим начальником, а Ева считалась журналисткой, и поэтому на работу никогда не ходила. Промышляла она модной в советские времена «литературной обработкой». Иногда получала задание написать книжку, что-то вроде воспоминаний, от имени так называемых знатных людей. Среди её клиентуры был и знаменитый Алексей Стаханов, доставивший особые хлопоты Еве. С ним можно было беседовать лишь в краткие перерывы между запоями, когда всякий нормальный человек меньше всего хочет сидеть с постылым журналистом, да к тому же непьющей бабой. В общем, беднягу Стаханова заарканили-таки на несколько дней родственники, не выпускали из дому, а Ева в это время выпытывала у него всякую ерунду. Книжка-то у неё была написана ещё дома, заранее, и одобрена в горкоме.
Когда язвительная Ева с глубоким подтекстом рассказывала эту историю, Некрасов страшно веселился и называл Стаханова молодцом.
Потом Исачок умер, стычки с Евусей участились, так как она перенесла все свое внимание на Вику и без меры донимала советами в будничной жизни.
Их дружба еще тлела пару лет. А погасла окончательно совсем по другой причине.
Ева испокон веков печатала на машинке всё написанное Викой. Была, как он говорил, обнимая её за плечи, его персональной и безотказной машинисткой. В последние перед отъездом годы Некрасов нередко писал длинные письма, то протестуя против несправедливости властей, то в защиту обиженных, преследуемых, арестованных людей, то пытаясь что-то доказать партийным владыкам Украины. Писал и самому Брежневу, и Суслову, и просто на деревню дедушке, в Центральный Комитет. Ева перепечатывала, хотя была страшно недовольна: зачем он лезет на рожон, да ещё и не в свое дело!
Что переполнило чашу, я точно не знаю. Наверное, что-нибудь из самиздата или один из Викиных рассказиков, которые тогда граничили с «антисоветчиной», хотя сейчас они выглядят невинными зарисовками. Но Ева, будучи прямым и обязательным человеком, заявила Вике, что она больше ему ничего печатать не будет! Что он ведёт себя как мальчишка, ставит под удар не только себя, но и других, в частности её, и что она потакать ему в этом не желает.
Некрасов по-настоящему обиделся, и их контакты полностью оборвались.
Ева не пришла его проводить, не позвонила перед отъездом, не передала ни с кем даже пару слов... Уже после смерти Вики его очень близкий приятель Гриша Кипнис сказал мне, что был на Байковом кладбище в Киеве, и могилка мамы, бабушки и тети, «Викиных женщин», выглядит чистенькой, даже ухоженной.
– Кто же смотрит за ней? – спросил я, не надеясь на ответ.
– Как кто? Ева! Болят ноги, но на кладбище ходит, следит за могилой, из своих копеек платит сторожу, чтобы присматривал за цветами...
Я передал ей денег, но письма не написал, не осмелился... Она была женщиной строгой, честной и преданной. И всегда очень переживала за Вику. А кто был я для неё? Без Вики – никто.
<...>




Исаак Пятигорский, Зинаида Николаевна Некрасова, Виктор Некрасов (лежит),
Иван Фищенко с женой (может быть), около 1955


Исаак Пятигорский, Виктор Некрасов,
Киев, 1960-е гг.

Дружеский шарж Виктора Некрасова
на своего киевского друга Исаака Пятигорского,
картон, 1960-е гг.




Виктор Некрасов и Исаак Пятигорский, 1960-е гг.



  • Виктор Некрасов «Мама»

  • Паола Утевская «Мозаика»

  • Лилианна Лунгина

  • Влад Аронов «Мой друг Виктор Платонович Некрасов»


  • 2014—2018 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter