ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Видеоканал
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Переписка Виктора Некрасова

Василий Гроссман

Гроссман Василий Семёнович (настоящее имя — Иосиф Соломонович Гроссман; 29 ноября (12 декабря) 1905, Бердичев, — 14 сентября 1964, Москва) — писатель и журналист, военный корреспондент.

Наиболее известная книга писателя — роман «Жизнь и судьба» — был конфискован в 1961 году Комитетом госбезопасности, чудом сохранён, тайно вывезен на микрофильме, и впервые опубликован только в 1980 году в Швейцарии, в Лозанне — под редакцией Шимона Маркиша и Ефима Эткинда.

Автобиография Василия Гроссмана

Я родился в 1905 году, 12 декабря, в г. Бердичеве на Украине. Отец мой по профессии инженер-химик — в настоящее время живет в Москве, пенсионер. Мать моя учительница, преподавала иностранные языки — французский. Она погибла во время войны, в сентябре 1941 г.

Когда мне было 5 лет, я вместе с матерью поехал в Швейцарию, прожил там до семилетнего возраста, учился в начальной школе. В 1914 году я поступил в приготовительный класс Киевского реального училища 1-го общества преподавателей, но в годы Гражданской войны уехал с матерью в г. Бердичев, где учился и работал пильщиком дров.

В 1921 году поступил на подготовительный курс Киевского высшего института народного образования, где и проучился до 1923 г.

В 1923 г. я перевелся в 1-й Московский университет на химическое отделение физико-математического факультета. В 1929 г. я закончил университет. Во время учебы я пользовался материальной поддержкой родителей и частично зарабатывал сам: работал воспитателем в коммуне беспризорных детей, давал уроки. В 1929 году по окончании университета я поехал в Донбасс и поступил на работу в Макеевский научно-исследовательский институт по безопасности горных работ, заведовал химической (газоаналитической) лабораторией на шахте Смолянка II. В Донбассе я прожил по 1933 год — работал помимо Макеевского института в Донецком областном институте патологии и гигиены труда в химической лаборатории — старшим научным сотрудником, а затем ассистентом кафедры химии в Сталинском мединституте (гор. Сталино). За время пребывания в Донбассе мной были сделаны несколько научных работ, посвященных происхождению и выделению ядовитых газов в каменноугольной выработке. В 1933 г. я переехал в Москву и стал работать старшим химиком, а затем заведующим лабораторией и помощником главного инженера на карандашной фабрике им. Сако и Ванцетти. На фабрике я проработал до 1934 г.

В апреле 1934 г. в «Литературной газете» был опубликован мой рассказ «В городе Бердичеве». В мае 1934 г. меня вызвал к себе А. М. Горький. Встреча с Горьким определила мое решение стать писателем. В том же году А. М. Горький опубликовал в альманахе «Год XVI» мою повесть «Глюкауф», посвященную шахтерам Донбасса. Я начал работать над книгой рассказов. С 1934 по 1936 год мною было выпущено две книги рассказов «Счастье» и «Четыре дня».

В 1936 году я начал работу над романом «Степан Кольчугин». Работа эта заняла у меня четыре с лишним года. Работу над романом я не довел до конца, этому помешала война. «Степан Кольчугин» печатался в Гослитиздате и в Детиздате, а также в «Роман-газете». В послевоенное время он также издавался дважды.

Летом 1941 г. я был мобилизован в армию, мне было присвоено звание интенданта 2-го ранга. Я был назначен на работу в редакцию «Красная звезда» на должность специального корреспондента. Жена моя с сыновьями выехала в эвакуацию в г. Чистополь. Там в 1942 г. погиб от взрыва снаряда во дворе военкомата старший сын Михаил.

Я был направлен на Центральный фронт в августе 1941 года. Проработал я в редакции «Красной звезды» на протяжении всей войны и был демобилизован осенью 194 г. На протяжении войны мной было написано несколько рассказов, много очерков и одна повесть «Народ бессмертен». Почти все написанное мной публиковалось в газете «Красная звезда», а затем выходило в сборниках и отдельных изданиях: «Народ бессмертен», книга очерков «Сталинград», книжки «Треблинский ад», «Жизнь», «Советский офицер» и др.

В 1946 году вышла моя книга «Годы войны», где собраны произведения, написанные за время моей военной корреспондентской работы.

В 1947 году была опубликована в журнале «Знамя» моя пьеса «если верить пифагорейцам», получившая отрицательную оценку в критике. Пьеса эта была написана мной до войны. В 1945 г. я взял на себя редактирование «Черной книги» о массовом убийстве евреев немецкими фашистами.

Моей основной, главной работой в послевоенное время было написание романа, посвященного Великой Отечественной войне. Работу эту я начал еще во время войны, посвятил ей 8 лет. В настоящее время первый том этой книги объемом 40 печатных листов сдан мной в редакцию журнала «Новый мир». Я продолжаю работу над вторым томом романа.

Вас. Гроссман.

9 мая 1952 г.

Письма В. П. Некрасова к В. С. Гроссману
(1952—1964)

Из статьи Федора Губера «Память и письма»,
опубликованной в журнале «Даугава»
№ 11 (161), 1990, стр. 96—118

22.08.1952 г.

Дорогой Василий Семенович!

Только что кончил читать Ваше описание сталинградской бомбежки... прочитав страницы, посвященные страшному 23 августа, я не мог не написать Вам. Завтра минет ровно десять лет. И, может быть, это, совпадение только что прочитанного с тем, что произошло десять лет тому назад в тот самый день, особенно как-то на меня подействовало — не знаю, но я с таким волнением читал эти страницы, с каким давно уже ничего не читал. Не знаю, были ли Вы в тот день в Сталинграде — очевидно, были,— но я в какой-то степени заново пережил этот день. Не могу сказать, чтоб это было приятное ощущение — вспоминать такие события, но сила изложенного Вами громадна.

С нетерпением жду девятого номера...

В. Некрасов».

31.10.1952 г.

«Несколько дней тому назад прочитал наконец 10-й номер и вот решил Вам написать ... Появление Вашей вещи — событие, большое и радостное событие. Я уже забыл то время, когда я ждал выхода журнала. Последние четыре месяца я с нетерпением ждал выхода каждого нового номера «Нового мира». И не только я. Мои друзья буквально дерутся — кому раньше взять у меня последние книги журнала. До сих пор не встретил человека, который не радовался бы появлению Вашего романа. Гибель батальона сделана так здорово, что я не нахожу даже слов, чтобы передать все чувства, которые у меня возникли, когда я читал этот кусок. По своей силе, правдивости, суровости, простоте — это кусок, равного которому я не знаю во всей военной литературе. И не только этот кусок. И бомбежка, о которой я Вам уже писал, и детский дом, и гибель Толи, и встреча Березкина с женой, и немцы, и КП Чуйкова, и еще десятки и сотни деталей, которые и делают-то книгу,— так правдивы и искренни, что все время хочется их перечитывать... Вы написали хорошую, умную, честную (а как этого теперь не хватает!) и талантливую книгу. Неужели после нее не поймут, что нельзя так писать, как мы теперь пишем? Неужели этого не поймут?.. Выдвинули ли Вас на Сталинскую премию? Простите меня за такой вопрос — я прекрасно понимаю, что не только этим определяется качество книги,— но все-таки если Вы и на этот раз не получите премии (имеется в виду «Народ бессмертен».— Ф. Г.) — то значит на земле нет справедливости ...

Примите, дорогой Василий Семенович, самую большую и искреннюю благодарность от меня и моих товарищей — все они знают войну и по-настоящему любят литературу ...

Ваш В. Некрасов».

17.02.1953 г.

«Дорогой Василий Семенович!

Я думаю, мне не надо объяснять Вам, как я ко всему этому отношусь. На душе омерзительно до тошноты. И почему не разрешаются сейчас дуэли, черт возьми! А книга все-таки есть! И продолжайте ее, ради всего святого! Верю в победу правого дела!

Крепко жму руку и обнимаю.

Ваш В. Некрасов».

<...>
Остались верны ему друзья юности Тумаркины, Ниточкины, Лободы, Кугель, ф. А. Школьникова, Н. М. Сочевец, буквально несколько человек из литературного мира: критик А. С. Берзер, литературовед М. Н. Черневич, конечно, поэт Семен Липкий, прозаики Виктор Некрасов и Борис Ямпольский.

Некрасов, приезжая в Москву из Киева, где он жил, каждый раз встречался с Гроссманом.

Однажды в Союзе писателей Некрасову сказали: «Что ж вы, Виктор Платонович, только сошли с поезда и сразу же отправились к Гроссману». (По-видимому, за нашей квартирой следили. В этой связи следует сказать, что незадолго перед арестом романа «Жизнь и судьба» к соседке, жившей над нами, днем позвонили молодые люди с чемоданчиками и соответствующими документами и попросили ее некоторое время побыть вне квартиры. В этот день мама слышала наверху стук над комнатой, в которой был кабинет Гроссмана.)
<...>

29.01.1964 г.

«Дорогой Василий Семенович!

С наслаждением прочел Ваш рассказ в последнем номере «Н. Мира». («Несколько печальных дней», № 12, 1963 г.— Ф. Г.) Тонко, деликатно, грустно. И почему это от грустных рассказов испытываешь больше наслаждения (может быть, другое слово надо?), чем от негрустных? И тут же захотелось перечитать «Лося». И то же ощущение ... Очень хорошие рассказы! И как мало их сейчас. И нескоро, вероятно, будут ...

Ваш В. Некрасов».

Дарственная надпись
Василия Гроссмана
на книге «Годы войны»
для Виктора Некрасова

Из книг Сергея Израйлевича




  • Виктор Некрасов «Вас. Гроссман»

  • Виктор Некрасов «Собор нашего времени («Жизнь и судьба» Вас. Гроссмана)»

  • Виктор Некрасов «Признак перелома (О Вас. Гроссмане в журнале «Коммунист»)»


  • 2014—2018 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на
    www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter