Главная Софья Мотовилова Виктор Кондырев Александр Немец Благодарности Контакты


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Видеоканал
Воспоминания
Круг друзей ВПН: именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр. искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры


Адреса парижских кафе и ресторанов,
предпочитаемых или посещаемых В. П. Некрасовым

Фотографии некрасовских мест в Париже и его пригородах,
датированные мартом-апрелем-маем 2015 года,
сделаны Виктором Кондыревым

  • Bistro «Café-Tabac», 33, Rue Notre-Dame-de-Lorette, Paris-9
  • Кафе-бистро в десятке метров от подъезда первой парижской квартиры ВПН на ул. Лабрюйер.
    Некрасову чрезвычайно импонировало это место, которое он считал, — и не безосновательно, — типично парижским кафе. Он заходил туда чуть ли не ежедневно — запастись сигаретами, выпить утренний кофе (а иногда и пиво…), прочесть газету и поболтать со своим приятелем-официантом.



    ВПН с приятелем-официантом из кафе на ул. Лабрюйер, Париж, 1979




    Кафе на ул. Лабрюйер, март 2015


  • Café-restaurant «Deux magots», 6, place Saint-Germain-des-Prés, Paris-6
  • Кафе и ресторан «Дё маго».
    В шестидесятых годах это шикарное кафе (и дорогущий ресторан), расположенное в самой что ни на есть ключевой точке туристического Парижа — на площади Сен-Жермен-де-Прэ, пользовалось широкой известностью в кругах зажиточной парижской интеллигенции. В самые первые годы после приезда в Париж, ВПН считал своим долгом водить туда приезжающих друзей. Заказать черный кофе (на большее не хватило бы денег) и показать, как он считал, истинно парижское общество. Но постепенно место это заполонили тратящие без счета деньги туристы, а парижские снобы и интеллектуалы его забросили. Цены до неприличия выросли, и даже обычный кофе стал не по карману для людей, не имеющих счета в швейцарском банке. В конце концов, Некрасов это понял и как всякий нормальный парижанин тоже стал обходить стороной это разорительное место.

    Отрывок из книги воспоминаний Виктора Кондырева о ВПН «Всё на свете, кроме шила и гвоздя» (стр. 452):

    «…Первые годы в Париже он обожал ошарашивать приезжих, приглашая во «Флёр» или «Дё маго» — дорогущие кафе на Сен-Жермен-де-Прэ, увековеченные Хемингуэем. «Дё маго» испокон веков посещалось известными парижскими интеллектуалами, модными знаменитостями, талантливыми снобами или отъявленными вертопрахами. Столики на тротуаре перед кафе расползались до проезжей части бульвара. Знаменитейшее это место было всегда запружено туристами, гуляками и зеваками. А у кафе робко топтались просвещённые туристы и провинциалы, ожидавшие свободного местечка. Внутрь святилища допускались лишь имеющие задержанные столики звезды парижских салонов, гонкуровские лауреаты, богемистые парвеню, бывшие министры или знатные завсегдатаи, вроде Жана-Поля Сартра, Симоны де Бовуар, Жака Преве или скульптора Джакометти. Киноартисты почему-то избегали этих мест.
    Некрасов быстро раскусил, что здесь ему делать нечего, но продолжал упорствовать, посещал эти разорительные заведения, несмотря на тяжёлые перебои с лишними деньгами»




    ВПН, «Дё маго», Париж, 1980




    «Дё маго», Париж, апрель 2015


  • «Café de Flore» 172, boulevard Saint-Germain, Paris-6
  • «Кафе де Флор».
    Знаменитое в свое время место встреч и уединения парижских интеллектуалов. И сейчас еще там можно увидеть посетителей, за чашкой кофе или кружкой пива читающих книгу или что-то пишущих в блокноте. Именно в это кафе Некрасова приглашали многие его новые знакомые. Впоследствии, ВПН и сам приводил сюда пару раз москвичей, много наслышанных об этом элитном кафе, но место это не полюбил – слишком чопорно, оправдывался он.



    Кафе де Флор, апрель 2015




    Кафе де Флор, апрель 2015


  • Brasserie «Lipp» 151, boulevard Saint-Germain, Paris-6
  • Кафе-закусочная «Липп».
    Основанная в 1880-х годах Леонардом Липпом, кафе-закусочная повидала на своем веку множество парижских политиков, светских львиц и львов, и (особенно!) писателей — Верлена, Пруста, Сент-Экзюпери, Камю и, конечно же, Хемингуэя… Во времена Виктора Некрасова этому заведению еще удавалось сохранить некую респектабельность, и он разок-другой приглашался туда солидными парижскими старожилами. Сейчас же это просто шумный, суматошный и дорогущий ресторан-закусочная, посещаемый романтичными провинциалами и организованными группами денежных туристов.



    Кафе-закусочная «Липп», апрель 2015


  • Brasserie «L’Escurial», 236, Boulevard Saint-Germain, Paris-7
  • Кафе и ресторан «Эскуриаль».
    Это довольно фешенебельное кафе Некрасову приглянулось своим нарядным интерьером, приветливым обслуживанием и чудесным видом на бульвар Сен-Жермен, если сидеть за столиком прямо на тротуаре, в теплую погоду. Но приглашались туда лишь близкие друзья-москвичи, киевляне и ленинградцы. Со всеми остальными он шёл в другие кафе или кафешки, более доступные по ценам …

    Отрывок из книги воспоминаний Виктора Кондырева о ВПН «Всё на свете, кроме шила и гвоздя» (стр. 453):

    «…В конечном счёте он передислоцировался в менее роскошное кафе «Эскуриал», на углу бульваров Распай и Сен-Жермен. Рядом с метро, двадцать минут от дверей нашего дома в Ванве. Бойкое место, удобное для назначения свиданий. Тоже шикарное, но не слишком модное, поэтому полупустынное, кафе как нельзя лучше подходило для приятельских разговоров.
    Лакированные стойки, сияющие латунные поручни, живые пальмы, красные скатерти, официанты с белых кителях с позументом. И здесь с дырявым карманом делать было нечего – чашка кофе со сливками стоила как полбака бензина».




    Виктор Некрасов, Семён Лунгин, Анатолий Гершман, Лилианна Лунгина.
    Кафе «Эскуриал», угол улицы рю дю Бак и бульвара Сен-Жермен, Париж, осень 1982





    Виктор Некрасов, Штромас, справа (Англия), кафе «Эскуриаль», Париж, 1984




    Лилианна Лунгина, Виктор Некарсов, Семен Лунгин.
    Кафе «Эскуриаль», Париж, 1985


  • Café «Montparnasse», 8, Place du 18 juin 1940, Paris-6
  • Кафе «Монпарнас».
    Самое любимое из парижских кафе. Уютная и пригожая обстановка, наводящая на мысль об уместности кружки-другой пива при разговоре с друзьями-приятелями. ВПН был очень доволен тем, что выбрал именно это кафе, во всем ему подходящее. И место бойкое, и метро под боком, и городской пейзаж потрясающий — светлые здания, магазины и бистро, людный перекресток, туристы и парижане вперемешку. Одним словом, Париж! И его легенда — Монпарнас!
    Кстати, уже тяжело больной, за месяц до смерти, он просил привозить его именно в это кафе на встречи с друзьями и добрыми знакомыми. Чтобы хоть как-то развеяться, отвлечься от недуга…

    Отрывок из книги воспоминаний Виктора Кондырева о ВПН «Всё на свете, кроме шила и гвоздя» (стр. 453):

    «…Но не прошло и пары лет, как ВП вдруг охладел к этой роскоши. Думаю, не только из-за дороговизны, но и из-за светской чопорности, нравившейся поначалу, но потом приевшейся. Теперь потребовалось уже окончательно, до конца жизни, выбрать любимое кафе.
    Конкурс проводился тщательно и придирчиво, как при выборе, скажем, места заложения храма, свадебного платья или рождественского гуся.
    Жребий выпал на очень симпатичное двухэтажное кафе «Монпарнас» в классическом стиле парижских бистро. Чистенькое и просторное, с чуть аляповатым интерьером под «арт нуво» и в меру дорогое. Разливное пиво божественной свежести и хороший кофе.
    В общем, не стыдно пригласить людей.
    И побывали там все, кто встречался с Некрасовым в последние его годы. Потом Булат Окуджава мило вспомнит о своём добром друге:

                                                                Париж для меня, чтоб забыв хоть на час
                                                                Борения крови и классов,
                                                                Зайти мимоходом в кафе «Монпарнас»,
                                                                Где ждёт меня Вика Некрасов».

    И еще один отрывок из этой же книги (стр. 379):

    «… Последнее прибежище Вики — кафе «Монпарнас».
    Лестница с ковровыми дорожками, в виде змеиного языка — кверху раздваивается. На втором этаже — цветные плафоны. Несколько столов поставлены торцом к окнам. Вид – панорамный: площадь как на ладони, напротив громадные рекламные панно, внизу всегда несметная толпа. За столиком, чуть налево от лестницы, всегда сидел Вика. Надо сказать, он был прав — здесь уютно и не суетливо»




    Ю. Милкис, В. Некрасов, А. Кац, С. Мажаров, кафе «Монпарнас», Париж, март 1986




    Булат Окуджава и Виктор Некрасов, кафе «Монпарнас», Париж, 5 марта 1987




    Кафе «Монпарнас», апрель 2015


  • Café «Le Dome» 24, Rue Lauriston, Paris-8
  • Кафе «Лё Дом», любимое место встречи ВПН и Натальи Михайловны Ниссен.
    Кафе было очень удобно расположено — через улицу от дома, где жила добрая приятельница ВПН Наталья Михайловна Ниссен. Каждый раз, когда он собирался зайти в редакцию «Континента» (находящуюся в сотне метров от этого кафе), он уславливался с ней о встрече. Иногда в беседе принимал участие и её муж, Александр Александрович Ниссен, иногда к ним на правах соседки присоединялась Татьяна Максимова, но чаще всегда дружеские беседы (а бывало, и ироничные перепалки) велись с глазу на глаз.

    Отрывок из книги воспоминаний Виктора Кондырева о ВПН «Всё на свете, кроме шила и гвоздя» (стр.235):

    «…Вторым её любимцем был Вика Некрасов, с которым у них с первой же встречи установились свойские отношения. Приходя в «Континент», ВП созванивался с ней и они часок посиживали в кафе, болтая об эмигрантской жизни.
    Виктор Платонович и Наталья Михайловна с удовольствием пикировались, причём он обзывал мадам Ниссен «недорезанной буржуйкой», а она его клеймила «чёртовым атеистом», считая это очень обидным.
    Наталья Михайловна Ниссен была заметной фигурой первой эмиграции в Париже.
    Ровесницы Натальи Михайловны относились к ней с почтительной опаской. А она знала каждую собаку среди коренной парижской эмиграции и безошибочно определяла точное место этой собаки в эмиграционной иерархии…»




    Кафе «Лё Дом» на рю Лористон, апрель 2015


  • Café «Centrale», 6, Rue de la Republique, Vanves
  • Кафе «Централь», в Ванве, в минуте ходьбы от дома.



    Наталья Тенце и Виктор Некрасов в кафе «Централь», Ванв, 1981




    ВПН в кафе «Централь», Ванв, апрель 1981.
    Фотография Виктора Кондырева





    Татьяна Литвинова и Виктор Некрасов в кафе «Централь», Ванв, сентябрь 1983




    Кафе «Жираф», бывшее «Централь» в Ванве, март 2015


  • Café «Au tout va mieux», 7, Rue de la Republique, Vanves
  • Кафе «Всё к лучшему», тоже в Ванве, напротив «Централи».
    В кафе «Централь» ВПН сразу же завёл приятельские отношения с хозяином, здоровенным дядькой, бывшим десантником. Подарил ему свою книгу о Сталинграде. Сюда он захаживал частенько, обычно в одиночку, чтоб отдать должное излюбленному парижскому обряду – получасовому сидению за чашкой кофе, с сигаретой и свежей газетой. Как истинный француз! Которой, как понимаете, может себе позволить не ходить на работу…
    Кафе напротив, «Всё к лучшему», Некрасов посещал гораздо реже и не засиживался. Выпив у стойки кружку-другую пива, он шёл либо налево — домой, поспать, либо в другую сторону — к метро, чтобы продолжить в Париже…

    Отрывок из книги воспоминаний Виктора Кондырева о ВПН «Всё на свете, кроме шила и гвоздя» (стр. 196):

    «…Ритуал посещения кафе был выработан уже давно, но в Ванве он приобрел уютный, домашний характер. Покупалась газета «Фигаро», и писатель шествовал в кафе «Централь». Хозяин встречал его возгласом благоволения «Привет, юноша!», ставил на столик кофе и круассаны. Ублаженный Виктор Платонович закуривал и принимался за чтение газетных заголовков, уделяя особое внимание мелким или скандальным заметкам.
    Не спеша возвращался домой и принимался за более серьёзный завтрак — чай, свежий багет, масло и сыр. Или манная каша, если мама внимала его мольбам.
    Я считал эти походы в кафе безнравственным расточительством и открыто осуждал, хотя потом смирился, и даже иной раз составлял компанию.
    В другое кафе, «Всё к лучшему», писатель заходил исключительно в моменты приступа алкофилии».




    Кафе «Ту ва мьё» («Всё к лучшему») в Ванве, март 2015


  • Dupont Café, 198 Rue de la Convention, Paris-15
  • Кафе «Дюпон».
    Одно время это кафе было выбрано ВПН в качестве места встречи с приезжавшими в Париж друзьями. Кроме всего прочего, оно было удобно тем, что находилось всего в пяти минутах езды на метро от Ванва.
    Об это кафе Виктор Некрасов упоминает в эссе «Ариадна (Об А. П. Чехове)».



    Кафе «Дюпон», Париж, угол рю де ля Конвенсьон и рю Вожирар, февраль 2016


  • Restaurant «Dominique», 19, Rue Brea, Paris-6
  • Ресторан «Доминик».
    Известный и исключительно дорогой русский ресторан (а просто дорогими были буквально все остальные русские заведения). Его владелец — эмигрант первой волны, меценат и журналист Лев (Леон) Адольфович Арносон, благоволивший к Некрасову, был весьма не прочь поговорить при встрече. Финансовые возможности эмигрантского писателя не позволяли, как вы понимаете, ходить по таким ресторанам, поэтому ВПН хоть и бывал здесь не раз, но только в качестве приглашенного. Особенно любили это место Наташа и Нино Тенце, друзья из Женевы, которых парижские ресторанные цены не слишком впечатляли, в сравнении со швейцарской дороговизной. Ценил ресторан и не стесненный в средствах Макс Раллис, друг ВПН.

    Отрывок из книги воспоминаний Виктора Кондырева о ВПН «Всё на свете, кроме шила и гвоздя» (стр. 161):

    «…Вика и Макс шли под ручку, не торопясь, болтая и смеясь, со стороны было приятно посмотреть — два дружка прогуливаются в свое удовольствие, на жизнь не жалуются.
    Русский ресторан «Доминик» был далеко не всякому по карману. Даже днём здесь тихо наигрывал тапер-виртуоз, метрдотель знал посетителей по именам, а каждый столик обслуживали два официанта. Крахмальная салфетка была размером с банное полотенце, полагалось укрываться ею от пояса, включая колени. Боясь дать маху, я за столом точно повторял все жесты Макса, но всё же ухитрился перепутать ножи при вкушении исландской маринованной сельди. Подавали вкусные русские блюда, водка замораживалась до густоты желе, вместе с кофе предлагалась сигара. Некрасов водку не пил, а мы с Максом выпили по малюсенькому графинчику. На десерт гости пожелали фрукты, но Макс тихонечко растолковал, что в хорошем ресторане фруктов не подают, считается, это слишком простецки. Вика удивился, я же сделал вид, что это общеизвестная истина.
    Естественно, это был деловой обед, поэтому заплатил Макс».




    Бывший ресторан «Доминик», апрель 2015


  • Restaurant «L’Ecluse» 64, Rue Francois 1-er, Paris-8
  • Ресторан «Л’Эклюз», т.е. «Шлюз».
    Не слишком дорогой ресторанчик в центре Парижа, особо ценимый ВПН за нежнейшее, нарезанное прозрачными ломтиками вяленое мясо. Он иногда водил туда своих друзей из Москвы. Но чаще всего в этот ресторан его приглашали добрые знакомые-американцы, бывшие москвичи и киевляне, заработавшие к тому времени достаточно денег для беззаботного отпуска в Париже.



    Ресторан «Эклюз», Париж, 1986.
    Фотография Виктора Некрасова




  • Адреса проживания В. П. Некрасова в Париже и его окрестностях

  • Адреса парижских общественных мест, культурных учреждений и достопримечательностей, часто посещаемых и особо ценимых В. П. Некрасовым

  • Парижский круг друзей и знакомых В. П. Некрасова

  • Адреса близких, друзей и добрых парижских знакомых В. П. Некрасова

  • Парижские встречи В. П. Некрасова

  • Произведения В. П. Некрасова, связанные с парижской тематикой


  • 2014—2021 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов ссылка на
    www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.
    Система Orphus
    Flag Counter
    de1d9bb9564040af2fda69f8d36d3a17