ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
Письма
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

Выставка Виталия Комара и Александра Меламида

Статья для радиопередачи

2 февраля 1986 г.

В первые жизни моей парижской жизни я занимался тем, что бегал с одной выставки на другую. Дорвался-таки до возможности посмотреть всё, чем богато ныне современное искусство. А недостатка выставок в Париже, как вы можете догадаться, не бывает. Бегал, бегал, удивлялся, утомлялся, разводил руками и, в конце концов, перестал удивляться и разводить руками. Просто перестал ходить. Нет, понял я, это не для меня! То ли недорос, то ли перерос.

Но когда на газоне того самого парка у Елисейских полей, на аллее Марселя Пруста, я натолкнулся на скульптуру итальянца по имении Микеланджело (фамилию забыл), я понял, что утомлял себя зря, лучше пойти уставать в Лувр.

Всё это я веду к тому, что к современному, так называемому авангардистскому искусству, отношусь, по меньшей мере, скептически. Короче, интерес к современному искусству у меня несколько приупал. На прошлогоднюю выставку ФИАК (Международную ярмарку современного искусства в гран-Пале) я просто не пошел.

Но все же, нет-нет, а на какие-то выставки хожу. Преимущественно ретроспективные — Ренуар, Боннар, Шагал, или на своих же русских художников, оказавшихся сейчас на Западе. Чего достигли, акклиматизировались ли в капиталистическом мире бывшие участники прогремевшей на весь мир московской бульдозерной выставки, мне всегда интересно. Поэтому и на выставку двух бывших москвичей, живущих сейчас в Нью-Йорке, Комара и Меламида, я пошёл. Выставка была устроена в самом центре Парижа, в одном из крыльев Лувра, и длилась больше месяца. Несколько дней тому назад она закрылась.

Впервые о существовании этих художников я узнал несколько лет тому назад из газеты «Новое Русское Слово». Статья о них сопровождалась тремя-четырьмя фотографиями их картин, на одной из которых они оба, бородатые и усатые, изображены в виде пионерчиков, в красных галстуках и коротких штанишках, славящих Сталина. Один трубя в трубу, другой отдавая салют. Оба перед бюстом Отца народов. Забавно, подумал я.

Сейчас, попав на их выставку, понял, что не только забавно. Где-то грустно, где-то смешно, где-то не совсем понятно, где-то даже трагично. Но всё это — и грустное, и смешное, и трагичное — пронизано иронией. Иронией, насмешкой, тем, чего так не хватает современному искусству. Да и не только современному. Их ирония пародийна, и именно в этом их, Комара и Меламида, искусство убийственно. Для соцреализма в данном случае. Того самого, которым мы нажрались до тошноты во всех Манежах, павильонах Выпердоса (Выставки передовых достижений) и на станциях «лучшего в мире метро».

Главный герой на картинах художников — товарищ Сталин. Красивый, усатый, мудрый, он мало отличается от налбадяновских или подобных ему — такой же спокойный, уверенный, за всех нас думающий и все наперед знающий. Но… И в этом-то «но» и зарыта собака.

Пародия — одно из сильнейших оружий искусства. Ирония — оселок, на котором оно точится. В руках, кистях Комара и Меламида оно уничтожается, смертельно. Они бьют и хлещут по физиономии соцреализма его же, соцреализма, оружием, его же калашниковым. Всё в полотнах этих двух бывших москвичей, воспитанных на Бродском, Томском и прочих Вучетичах и реалистично, и знакомо до дрожи. Тот же взгляд, то же отсутствие морщин, те же аккуратные складки, те же тяжелые руки… Но рядом… музы! Это, кажется, наиболее известные из всех картины — «Сталин и музы». Нет, не Молотов и Каганович рядом с ним, и не великий Ленин позади, а именно музы, символ всего самого прекрасного и неувядаемого, как прекрасен и неувядаем соцреализм. А на другой картине – «Ялта», несколько загадочный, рядом с ним не нимфы. А не дать не взять Рузвельт, но почему-то не с утомленным лицом президента, а с мордашкой Е. Т., прилетевшего на Землю забавно-трагического инопланетянина из фильма «Экстратеррестр». Черчилля на этой встрече нет, зато есть выглядывающий из полумрака Гитлер с пальцем на устах, мол, т-с-с, тише, вот увидите, что из всего этого получится. Может быть, надуманные или придуманный поворот художников, но что-то в этом есть…

На парижской выставке показано далеко не все, сделанное художниками. В каталоге репродукций куда больше. А кое-что, на мой взгляд, и не стоило показывать. Я не в диком восторге от аполитичных, не всегда пристойных полу-коллажей, полу-абстракций. Но в Сталинской серии я особенно выделил бы портрет Иосифа Виссарионовича, разглядывающего самого себя в зеркало. Смотрит на себя, преподнесенного ему все теми же Налбадяном или Хмелько, и не верит. Врёшь, братец, не такой ты, совсем другой… И этому другому, какой я есть на самом деле, я тоже не верю. Считаю, портрет с саморазоблачением великой удачей художников.

Я за иронию, за пародию, это большое искусство.

2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
Фотоматериалы для проекта любезно переданы
В.Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                                
Система Orphus

Flag Counter