Главная Софья Мотовилова Виктор Кондырев Александр Немец Благодарности Контакты


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Сталинград
Бабий Яр
«Турист с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Видеоканал
Воспоминания
Круг друзей ВПН: именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр. искусстве
ВПН с улыбкой
Поддержите сайт

Произведения Виктора Некрасова 

День Победы - 1984 

Из цикла военных очерков, написанных в разные годы в эмиграции и напечатанных в журнале "Дружба народов" 1995, № 3

Написан 9 мая 1984

"Дружба народов" 1995, № 3 в формате pdf, 13,4 Мб

* * *

* * *

* * *

ДЕНЬ ПОБЕДЫ — 1984

Что там ни говори, а День Победы есть День Победы...
Я сказал «что там ни говори», потому что многие вспоминают этот день по-разному. Не для всех это был праздник. Я не говорю о побежденных, я говорю о тех, кто в победе Гитлера видел только крах большевизма, о тех, кто, воюя с нами, думал, что воюет со Сталиным, наконец, о тех, кто считал, что война выиграна только большой кровью, штрафными батальонами, заградотрядами и СМЕРШем, больше ничем...
Все это не так. Победил в конце концов солдат. Ворчащий на все и всех, и в первую очередь на старшину, рядовой, и Ванька-взводный, и в не меньшей степени генерал, пришедший на смену всем этим Ворошиловым, Буденным и Тимошенко, генерал, подобный Петрову, защитнику Одессы и Севастополя. Выиграл войну не Сталин, не партия, выиграл — народ!
Тема «Народ и война», тема обширная — читайте, перечитывайте «Войну и мир», — я не буду ее сегодня касаться, я коснусь только одного дня этой войны — последнего, 9 мая 1945 года.
Я отмечал его в Киеве демобилизованным офицером, инвалидом 2-й группы, а мой друг Леля Рабинович, он же Леонид Волынский, автор книг «Семь дней», «Сквозь ночь», «Лицо времени», «Дом на солнцепеке», отмечал в только что освобожденном Дрездене. Провоевал он всю войну, с первого до последнего дня, в саперных войсках, был в плену, бежал (об этом его рассказ «Сквозь ночь»), к концу войны стал начальником штаба саперного батальона.
Как же встретил он этот памятный для всех нас день 9 мая 1945 года? Мой одессит Коля, с которым я столкнулся в Гонконге, напившись в Берлине со своим старшим лейтенантом Браиловским, рванул в Париж, а Леля, выпив свою норму, пошел поклониться руинам Дрезденской галереи - до войны он был художником, и судьба бесценных сокровищ «Цвингера» была ему небезразлична.
Дальше идет детектив. На развалинах музея он встретил безногого немца с этюдником в руках — зарисовывал трагические руины. Слово за слово — Леля неплохо говорил по-немецки, — и выяснилось, что жива и живет где-то поблизости хранительница «Альбертинума», скульптурного отдела музея, фрау Эльвира. Он разыскивает ее, и она, увидев перед собой человека интеллигентного, да еще говорящего по-немецки, ведет его в подземный бункер, где собраны и подготовлены к взрыву сотни скульптур, одна другой ценнее. Более того, в самой глубине подвала, в столике-секретере, обнаруживаются целая картотека и некий таинственный план с непонятными значками и надписью «Гехейм» («Секретно»)...
Как вскоре стало ясно, это план шахт и штолен, куда развезены были ценности Дрезденской галереи. Начались поиски. Истории этих поисков и находок посвящена книга Л. Волынского «Семь дней», которую рекомендую разыскать и прочитать. Интересна судьба знаменитой «Сикстинской Мадонны» Рафаэля. Ее долго не могли обнаружить и наконец нашли в тщательно замаскированной снаружи пещере, в загнанном туда товарном вагоне. Все, конечно, было заминировано. В панике последних дней забыт был роковой рубильник, от которого все зависело, а может, офицер, которому поручено было его включить, не включил сознательно, но, так или иначе, шедевр Рафаэля, как и большинство других шедевров (часть исчезла бесследно, растасканная Герингами и Геббельсами по своим коллекциям), был спасен.
Позднее, когда найденные картины собраны были в помещении дрезденской бойни, маршал Конев, посетив собрание картин, остановился перед «Сикстинской Мадонной» и сказал: «Так... В самолет ее и в Москву!» Окружавшие его, только что приехавшие из Москвы специалисты ахнули: «Товарищ маршал, ее нельзя самолетом, ее можно только поездом, в специальной упаковке». Маршал презрительно посмотрел на специалистов: «Мне можно, а ей нельзя?» И все же маршала ослушались, самолету не доверили, отправили поездом.
Сейчас все сохранившиеся картины после довольно долгого пребывания в Москве возвращены в Дрезден и выставлены в восстановленном здании музея. У входа в музей мраморная доска, на ней высечены имена тех, кто спас для человечества все эти богатства. Нет только одного имени — старшего лейтенанта Рабиновича Леонида Наумовича. И удивляться нечему — не евреям же, не Рабиновичам же обязана галерея своим спасением. Спасали русские. И во главе перечня прекрасная русская фамилия — Перевощиков, командир саперного батальона, в котором Рабинович был только начальником штаба... Вот и все...
Среди книг, которые я усиленно рекомендую прочитать, назову книгу Елены Ржевской «Была война». В книге этой есть интереснейшие страницы, посвященные истории обнаружения и идентификации тел Гитлера и Евы Браун, поиски, в которых Е. Ржевская, в те дни военная переводчица, принимала непосредственное участие.
Как же она провела день 9 мая 1945 г.? А вот так. К тому дню два обгорелых тела мужчины и женщины и двух собак обнаружены были в одной из воронок во дворе имперской канцелярии. Е. Ржевская присутствовала при этой находке. А через несколько дней, в ночь на 9 мая, полковник Горбушин, ее начальник, вручил ей коробку темно-бордового цвета с мягкой прокладкой внутри, обшитой атласом, и сказал, что она головой отвечает за ее содержание. В коробке находились зубы найденного в воронке обгорелого мужчины. Не Гитлера ли это зубы?
И вот на следующий день она отправилась с этой коробкой в руках на поиски зубного врача Гитлера. Об этом длинный и очень интересный рассказ. Сначала был найден врач-ларинголог, проф. Айкен, лечивший Гитлера после покушения на него (у него были порваны барабанные перепонки), потом при его содействии фрейлейн Хойзерман, ассистентка личного дантиста фюрера, бежавшего проф. Блашке, и, наконец, в подвалах имперской канцелярии рентгеновские снимки челюстей Гитлера и золотые коронки, которые не успели вставить. Все подходило одно к одному. Зубы, лежавшие в темно-бордовой коробке, оказались действительно зубами обгоревшего трупа в воронке от бомбы, зубами Гитлера...
Произошло это 9 мая 1945 года...
Любопытно, что много лет спустя, когда воспоминания Е. Ржевской были опубликованы, ей позвонил маршал Жуков (он был тогда уже в опале), предложил встретиться... И этому трудно поверить — но за чашкой кофе маршал признался Ржевской, что он о находке тела Гитлера ничего не знал. «Поэтому прошу, расскажите мне во всех подробностях...» Невероятно, но факт, мне об этом рассказала сама Елена Ржевская.
Вот так завершилась война, одна из страшнейших в истории человечества. Я в тот день пьянствовал где-то на склонах Днепра, гонконгский мой знакомец Коля мчался со своим лейтенантом Браиловским по разбомбленным дорогам Германии в Париж, Леонид Наумович Рабинович пытался разгадать таинственную карту с грифом «Секретно», Е. Ржевская с коробкой, где были зубы Гитлера, разглядывала на свет рентгеновские снимки пасти людоеда. А остальные? Солдаты, сержанты, капитаны и генералы? Все на радостях стреляли в воздух и пили. И день, и два, и три! Интересно, сколько было выпито за эти дни? Но тут статистика спасовала. Не до этого было...

9. 05. 84 г.


2014—2023 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.
Flag Counter