ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
«Радио Свобода»
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Круг друзей и знакомых Виктора Некрасова — Киев

Леонид Осыка

Осыка Леонид Михайлович (8 марта 1940, Киев — 16 сентября 2001, Киев) — кинорежиссёр и сценарист. Заслуженный деятель искусств УССР (1988). Народный артист Украины (1998). Лауреат Государственных премий Украины имени Тараса Шевченко и Александра Довженко. Имя режиссера внесено в «Золотые имена Украины».

Окончил Одесское театрально-художественное училище (1959), затем — ВГИК (1965).

С 1965 года работал на Киевской киностудии имени А. Довженко.

Фильмография:
  • 1965 — «Входящая в море»;
  • 1966 — «Кто вернётся — долюбит»;
  • 1968 — «Каменный крест»;
  • 1971 — «Захар Беркут»;
  • 1973 — «Дед левого крайнего» (также автор сценария);
  • 1976 — «Тревожный месяц вересень»;
  • 1978 — «Море» (также автор сценария);
  • 1982 — «…которого любили все» (документальный);
  • 1985 — «Поклонись до земли»;
  • 1987 — «Войдите, страждущие!»;
  • 1989 — «Этюды о Врубеле» (также соавтор сценария, совместно с С. И. Параджановым);
  • 1991 — «Подарок на именины» (также автор сценария);
  • 1993 — «Гетманские клейноды» (также автор сценария).

  • Секретарь правления Союза кинематографистов Украины (1990—1993).

    Жена — заслуженная артистка Украины Светлана Александровна Князева (род. 1961). Автор книги о Леониде Осыке «Такая вот жизнь и такое кино: по дневникам (1984—1994)». — Киев, 2010.


    Отрывок из книги Светланы Князевой
    «Такая вот жизнь и такое кино: по дневникам (1984—1994)». — Киев, 2010. — 360 с. — с. 269—271




    <...>
    Лёня приехал из Москвы с Борисом Хмельницким. Привезли картонный ящик деликатесов: бананы, ветчину, зефир в шоколаде, шпроты, печень трески. У нас праздник! Нашу картину приняли в «Совэкспортфильм»! Гуляем!



    Леонид Осыка и Светлана Князева, 1985.
    Из архива С. А. Князевой





    Борис Хмельницкий в картине «Этюды о Врубеле», 1989.
    Из архива С. А. Князевой


    Борис ушёл из Театра на Таганке. Рассказывал, что «старички» во главе с Николаем Губенко испортились, что нет в театре былого понимания и единения. А он, Борис, будет делать ставку на кино и привёз Леониду Осыке сценарий для фильма по рассказу Алексея Толстого «Чёрная пятница».
    — Для Светланы там есть симпатичная роль жены русского писателя-эмигранта, у неё хорошее имя — Мура.

    Меня попросили почитать сценарий вслух. Он понравился нам с Лёней. Борис предложил:
    — У меня в ФРГ есть друг, продюсер Юра Михайлов, я переговорю с ним по поводу этого сценария. Может быть, он организует совместную постановку с ФРГ?
    На что Лёня сказал:
    — Я не выездной. Вряд ли меня выпустят в капстрану. Мне по секрету сообщил один кгбист, что я «на учёте». Ведь я общался с диссидентами Иваном Дзюбой, Аллой Горской, дружил с писателем-эмигрантом Виктором Некрасовым (автором в «Окопах Сталинграда»). Мы с ним даже однажды попали в медвытрезвитель о чём сразу же сообщили по «Голосу Америки», и нас спешно выпустили. Я дружу с Сергеем Параджановым и со многими другими «неблагонадёжными» людьми, с точки зрения КГБ и компартии. Да и сам я частенько говорил негодяям то, что думал о них на самом деле. Директор фильма Татьяна Кульчицкая однажды сказала мне: «Лёня, ты так смело высказываешь свое мнение о людях, стоящих у власти, будто за твоей спиной стоит, как минимум, генерал КГБ!» За моей спиной нет генерала, поэтому меня вряд ли выпустят из Союза.
    — Ну, это мы ещё посмотрим, — сказал Борис. — Времена меняются. Уже даже Параджанова выпустили впервые за границу, в Роттердам, на вручение премии «20 режиссеров будущего»!
    — Кстати, о Викторе Некрасове хочу рассказать забавную историю, — заулыбался Лёня. — Мы с Виктором Платоновичем прогуливались по Крещатику. Когда дошли до Пассажа, где он жил, он пригласил меня в гости. Мы зашли в квартиру. Я увидел его старенькую мать, спавшую в кресле. Виктор стал что-то громко рассказывать, а я говорю ему: «Нам надо потише разговаривать, чтобы не разбудить маму». На что Некрасов мне сказал «Моя мама оглохла еще в 1917 году от выстрелов «Авроры», так что не бойся, мы её не разбудим».
    Мы с Борисом рассмеялись, а Лёня продолжил воспоминания о любимом писателе и друге.

    Когда мы с Виктором Платоновичем попали в медвытрезвитель, милиционер начал записывать наши данные. Он обратился к Некрасову: «Назовите свою фамилию, имя, отчество». Виктор сказал: «Пишите... Барклай-де-Толли..., через черточки, да-да, правильно, а год рождения? ...1776... вы пишите, пишите...»




    Виктор Некрасов перед Капитолием,
    зданием Конгресса США. Вашингтон, 1960
    Из архива С. А. Князевой



    Автограф Виктора Некрасова для Леонида Осыки:
    «Дорогой Леня —
    будешь в Вашингтоне веди себя приличнее.
    Обнимаю! В. Некрасов 9/V 73».
    Из архива С. А. Князевой



  • Светлана Князева «Такая вот жизнь и такое кино: по дневникам (1984—1994)»


  • 2014—2018 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    © Viсtor Kondyrev Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Flag Counter