ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
Письма
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

«Тайная история сталинских преступлений»
Александра Орлова

Рецензия для радио

18 апреля 1984 г.

В предисловии к своей книге автор пишет: «Вплоть до 12 июля 1938 года я был членов Всесоюзной коммунистической партии большевиков и советское правительство последовательно предоставляло мне ряд ответственных постов. Я принимал активное участие в Гражданской войне, командовал партизанскими отрядами на Юго-Восточном фронте, действовавшими в тылу врага, и отвечал за контрразведку. В 1924 году был назначен заместителем председателя Экономического управления ОГПУ, а в 1926-м — начальником Экономического отдела Иностранного управления ОГПУ. В 1936 году Политбюро направило меня в Испанию, советником Республиканского правительства для организации контрразведки и партизанской войны в тылу врага. В Испании я пробыл с сентября 1936 года до 12 июля 38-го, дня, когда я порвал со сталинским режимом.»

Вот в двух словах биография генерала всесильной тайной полиции, оказавшегося на Западе и сумевшего собрать, а затем и вывезти из Советского Союза совершенно секретные сведения о преступлениях Сталина.

«Я записывал указания, устно даваемые Сталиным, — пишет он в своем предисловии, — руководителям НКВД на кремлевских совещаниях, его указания следователям, как сломить сопротивление подвижников Ленина и вырвать у них нужные признания, личные переговоры Сталина с некоторыми из его жертв и слова, произнесенные этими арестованными в стенах Лубянки. Эти тщательно скрываемые секретные материалы я получил от самих следователей НКВД, многие из которых находились лично у меня в подчинении. Среди них был мой бывший заместитель Миронов (в дальнейшем начальник Экономического управления НКВД) и Борис Берман, заместитель начальника Иностранного управления НКВД.»

Как видим, Александр Орлов человеком был сведущим, ему было о чем рассказать. Что он и сделал, рискуя многим, в том числе и жизнью. Он чудом вырвался — получив приказ Ежова вернуться в Москву, он понял, что это конец. Что с ним собираются расправиться. И он бежал, захватив с собой жену и дочь. Оказавшись в Америке, сразу же написал письмо Сталину, мол, опубликует всё известное ему о нём, если он расправится с оставшимися в Москве его матерью и матерью его жены. Внял ли его ультиматуму Сталин — неизвестно. Книга вышла уже после смотри Сталина.

О чем же поведал нам в своей книге Александр Орлов? Приведу слова Виктора Перельмана, которому мы обязана выходом этой книги на русском языке. В своем «Обращении к читателям» он пишет: «Пусть Сталин был дьяволом во плоти, но сколь жалки и ничтожны те, кто оказался под сапогом тирана, каким поразительно равнодушным выглядит окружающий мир. Да и вообще, задаюсь я вопросом, много ли стоят ценности цивилизации, если в её рамках были возможны Сталин и сталинизм.»

Со страниц книги Александра Орлова мы слышит исполненные ужасом голоса тех, кого он замучил и убил. Убив, предварительно использовав, а затем растлив каждого в отдельности. Вместе с Каменевым и Зиновьевым низверг и изгнал Троцкого. Убил потом. А с ними расправился в союзе с Бухариным, который прозрел слишком поздно и тоже был убит, в одной компании с Ягодой. Потом убит был и Ежов, сменивший Ягоду. А ведь совсем недавно они, Ежов и Ягода, стояли рядом в роковую августовскую ночь 1936 года в подвале здания НКВД, наблюдая, как происходит расстрел Каменева и Зиновьева.

Мы слышим их голоса, если не из подвала, то из кабинета Сталина. О встрече Сталина с Каменевым и Зиновьевым рассказывает Миронов, в то время начальник Экономического управления НКВД. На этой встрече, на которой, кроме Сталина, присутствовал и Ворошилов, Зиновьев взывал к благоразумию Сталина, заклиная его отменить судебный процесс и доказывая, что он бросит на Советский Союз пятно небывалого позора. Сталин тем не менее потребовал от них, чтобы они подчинились воле партии и за это обещал сохранить им жизнь.

— А где гарантия? — спросил Каменев

— Гарантия? Какая может быть гарантия? Это просто смешно! Может быть, вы хотите официального соглашения, заверенного Лигой Наций? — Сталин иронически усмехнулся. — Зиновьев и Каменев, забывая, что они не на базаре, где идет торг об украденной лошади, а на Политбюро Коммунистической партии большевиков, они себе внушили, что мы организуем процесс специально для того, чтобы их расстрелять. Это просто неумно! Как будто мы не может расстрелять их без всякого суда, если сочтем нужным. Зиновьев и Каменев забывают, что мы, последователи Ленина и не хотим проливать кровь старых партийцев, какие бы тяжелые грехи по отношению к партии за ними не числились.

Каменев и Зиновьев обменялись многозначительными взглядами, потом Каменев встал и от имени их двоих заявил, что они согласны предстать перед судом, если им обещают, что никого из старых большевиков и членов их семей не расстреляют, и впредь, за участие в оппозиции не будут выносить им смертные приговоры.

— Это само собой понятно, — сказал Сталин.

Потом был суд и всех расстреляли.

Именной список убитых Сталиным немыслим. Соратники, враги, друзья, родственники, писатели, следователи, следователи следователей, вся верхушка армии, не только верхушка, чуть ли не половина комсостава, не говоря уже о миллионах крестьян, якобы кулаков и просто ни в чем не повинных людей. Даже своего любимца, пятнадцать лет верно служившего ему начальника личной охраны Палкина, весельчака и знатока всех сталинских прихотей, в прошлом парикмахера Будапештской оперетты, которому разрешено было немыслимое — орудовать бритвой у самого горла вождя, и то убил!

Задолго до всех процессов, летним вечером 23-го года, в дружеской беседе с Каменевым и Дзержинским, Сталин высказал будто бы следующую мысль: «Выискать врага, обработать каждую деталь удара, насладиться неотвратимостью мщения и затем пойти отдыхать. Что может быть слаще этого!»

Сталин был злопамятным, обид не прощал, а если не за что было обижаться, убивал за то, что слишком много знали.

2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В.Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                
Система Orphus

Flag Counter