Главная Софья Мотовилова Виктор Кондырев Александр Немец Благодарности Контакты


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Видеоканал
Воспоминания
Круг друзей ВПН: именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр. искусстве
ВПН с улыбкой
Поддержите сайт
Баннеры



Воспоминания о Викторе Платоновиче Некрасове

Жорж Нива

Мсье Некрасов!

(к 75-летию Виктора Некрасова)

Статья

Написана 15 мая 1986 г.

«Из книги друзей — Виктору Некрасову»

Журнал «Время и мы» 1987, № 98

* * *

* * *

Стр. 217-219

* * *

Около полутора лет назад группа друзей Виктора Платоновича Некрасова затеяла книгу — в честь его 75-летия (1986 г.). Сейчас, когда писателя среди нас уже нет, редакция «Время и мы» решила опубликовать некоторые тексты из этой книги, подготовленной к печати Ефимом Григорьевичем Эткиндом. Итак, «Из книги друзей — Виктору Некрасову».
 


Обложка альбома, сделанного Ефимом Эткиндом к 75-летию ВПН.
Фотография Виктора Кондырева
 

Стр. 217—219

Жорж Нива


Мсье Некрасов!

Однажды Виктор Некрасов увидел портрет своего любимого писателя О’Генри — и удивился: какой-то кассир в накрахмаленном воротничке, а не писатель! Если бывают писатели, похожие на свое творчество, и писатели, совершенно (по внешности) чуждые собственному творчеству, то он, Некрасов, решительно принадлежит к первым. Писатель-антипрофессионал, писатель-«зевака» — мы любим его, прежде всего, за удивительное совпадение его самого и его творчества. Он образец чистого «любительства» в искусстве, т.е. такой искренности, что, право же, не отличишь пишущего от написанного!

Жизнь без юмора для него непредставима. При этом сама жизнь — от Мамаева Кургана до рю Ла Фонтэн — не очень-то старалась «поставлять» материал для юмора. Но юмор не в материале жизни, а в ее потребителе. Виктор Некрасов — хороший, очень талантливый потребитель той тонкой, хрупкой, часто мрачной материи, которую именуют «жизнью».

Хотя сожаление это совершенно нелепо, я жалею, что не видел его мальчиком в коротких штанишках на киевских улицах, учеником 43-й трудовой школы в эпоху «Дальтонплана», когда программа по литературе сводилась к Радищеву и Ал. Гастеву, студентом театрального училища, без ума от Ле Корбюзье, младшим лейтенантом под Сталинградом, счастливым лауреатом Сталинской премии.

Я познакомился с ним лишь в 1962 году, когда он приехал в Париж с К. Паустовским и А. Вознесенским. Я только что прочел тогда «Киру Георгиевну» и после нашей встречи написал свою первую статью — о нем. С тех пор я видел его много раз — в Москве и в Париже, в Женеве и в Венеции, в трусиках и в кимоно (но при галстуке — никогда!). Места меняются, а Виктор Некрасов все тот же: блестящий непрофессионал жизни.

Он слишком ленив, чтобы вести дневник. Но, говоря откровенно, я не думаю, чтобы он нуждался в дневнике. Дневники нужны пуританам и профессиональным «великим людям». Слава Богу он  ни то и ни другое.

Из всех моих встреч с ним самая незабываемая была в Лозанне, у «дяди Коли», его дяди-гляциолога. Жизнь в эмиграции начиналась, маленькая печальная музыка уже звучала в ушах, но как бодро и моложаво выглядел Вика под градом упреков дяди, идеалиста-прогрессиста! И тут я понял: а ведь нечего жалеть, что я не видел его ни в Киеве, ни под Сталинградом, ни в день вручения Сталинской премии. Он не изменился! Не изменился его голос. Мальчик Вика, юноша Вика, Вика – начинающий писатель стоит сейчас на синем фоне швейцарского озера.

Голос не изменился, но глаза неспокойны: они жадно глотают все вокруг. Кто еще в нашей современной литературе умеет так видеть? Просто видеть — с террасы «Эскуриала», на Гар дю Нор? Он удивительный зритель нашей эпохи. Зритель Киева, Москвы, многих и многих мест, но прежде всего — для меня — Парижа.

Он поистине принадлежит к той «Парижской школе», которая дала нам Дюфи и Делоне в живописи, Мак-Орлана в литературе. Он акварелист Парижа.

Виктор Некрасов не любит барьеров. Ему хочется побывать по обе стороны стен, океанов, всего того, что разъединяет людей. Он — самая гениальная реклама туризма. В этом, по-моему, вся его политическая программа: «отурищение» планеты. Умная и полезная программа.

А самое поразительное в нем — и, может быть, он это не совсем сознает — вот что: сам он — по обе стороны европейской литературы. Хотя его французская лексика не очень-то обогатилась за последние семьдесят лет, он — и французский писатель. По духу, по юмору, по манере топтать тротуары Сен-Жермена и ловить неуловимый «эспри» парижской поэзии. Французы сами еще не знают об этом. Узнают, я уверен.

Дорогой Вика, ты не любишь больших опусов, это всем известно. За одним исключением: «Войну и мир» ты читал уже семь раз, — и мы желаем тебе еще семь раз перечитать твою и нашу любимую книгу. Ну, и еще «Три мушкетера», хотя я точно не знаю, сколько раз ты их читал, может быть, семижды семь. Наши академические тома — нет ни малейшей надежды заставить тебя в них заглянуть. Ну, что делать! Вычеркиваем тебя раз и навсегда из куцего списка нашей элиты. Зато ты, без сомнения, почетный член великой братии читателей Дюма. Не тоскуй по своему дому. Он здесь и везде, в некоей вечной Гаскони, в самом тебе.

Жорж Нива


 
 

2014—2023 © Международный интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов ссылка на
www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы В. Л. Кондыревым.
Flag Counter