Главная Софья Мотовилова Виктор Кондырев Александр Немец Благодарности Контакты


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Видеоканал
Воспоминания
Круг друзей ВПН: именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр. искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры



Произведения Виктора Некрасова

Советская пресса и её призывы к правде

Памфлет

«Новое Русское Слово» (Нью-Йорк), 5 октября 1986 г., № 27214 (в архиве размещен под № 27220, т.к. под № 27214 вышел номер от 28 сентября 1986 г. Ошибка редакции НРС)

 
(увеличить)



Друзья надо мною подсмеиваются — «Раньше, — говорят, — ты сидел в своем кафе с бульварной газетой "Иси-Пари" в руках и зачитывался похождениями разных принцесс монакских и очередными ограблениями века, а сейчас не оторвешь тебя от "Комсомольской правды"... Забавно, забавно...».

И действительно, это так, пусть даже и немножко забавно. Советские газеты стало интересно читать. Если раньше в «Литературке» нас привлекали в основном статьи Аркадия Ваксберга, О. Чайковской и Ю. Щекочихина, то сейчас в «Комсомолке», в той же «Литературке», даже в «Известиях» все чаще и чаще появляются материалы, которые в недавнем прошлом можно было окрестить «диссидентскими помоями», а авторов их упечь куда-то «за клевету и очернение действительности».

На Западе еще со времен первой эмиграции любили острить, что в Совдепии, как тогда именовалась бывшая Россия, издаются «Правда» без известий и «Известия» без правды. Сейчас это уже не кажется таким метким и смешным.

Лет десять тому назад я тоже иронизировал насчет газеты «Правда». Читая лекцию женевским студентам о советской литературе и прессе, я позволил себе произвести следуюший эксперимент. Попросил одного из студентов сбегать на угол в киоск и купить «Правду» — в Женеве это куда легче, чем в Москве приобрести иной раз даже «Юманите». Пока парень будет бегать, я расскажу, что в этом, неизвестном мне номере газеты, будет напечатано. Эксперимент удался, хохоту было много.

Сейчас я отважился бы на подобный эксперимент с несколько меньшей уверенностью в успехе.

Критические материалы появлялись в советских газетах и раньше. Но все это делалось с известной оглядкой, на определенном уровне, не переходя известных границ. На уровне, как говорится, управдомов. Сейчас амплитуда критики неизмеримо расширилась. И не только амплитуда, но и характер самой критики. Можно не только разоблачать того или иного жулика или бюрократа, а касаться даже корней самого явления — откуда это, почему зародилось?

Помню, с каким интересом читал я материалы в «Комсомолке» о так называемых бывших «афганцах», ребятах, вернувшихся из Афганистана и тайно, по ночам встречающихся, чтоб тренироваться, быть всегда в форме и готовыми самостоятельно бороться с тем, что называется стяжательством и коррупцией. К этому вопросу я еще вернусь.

Почти как детектив, читал я статью Ю. Феофанова «С той стороны прилавка» в «Известиях» от 7 августа. Это беседа с бывшим директором «Универсама» Анной Семеновной Гориной. Ведется она, правда, в Бутырках, в присутствии следователя,, но достаточно откровенно. Пересказывать ее подробно не буду, но естественно речь идет о воровстве.

— А собственно, что вы имеете в виду, когда говорите о воровстве? — спросила Анна Семеновна своего собеседника.

— То есть? — удивился Феофанов.

— Именно. Что считаете воровством в торговле?

И дальше Анна Семеновна весьма убедительно доказывает, что нечестные обороты с деньгами делаются не только для личного обогащения, а для пользы всего коллектива, для выполнения плана, для взяток начальству, без которых просто нельзя обойтись.

Философия Анны Семеновны или «политэкономия», как называет ее Феофанов, сводится к тому, что все, за что привлечена к ответственности она и другие директора магазинов, в торговле считается нормальной нормой, а не выходом из нее, порядком, а не исключением, предопределением, а не преступлением.

Короче, странно не то, что торговые работники обвешивают и обмеривают. Вот когда не обвешивают и не обмеривают — это ЧП.

Прочитав статью, я понял, что выхода пока нет. Но вопрос поставлен и поставлен прямо. И достаточно прямые размышления по поводу этого самой Анны Семеновны тоже откровенны и тоже убедительны.

Несколько слов о другой статье, на другую уже тему, но тоже очень важную — о делах киношных после съезда кинематографистов. О статье Ю. Гейко в «Комсомолке» от 6 августа. Из нее я с радостью узнал, что организована специальная комиссия, цель которой — просматривать фильмы, не вышедшие по каким-либо причинам на экраны и дать им оценку.

«Мы открыли для себя неведомую планету, — заявил председатель этой комиссии журналист А. Плахов, — речь идет о целом кинематографе, который мы не представляли, который неизвестен нашему зрителю. Так, например, фильмы «Заячий заповедник» Н. Рашеева (1972), «И падал снег над белыми садами» Г. Левашова-Туманишвили (1984) на взгляд комиссии открывают целое направление в нашей кинематографии.

Ну как не радоваться таким событиям, особенно мне, когда от этого самого А. Плахова я узнаю о том, что фильм Киры Муратовой «Долгие проводы» признан комиссией выдающимся. Ведь я жил тогда еще в Киеве, когда все мы возмущались, что картина талантливой К. Муратовой запрещена. Было это 15 лет тому назад, в 1971 году.

Все это не может не радовать. Слово «правда» — не газета, а понятие — разносится сейчас над всей страной. Нужна правда, говорите правду, не бойтесь правды! И где-то, как видим, действительно говорят, где-то не боятся.

И все же...

Тут я от славословий перехожу, вняв этим призывам, к правде, о которой не говорят, которой боятся, о которой умалчивают.

Доколе будут твердить об «интернациональном» долге наших солдат в Афганистане? Там идет колониальная, несправедливая, позорная война. И все это знают. И наверху, и внизу... А газеты, те самые, которые я только что хвалил, продолжают талдычить о героизме наших воинов, о любви рядовых афганцев к своим поработителям. Бред!

Сахаров! Гордость нации, гордость народа, человек, который о правде и справедливости заговорил куда раньше, чем Горбачев. Доколе он будет считаться изгоем, а не героем, не трижды Соцтруда, а истинным, каков он есть?

Со всех трибун несутся призывы к перестройке, к крутым поворотам, к тому, чтоб, не боясь, смотреть правде в глаза... И тут же празднуют юбилей стахановского движения, скомпрометировавшего себя чуть ли не со дня своего появления. Обман же, чистой воды обман! И все это знают.

Не очень идеализируя Горбачева, я все же понимаю, что мафию разогнать не так-то легко и что новые руководители тоже не всегда ангелы. Не знаю, но думаю, что Горбачев не хуже нас понимает, что призывами лучше работать ничему не поможешь. Надо в корне менять систему, а при том, что она, система, въелась в тело страны сверху донизу, изменить что-либо без революции (или, если хотите, контрреволюции) просто невозможно. Отменить коммунизм, увы, не так-то просто.

А вот вернуть Сахарова в Москву, освободить Ратушинскую, Руденко, Ковалева, всех борцов за Правду, ту самую, к которой сейчас призывают — можно. И должно!

Вот когда такое произойдет, тогда можно будет во что-то поверить. Хотя бы в то, что стало лучше, чем было. И не только на газетных полосах.


2014—2021 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.
Система Orphus
Flag Counter
de1d9bb9564040af2fda69f8d36d3a17