ГлавнаяСофья МотовиловаВиктор КондыревБлагодарностиКонтакты
`


Биография
Адреса
Хроника жизни
Семья
Произведения
Библиография
1941—1945
Бабий Яр
«Турист
с тросточкой»
Дом Турбиных
Письма
Документы
Фотографии
Рисунки
Экранизации
Инсценировки
Аудио
Воспоминания
Круг друзей ВПН:
именной указатель
Похороны ВПН
Могила ВПН
Могилы близких
Память
Стихи о ВПН
Статьи о ВПН
Фильмы о ВПН
ВПН в изобр.
искусстве
ВПН с улыбкой
Баннеры

Виктор Некрасов

О Владимире Высоцком

Статья для радиопередачи

8 августа 1982 г.

Высоцкого уже нет в живых, и мы мало как-то с ним в жизни встречались. Два-три раза в Москве, однажды в Париже, да в Киеве он был у меня однажды в гостях, когда театр гастролировал. Пел. Но так, посидеть вдвоем, выпить положенное, поболтать или пошататься по ночному городу, увы, не пришлось. Так что не знаю я его как человека. Знаю, как поэта, барда, певца, знаменитого, любимого, и хриплый голос и мысли его доходят до меня, обычно, сквозь звон стаканов, оживление, шум, обязательное: «А теперь эту, эту, эту!» Сейчас я встретился с ним по-иному — взял в руки книжку под названием «Нерв» (говорят, в Москве она стоит 200 рублей) и в тишине и покое садика моих друзей погрузился в неё. Погрузился в военные песни, военные стихи…

Люди воевавшие это некий клан, некое содружество, братство. Им всегда есть о чем поговорить, вспомнить, будь это даже через сорок лет, и бывший солдат с генералом в отставке. И к людям не воевавшим относятся они если не свысока, то во всяком случае, терпят их за столом только в качестве молчаливых слушателей. «Не знаете? Не были? Так и не перебивайте!» А те, кто не были — молодежь, дети, внуки — переглядываются, ну вот, пошёл, завел свою волынку… «Землянку» обязательно затянет, слезу пустит…

И другое — с горечью вспоминаешь вдруг, что где-то зазря положил людей, не уберег, а поступи ты, командир, в ту минуту иначе, и был бы жив Ванька, или Петька, такие славные ребята… Об этом хорошо написано у Кондратьева в его «Знаменательной дате» — пьяный полковник со своим бывшим солдатом вспоминают некую операцию, за которую полковник до сих пор простить себя не может.

И тут я вспоминаю, увы, тоже покойного, Леню Быкова. Прекрасного актера, режиссера и замечательного человека. Мы снимали картину «Солдаты». Было это 25 лет тому назад. И подыскивали актера на роль Валеги, сумрачного и очень хорошего солдата. Натолкнулись в поисках своих на Быкова, он работал тогда в Харьковском театре русской драмы. Очень он нам понравился и начали мы выпрашивать на съемки его у директора театра. Тот ни в какую! И Лёня тогда, помню, сказал: «Дорогой Иван Иванович (или как там его звали, директора театра), поймите, ведь мы никогда не воевали, не отказывайте же мне хоть так, в кино, принять участие в Отечественной войне, ведь это так нам нужно!» И на глазах у него появились слезы. Так и Высоцкий (они, очевидно, ровесники), ему тоже хотелось участвовать в этой войне, очень хотелось. И тут я, участник, могу сказать Володе: «Дай руку, мы вместе воевали. Не рядом, но на одной войне. И ты сумел рассказать, пропеть своим сверстникам, и они слушают тебя, и верят. И я слушаю, и верю»

Слушаю тебя и верю, потому что ты пишешь о том, о чем мы малость подзабыли, что отодвинулось, заслоненное этими ночными беседами у коптящей гильзы в блиндаже, и всеми событиями последующих лет…

Я держу в руках твою книжку, чувствую твой «Нерв», благодарю за песни.

               «Я Як-истребитель
               Мотор мой звенит,
               Небо моя обитель,
               Но тот, который во мне сидит,
               Считает, что он — истребитель.»

Благодарю за «Разведку боем», с припевом:

               «Так, кто со мною, с кем идти?
               Так, Борисов, так, Леонов
               И еще вот этот тип, из второго батальона»
               И по очереди гибнут они, и «парнишка затих из второго батальона».

Но вот об одной песни мне хотелось бы с тобой поговорить, но… тебя уже нету. О той, в которой строчки:

               «И от ветра с востока пригнулись стога,
               Жмётся к скалам отара,
               Ось земную мы сдвинули без рычага,
               Изменив направленье удара»

Стога, скалы, отара… И пахнуло на меня вдруг знойным воздухом Афганистана. Ни песен, ни стихов об этой войне нет, есть только трупы. Афганские и наши, молодых ребят, не ведающих, что творят, или ведающих и заглушающих гашишем… Нет спасительной своей водки и родного самогона… И ничего-то мы об этой войне не знаем, ни мы, живущие на чужбине, ни те, кто остался дома. Только похоронки напоминают матерям об этой страшной, позорной, ненужной войне…

Я знаю, будь ты жив, ты не мог бы пройти мимо её. Она, далёкая и, в тоже время, близкая, задела бы тебя не меньше, чем та, которая была еще дальше от тебя. А может, ты вовремя умер и никто тебя за те, ненаписанные, но которые могли быть написаны, песни не схватит за ворот и не толкнёт, нет, не на Запад, на Восток, самый Дальний Восток… Да, сесть бы и поговорить... Но тебя нет…



  • Виктор Некрасов «О военной тематики в песнях Владимира Высоцкого»

  • Юрий Дулейран «Выключите вашего Высоцкого!»


  • 2014-2017 © Интернет-проект «Сайт памяти Виктора Некрасова»
    При полном или частичном использовании материалов
    ссылка на www.nekrassov-viktor.com обязательна.
    Фотоматериалы для проекта любезно переданы
    В. Л. Кондыревым.                                                                                                                                                                                                                               
    Система Orphus

    Flag Counter