ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Произведения Виктора Некрасова

ТЕАТР

Пьеса о мужестве

Статья

«Правда», 1949, 26 ноября,, № 330 (11437),  с. 2




Стр. 2



В пьесе молодого киевского драматурга Ю. Бураковского «Завет живым» — о Юлиусе Фучике, опубликованной в украинском литературном журнале «Вiтчизна», имеется ремарка: перед началом спектакля на киноэкране появляется надпись — цитата из книги Фучика «Слово перед казнью»:
«Помните: не было безымянных героев. Были люди, у каждого свое имя, свой облик, свои чаяния и надежды... Каждый, кто был верен будущему и умер за то, чтобы оно было прекрасно, достоин памятника».

Это как бы эпиграф, который предпосылает драматург своему произведению. Именно это стремление — воссоздать образы верных будущему людей, истинных патриотов, рассказать о чешских коммунистах, стойких и мужественных, — лежало в основе творческого замысла драматурга и коллектива Киевского академического театра имени Ивана Франко, осуществившего эту постановку.

Всякому, читавшему прекрасную книгу Фучика, ясно, какую благородную и сложную задачу поставили перед собой автор пьесы и коллектив театра. Ведь «Слово перед казнью» стало любимой книгой советского читателя. Она показывает, на что способен человек, убежденный в правоте дела Ленина — Сталина, на что способен настоящий коммунист.

Сложность заключается в том, что в пьесе о Фучике нужно не только перевести на язык сцены «Слово перед казнью», а на материале книги создать цельное драматургическое произведение, которое дополняло бы и развивало идею книги. Сам Фучик писал: «То, что я сейчас расскажу, — сырой материал, свидетельские показания, не больше. Фрагменты, которые мне удалось подметить на малом участке...». И действительно, в «Слове» преимущественно показаны героизм и самоотверженность коммунистов-узников, их стойкость и мужество в фашистских застенках. Пьеса же должна полнее рассказать о коммунистах — организаторах победы над фашизмом. И драматург вместе с коллективом театра в основном справился с этой задачей.

Немного действующих лиц в пьесе, показан как бы участок боевого фронта — «окоп, выдвинутый далеко за передний край» (Ю. Фучик), но за этой группой чувствуется героическая армия, закаленная армия коммунизма. Мы видим на сцене замученных, избитых до полусмерти людей, которые, однако, не только не потеряли связей с внешним миром, а, наоборот, с еще большей настойчивостью продолжают борьбу. Узники Панкраца — не заключенные, они бойцы. Это даже не героическая оборона, это наступление, и камера Фучика — его штаб. Здесь задумываются диверсии на заводе авиационных моторов «Юнкерс», сюда поступают сведения об успехах чешских патриотов. И Юлиус Фучек не только конкретный герой, коммунист, редактор «Руде право», это обобщенный образ руководителя народа. Так его задумал автор пьесы, и таким его показывает актер В. Добровольский — смелым, инициативным, полным жизни, ни на одну минуту, ни при каких обстоятельствах не забывающим, что он прежде всего коммунист.

И вместе с ним — его доузья, товарищи по партии. Доктор Недвед (актер Терентий Юра), Лида Плахова, связная Фучика (актриса Орловская), рабочий-подпольщик Зденек Ванчура (Фещенко), учитель Пешек (Ватуля), хозяин явочной квартиры Елинек (Нелидов) и его жена Мария (Бжеская), чертежница на заводе «Юнкерс» Анна Клемент (Васильева) и, наконец, жена Фучика — Густина (Осмяловская) — все это бойцы одной армии. хотя разделенной стенами тюрьмы, но не прекращающейся борьбы. Актерам, каждому в силу его дарования. одним с большим, другим с меньшим успехом, в целом удалось осуществить замысел автора.

Не все в пьесе удачно. Она длинна, композиция ее рыхловата, местами текст излишнне риторичен. Здесь вина и автора, и театра. В совместной работе они могли добиться и значительно большей стройности пьесы, могли и сжать ее — от этого она только выиграла бы. Не получились в спектакле фигуры гестаповцев — комиссара Фридриха (Шкрёба) — ни автору, ни театру не удалось избежать штампа. Исключением в этом отношении является артист Панасьев, остро и иннтересно сыгравший эпизодическую роль капрала в гестапо.

Театр поступил правильно, выбрал пьесу молодого автора и осуществив ее постановку на сцене. Несмотря на отдельные недостатки, которые драматургу и театру следует устранить в дальнейшей работе, спектакль. поставленный Б. Нордом, смотрится с волнением.

Воплощенные на сцене образы Фучика и его товарищей служат примером того, каким должен быть настоящий коммуннист, в каких бы тяжелых условиях он ни оказался.

     г. Киев.

2014—2018 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
© Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
Flag Counter